Уроки борьбы с однодневками

Дмитрий Яковенко
21 февраля 2011, 00:00

Разработан законопроект, направленный против создателей фирм-однодневок. Эксперты уверены: между предложенными карательными санкциями и действительно эффективными мерами общего мало

Рисунок: Игорь Шапошников

Государство в срочном порядке активизирует борьбу с фирмами-однодневками. Об этом, в частности, свидетельствует разгоревшаяся дискуссия о мерах, предлагаемых уполномоченными органами и высокопоставленными чиновниками в рамках противодействия «помойкам», «прачечным», «прокладкам» — за последние двадцать лет означенные организации обзавелись множеством названий. В центре внимания — направленный правительством в Госдуму законопроект «О внесении изменений в УК РФ и статью 151 УПК РФ».

Документ дополняет УК РФ статьей 1731 «Образование коммерческой организации в целях совершения преступлений», согласно которой создание коммерческой структуры «в целях ее использования для совершения преступлений, связанных с финансовыми операциями», наказывается штрафом в размере от 500 тыс. до одного миллиона рублей или лишением свободы до пяти лет. Кроме того, законопроект предусматривает уголовную ответственность за приобретение документа, удостоверяющего личность, для образования коммерческой организации в целях совершения одного или нескольких преступлений, а также за «склонение к предоставлению такого документа» — от штрафа в 300 тыс. рублей до лишения свободы на срок до трех лет. Лицам, которые предоставили свои документы для создания подставной фирмы, может грозить штраф от 100 тыс. до 300 тыс. рублей либо исправительные работы на срок до двух лет.

Напомним, что законопроект разработан по поручению Дмитрия Медведева, данному на январском заседании Совета по противодействию коррупции. «Фирмы-однодневки, которые раньше использовались только для обналичивания денежных средств, сейчас превратились в один из каналов, при помощи которых чиновники получают деньги, — заявил президент. — Нести ответственность за фирмы-однодневки должны не только те, кто их использует, но и те, кто дал паспорт».

Трудный ребенок Минюста

Войну с серыми схемами правительство ведет уже давно, но столь бурная деятельность в фискальной политике в новинку, и у подобной активности есть серьезные причины. Первая — борьба с однодневками затрагивает не только экономическую, но и политическую сферу. Как сказал Дмитрий Медведев, фирмы-однодневки превратились в один из каналов, по которым чиновники получают откаты. Другими словами, всерьез взявшись за однодневки, государство намерено нанести серьезный удар по коррупции, кормящейся за счет теневого рынка. Существует и вторая причина — и она была сформулирована еще в прошлом году, когда обсуждалось повышение ставки ЕСН до 34%: едва ли не у каждого российского предпринимателя известие о росте отчислений во внебюджетные фонды вызвало желание уйти в тень.

Борьба с однодневками, безусловно, необходима, но способы этой борьбы пока оставляют желать лучшего. Очевидно, что чиновники из Минюста, ответственные за новый законопроект, поторопились разработать хоть какие-то меры, руководствуясь поручением президента. В результате предпочтение было отдано радикальным, но далеко не самым эффективным способам борьбы с проблемой. Результат: Следственный комитет дал отрицательный отзыв на законопроект. Негативно высказались о документе и некоторые чиновники, а также общественность — юристы и представители бизнеса.

Недоумение многих экспертов в первую очередь связано с формулировками, предложенными в проекте закона. «Налицо противоречие уголовно-правовой политике, — говорит Вадим Зарипов, руководитель аналитической службы юридической компании “Пепеляев Групп”. — Была статья УК 173 “Лжепредпринимательство”, направленная как раз против однодневок. Вместо того чтобы статью доработать, ее отменили в рамках либерализации и гуманизации наказаний за экономические преступления. Непонятно, зачем понадобилось восстанавливать эту статью сейчас, да еще и в более жесткой редакции?» Отметим, что внесение в Уголовный кодекс статьи со столь общей формулировкой опасно для малого и среднего бизнеса. «Под нее фактически может попасть любой неверный шаг, неудачный проект или стартап. В общем, это лишний повод придраться со стороны чиновников, — объясняет Вадим Зарипов. — К тому же, когда организация создается, нельзя определить, что она создана для преступной деятельности. А когда преступление совершено, за него и нужно наказывать, зачем привлекать к ответственности еще и за использование инструмента?»

Не менее спорным представляется и сам механизм наказания, при котором внимание налоговых и правоохранительных органов смещается с непосредственных организаторов и бенефициаров серых схем на владельцев документов, по которым регистрируются однодневки. «Наказывать будут исполнителей, которые зачастую лишены выбора, — говорит Вадим Зарипов. — Если это бомж или пенсионер, то для него продать паспорт или подпись — единственная, может быть, возможность выжить. О какой свободе воли как основании для ответственности можно при этом говорить?»

На российский бизнес сегодня возлагаются функции налоговых и правоохранительных органов, что в корне неверно

Впечатляющие масштабы

Еще один недостаток законопроекта — отсутствие четкого понимания природы фирм-однодневок и масштабов их использования. А масштабы, судя по всему, впечатляющие: за 20 лет существования однодневки стали неотъемлемой частью отечественной экономики и используются практически повсеместно. В результате, по оценкам главы Банка России Сергея Игнатьева, до 80% всех проводок, отслеживаемых в ЦБ, так или иначе связаны с однодневками, в год через такие фирмы проходит как минимум 850 млрд рублей. «Сегодня многие предприниматели используют серые схемы для формирования неучтенных денежных средств, если не для того, чтобы снизить налоговую нагрузку, то с целью дать взятку чиновнику, — говорит Владислав Корочкин, вице-президент организации малого и среднего бизнеса ОПОРА России. — Вряд ли эти предприниматели испытывают удовольствие от работы с однодневками. Но они просто вынуждены оставлять деньги на откаты».

Что же делают налоговые и прочие уполномоченные органы в рамках борьбы со столь масштабным явлением? Как утверждают эксперты, если не брать во внимание многочисленные проверки и постановления, усложняющие жизнь предпринимателей, то фактически ничего. «Судебная практика возложила на компании ответственность за проверку и выбор “налоговонадежных” партнеров, — говорит Вадим Зарипов. — На бизнес возлагаются функции налоговых и правоохранительных органов, криминалистов, что в корне неверно. Для больших компаний это еще более или менее посильная задача, а малый бизнес просто не может себе позволить такие проверки. В результате становится меньше новых деловых связей, страдают конкуренция и деловая активность». В прошлом году Высший арбитражный суд решил помочь предпринимателям в деле тщательной проверки контрагентов и обязал фискальное ведомство выдавать любую запрашиваемую информацию о наличии у того или иного лица налоговой задолженности. Однако пока это на количество однодневок не повлияло.

Комментируя законопроект против однодневок, все эксперты говорят примерно об одном: без эффективного механизма расследования экономических преступлений закон превратится всего лишь в новый инструмент, который будет «кошмарить» бизнес.

Фирмы-однодневки — это не причина, а следствие тех дефектов, которые существуют в нынешней налоговой системе

В рамках возможного

Трудно предсказать, в каком виде законопроект будет принят Госдумой, но уже сейчас ясно: решить проблему фирм-однодневок можно и без карательных санкций. По словам экспертов, для этого существуют более эффективные механизмы. Некоторые из них применяются на практике уже сегодня, другие требуют скорейшего внедрения, третьи — доработки. Такие механизмы могут использоваться на трех этапах: этап государственной регистрации, на котором, по мнению юристов, может быть отсеяно большинство фирм-однодневок; этап текущего контроля, когда фирма уже осуществляет деятельность, но делает это сомнительными методами; этап расследования совершенного преступления, когда требуется не просто покарать лицо, предоставившее свои документы под создание однодневки, а выявить тех, кто оказался в выигрыше от использования серой схемы.

Этап государственной регистрации — ключевой. Зачем наказывать бомжа, на паспорт которого была зарегистрирована однодневка, если можно не допустить самого факта регистрации? К сожалению, говорить о такой профилактике преступлений пока не приходится. Так, например, зарегистрировать компанию сегодня можно очень быстро, при желании — в пятидневный срок. По мнению Вадима Зарипова, срочность — весьма сомнительное преимущество, ведь любой серьезный бизнес — это длительный этап планирования и подготовки бизнес-проектов, у него нет необходимости в ускоренной регистрации. Срочная регистрация интересует в первую очередь мошенников.

Следующий необходимый шаг — совершенствование работы налоговой службы. «Налоговым органам нужна внутренняя реформа, — считает Руслан Мильченко, руководитель федерального информационного центра “Аналитика и безопасность”. — Возможно, требуется создание отдела, который мог бы заниматься проверкой лиц, заявляющих себя на должности директоров и учредителей компаний. Ведь когда мы подаем заявление на оформление загранпаспорта или визы, нас тщательно проверяют. Почему нельзя использовать такой подход для юридических лиц?» Помешать организаторам серых схем может и обсуждавшееся еще в прошлом году предложение увеличить размер минимального уставного капитала организации до 500 тыс. рублей. Впрочем, по мнению юристов, такая цифра неоправданно высока, и уже сумма в 100 тыс. рублей была бы серьезным барьером для регистрации однодневок.

При этом необходимо понимать, что даже самые высокие административные барьеры не панацея. Особенно сегодня, когда фирмы-однодневки кардинально отличаются от тех, с которыми налоговые органы сталкивались лет пять назад. «Теперь это компании, которые существуют в течение нескольких лет, не проявляя особой активности, затем резко увеличивают обороты и уже после выхода из “спящего состояния” завершают свою деятельность, — рассказывает Дмитрий Степанов, партнер и руководитель департамента корпоративной практики АБ “Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры”. — Поэтому ловить такие организации необходимо не “на входе”, не на этапе государственной регистрации, а в рамках налогового администрирования».

Административные возможности для этого есть уже сегодня — у налоговых органов существует не менее 70 критериев, позволяющих определить однодневку. «Регистрирующие органы вправе самостоятельно в административном порядке исключать фирмы, соответствующие таким критериям, из ЕГРЮЛ, — рассказывает старший юрист консалтинговой группы “Экон-Профи” Павел Панов. — А они ленятся, не хотят этого делать. Обнаруживают, но не исключают. Если бы механизм работал исправно, то и проблем было бы меньше».

Что касается этапа расследования финансовых преступлений и наказания за них, то здесь, по мнению Вадима Зарипова, «необходимо добиться на практике реальной ответственности для тех, кто получал конечную выгоду от серых схем, — для тех чиновников, нотариусов, банкиров, которые были причастны к созданию фирмы-однодневки, покрывали ее». Именно при таком подходе предложенный Минюстом законопроект был бы по-настоящему эффективен.