Космический бюджет для «летающей тарелки»

Алексей Щукин
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
21 февраля 2011, 00:00

Стоимость строительства питерского стадиона на Крестовском острове выросла за четыре года почти в пять раз. Это может стать негативным прецедентом в преддверии масштабной подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года

Фото: Interpress/Photoxpress.ru
Как и в 2007 году, власти Санкт-Петербурга сегодня обещают, что стадион будет введен в строй через два года. Ахиллес никогда не догонит черепаху…

Крупный питерский долгострой — стадион на Крестовском острове — внезапно оказался в центре внимания. Депутаты законодательного собрания утвердили очередное увеличение бюджета стройки — на этот раз ни много ни мало на 9,4 млрд рублей. Одновременно с этим губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко запросила 10 млрд рублей у федерального центра. Аргументация такова: изменения в проекте и рост сметы частично связаны с тем, что стадион перепроектировали под чемпионат мира по футболу-2018.

Стоимость строительства спортивной арены на сегодняшний день оценивается примерно в 30 млрд рублей. Это делает ее вторым по дороговизне стадионом в Европе после лондонского Уэмбли.

Не так осметили

История строительства стадиона на Крестовском острове заслуживает отдельной главы в ненаписанном учебнике «Как не надо строить». Взрывной рост бюджета проекта, многочисленные переносы сроков ввода объекта, смена подрядчиков, практически постоянное перепроектирование объекта в процессе стройки, демонтаж уже возведенного — кажется, все беды, которые могут случиться со стройкой, в этом проекте приключились.

А начиналось все красиво. В 2004 году власти Санкт-Петербурга приняли решение о строительстве нового стадиона. Тогда говорили, что стоимость стадиона не превысит 100 млн евро. В 2006 году прошел международный архитектурный конкурс, где победил проект японца Кишо Курокавы. Новая арена, окрещенная летающей тарелкой, должна была стать инновационной. Стадион проектировался как многофункциональный и всесезонный: во время непогоды он должен был закрываться огромной раздвижной крышей размером 200 на 90 метров. Кроме того, футбольное поле по проекту должно было стать выдвижным — в свободные от матчей дни выкатываться автоматически с арены, чтобы на травяной газон попадало необходимое количество света.

В 2007 году старый стадион имени Кирова на Крестовском острове демонтировали и начали строить новую арену. На этом этапе считалось, что стадион на 62 тыс. зрителей будет построен за 6,7 млрд рублей, что составляло порядка 250 млн долларов.

Уже на ранней стадии проекта мутации подверглась финансовая схема. При запуске планировалось, что стройку профинансирует «Газпром», поскольку стадион прежде всего нужен принадлежащему монополии футбольному клубу «Зенит». Но в какой-то момент газовая компания устранилась, и стройка стала бюджетной. Заметим, что для бюджета Санкт-Петербурга миллиарды на стадион — это весьма существенная статья расходов.

Но главные проблемы возникли уже на стройке. Подрядная компания «Авант», выигравшая конкурс, примерно за год освоила почти весь бюджет (5,4 из 6,7 млрд). При этом она смогла только сделать проект, частично свайное поле, причал для грузов и энергоцентр. Гос­контракт с подрядчиком в связи с удорожанием работ был разорван в ноябре 2008 года. В декабре того же года руководитель «Аванта» Григорий Фельдман погиб в автокатастрофе, оставив долгов перед субподрядчиками более чем на 620 млн рублей.

В новом конкурсе на подрядчика вы­играла московская компания «Инжтрансстрой». К этому времени смета стройки заметно увеличилась. В мае 2008 года президент «Зенита» и одновременно глава ОАО «Газпром нефть» Александр Дюков признал, что «предварительная смета составлялась на коленке». Приблизительные расчеты архитектора Курокавы (сам автор концепции умер в 2007 году) были признаны очень неточными, к тому же масштаб земляных работ оказался якобы в восемь раз больше ожидавшегося. Реальные затраты на строительство г-н Дюков оценил в 14–15 млрд рублей.

Через несколько месяцев, в сентябре, давно ведущуюся стройку наконец-то окончательно осметили и официально просчитали. Главная государственная экспертиза согласовала проект и утвердила новую смету нового футбольного стадиона в размере 23 млрд 700 млн рублей (примерно 980 млн долларов), что почти в четыре раза больше суммы, прописанной в госконтракте. На дополнительное финансирование вновь попытались вывести «Газпром», но тот отказался выкупить часть акций стадиона.

Срок окончания строительства сдвинули на два года — на осень 2010-го. Но и это не было концом мытарств. Дальше последовали многочисленные корректировки проекта. Его решили удешевить. В частности, конструкции из германского металла заменить железобетоном. Экспертиза отклонила подготовленный проект, подрядчик объяснил это тем, что за время перепроектирования изменились требования пожарной безопасности. Потом изменились требования ФИФА к стадионам. Потом Россия подала заявку на проведение чемпионата мира по футболу, и для того, чтобы в Санкт-Петербурге можно было провести полуфинал турнира, потребовалось увеличить вместимость стадиона до 68 тыс. человек. На перепроектирование во многом ушли и 2009, и 2010 годы.

Только перепроектирование будет стоить Санкт-Петербургу более 450 млн рублей. В январе этого года активно шел демонтаж уже готовых конструкций. По информации газеты «Санкт-петербургские ведомости», из-за изменений в проекте пришлось снять более 300 тонн стационарной кровли, ригельные балки и шесть из восьми 45-метровых опор. Есть вопрос и по внешнему виду стадиона: из-за многочисленных правок непонятно, насколько сохранятся фасады и сама идея проекта японского архитектора.

Историю со стадионом на Крестовском острове можно было бы считать неудачным совпадением целого ряда факторов, если бы не одно «но». Примерно такая же ситуация сложилась и с другим питерским мегапроектом — зданием Мариинского театра. Там тоже начинали красиво — с международного архитектурного конкурса. А закончилось дело скандалом с архитектором, катастрофическим увеличением бюджета и сроков строительства.

«В Санкт-Петербурге никогда не было единоличного хозяина типа Лужкова в Москве. Как ни странно, это делает ситуацию еще более уязвимой и открытой для коррупции. Крупных проектов в городе мало, разные группы влияния ожесточенно за них борются. Баланс сил весьма хрупкий. Как только одна из групп несколько теряет влияние, ее проекты атакуются конкурентами. В этой ситуации довести проект до конца крайне трудно», — открыл корреспонденту «Эксперта» тайны строительной кухни Санкт-Петербурга один из местных экспертов.

В чем же причина такой ситуации с крупными стройками? Банальный «распил» или некомпетентность? «Думаю, в этих проектах есть и то и другое, — говорит депутат законодательного собрания города Олег Нилов. — Главная же причина — отсутствие должного контроля за стройками и персональной ответственности за расходованием средств».

Стадион на Крестовском острове станет вторым по дороговизне в Европе после знаменитого лондонского Уэмбли

По высшему разряду

В середине февраля законодательное собрание Санкт-Петербурга утвердило новую стоимость стадиона. По сравнению с последним вариантом она увеличилась аж на 9,5 млрд рублей и достигла 33 млрд рублей (более 1 млрд долларов). Для того чтобы как-то успокоить общественность, появилась информация, что подрядчик согласен ужаться на несколько миллиардов рублей. Впрочем, многие в Санкт-Петербурге уверены, что стоимость если и будет пересматриваться, то в большую сторону. Ведь строить предстоит еще два года, новый срок ввода арены — конец 2012 года.

Стадион на Крестовском острове превратился, таким образом, во второй по дороговизне в Европе после знаменитого лондонского Уэмбли. Английская арена стоила полтора миллиарда долларов, но она выше классом и намного больше — вмещает 90 тыс. человек. В ней, в частности, более 10 тыс. мест только в одних ресторанах.

Согласно рекомендациям УЕФА, ориентировочная стоимость одного места на новых стадионах составляет 3 тыс. евро. Стадионы с ценой места 3–5 тыс. евро можно считать приемлемыми по цене. Стоимость места на арене в Санкт-Петербурге намного выше — более 12 тыс. евро. И гораздо выше, чем на культовых стадионах, построенных в последнее время в Европе. Парижский стадион-трансформер «Стад де Франс» (80 тыс. мест) обошелся в 450 млн евро. «Альянц-Арена» (70 тыс. мест) в Мюнхене стоила менее 350 млн евро. Новый лондонский «Эмирейтс» (60 тыс. мест), принадлежащий лондонскому «Арсеналу», считается дорогим, но и он намного дешевле нашей арены — 400 млн фунтов.

Депутаты же законодательного собрания, исследовав смету строительства, не нашли в ней завышения цены. Ведь питерский стадион, объяснили они, не имеет в мире аналогов, так как у него и раздвижная крыша, и перемещаемое поле. Депутаты плохо искали. Автор этих строк совсем недавно посетил строящийся стадион во французском Лилле, по функционалу весьма похожий на питерский. У этой арены-трансформера будет раздвижная крыша весом в 7400 тонн — тяжелее Эйфелевой башни. Часть поля тоже перемещается, под ним могут располагаться баскетбольная площадка или теннисный корт. Стадион возводится в том числе и для чемпионата Европы по футболу 2016 года и будет вмещать во время матчей 56 тыс. зрителей, что на 15% меньше, чем в Санкт-Петербурге. При этом, по данным ведущего стройку архитектурного бюро Valode & Pistre, стоимость строительства составит 263 млн евро, то есть он дешевле питерского более чем втрое.

Интересно, что во Франции нашли способ снизить и нагрузку на бюджет. Стадион строится по схеме частно-государственного партнерства. Местные власти вкладывают порядка 40 млн евро, кредит составляет 163 млн, а подрядчик — крупная строительная компания Eiffage — инвестирует оставшиеся 60 млн. Секрет схемы в том, что Eiffage получит круглогодичный стадион в управление на 30 лет и сможет компенсировать свои затраты за счет сдачи его в аренду футбольной команде, проведения концертов, спортивных турниров и пр. Через 30 лет, по условиям договора, стадион перейдет в собственность города уже без всяких обременений.

Белые слоны

Историю на Крестовском острове можно было считать частным несчастным случаем, если бы не ряд обстоятельств. К чемпионату мира по футболу 2018 года в России планируется построить 16 стадионов в 13 городах. За исключением двух строек (московских стадионов для «Спартака» и Динамо») инвестором должно выступить государство. В целом на строительство стадионов планируется выделить порядка 4 млрд долларов. Власти городов уже сегодня потирают руки в предвкушении золотого дождя. Можно предположить, что при освоении таких больших государственных средств ситуация легко может пойти по питерскому сценарию.

Проект японца Кишо Курокавы окрестили летающей тарелкой. Как стадион будет выглядеть после четырех лет непрерывных исправлений проекта, уже непонятно эксперт 741 1 Фото: Interpress/Photoxpress.ru
Проект японца Кишо Курокавы окрестили летающей тарелкой. Как стадион будет выглядеть после четырех лет непрерывных исправлений проекта, уже непонятно
Фото: Interpress/Photoxpress.ru

Со стадионами есть и еще одна проблема. Существует понятие «белые слоны». Так в Международном олимпийском комитете называют объекты, на которые нет спроса после проведения крупных соревнований. Так вот, большинство новых российских стадионов, очевидно, будут «белыми слонами». Минимальная вместимость новых стадионов — более 43 тыс. зрителей. На матчах чемпионата мира арены, скорее всего, будут заполнены, но после него их востребованность упадет. Сегодня только два футбольных клуба в стране — московский «Спартак» и питерский «Зенит» — имеют среднюю посещаемость чуть выше 20 тыс. На остальные команды ходит в среднем по 12 тыс. болельщиков. Совсем уж абсурдом выглядит проект строительства «сорокатысячника» в Саранске. В столице Мордовии живет менее 300 тыс. человек. Местная футбольная команда «Мордовия» играет не в высшем, а в первом футбольном дивизионе. В прошлом сезоне даже местный стадион на 14 тыс. зрителей заполнялся в среднем менее чем наполовину.

Увеличением сметы при строительстве уникальных объектов в мире никого не удивишь, это происходит достаточно часто. Но когда стоимость на экваторе проекта вырастает в пять раз по сравнению с первоначальной, возникают вопросы. В российской действительности последних лет стало нормой, что объекты обходятся значительно дороже, чем в Европе, несмотря на более дешевую рабочую силу. Отсутствие скандалов по поводу олимпийских проектов объясняется, скорее, закрытостью информации, чем порядком, — громкие дела по стройкам еще предстоят. В случае со стадионами для чемпионата мира, которые еще не начали строить, есть возможность вписаться в умеренные бюджеты. Для этого необходимо наладить систему контроля за расходованием средств — как минимум на каждую стройку придется посадить по прокурору, по представителю от Счетной палаты и от общественных организаций.