Проигрывают все

28 февраля 2011, 00:00

Редакционная статья

Фото: AP

Дальнейшее распространение арабской революционной лихорадки не выгодно ни одному государству, имеющему интересы в регионе. С точки зрения безопасности наиболее пострадает от арабских революций Израиль. Под угрозой оказалась сама модель обеспечения безопасности израильского государства. Сталкиваясь с тотальными антиизраильскими настроениями на арабской улице, Израиль традиционно делал упор на выстраивание отношений с арабскими режимами. Фактически отношения Израиля с Иорданией и Египтом были не межгосударственными по своему характеру — мирные договоры и различные партнерские соглашения (включая план по блокаде Газы) Израиль заключал с режимом Садата—Мубарака и Хашимитской династией. Соответственно, при свержении режимов эти договоры потеряют силу — новые правители в попытке получить народное признание будут проводить антиизраильскую политику. А значит, Израиль вновь окажется в кольце враждебных сил.

В минусе окажется и Пекин. Нанесен серьезный удар по китайской стратегии экономического завоевания Африки. Пекин по крупицам, шаг за шагом захватывал контроль над экономиками африканских государств — в отличие от европейских компаний китайцы инвестировали во все сферы экономики африканских стран, а также в местные режимы. При этом китайцы не вмешивались во внутриафриканские дела, не критиковали тамошних президентов за нарушение прав человека. Запад не мог конкурировать с подобной комплексной китайской стратегией, однако эта стратегия требовала стабильности. Теперь же стабильности нет. Прикормленные китайцами режимы оказались под угрозой, а китайские активы в африканских странах могут просто национализировать.

Не выгоден ливийский вариант революций и Соединенным Штатам. И не только потому, что могут быть свергнуты верные союзники США в регионе (пал Мубарак, под угрозой оказался король Иордании). Долгие годы Вашингтон скрупулезно проводил политику по трансформации Ближнего Востока, его демократизации. Целью многочисленных грантов на обучение в западных университетах, финансовых субсидий и культурных контактов было создание в арабском мире среднего класса — прослойки населения, поддерживающей западные ценности. Нынешняя же революция произошла слишком рано, средний класс в арабских странах еще не до конца сформировался. В результате высока вероятность, что при свержении режима и дестабилизации страны власть возьмут исламисты, которые быстро подавят немногочисленных сторонников светского государства западного типа и создадут пояс исламских эмиратов от Марокко до Индонезии.

О Евросоюзе и говорить нечего: поток беженцев, радикализация мусульманских диаспор, удар по торгово-экономическим связям — все это очевидные потери ЕС от расширения зоны нестабильности в исламском мире.

Исламизация Ближнего Востока несет определенные выгоды для Тегерана. С одной стороны, у Исламской Республики всегда были сложные отношения с арабскими режимами, с другой — арабская улица любит иранского президента за его антиизраильскую и антиамериканскую риторику. Поэтому демократизация Ближнего Востока приведет к власти в этих странах силы, дружественные Тегерану, и иранские лидеры могут реализовать свои чаяния и стать лидерами всего исламского мира.

Но риски от нынешних событий для Ирана куда серьезнее, чем возможности. Высока вероятность, что революционная волна перекинется и на Иран (население Исламской Республики еще не забыло недавние демократические выступления во время президентских выборов, закончившиеся большой кровью). При этом очевидно, что демократизация Ирана приведет не только к краху режима аятолл, но и с высокой вероятностью — к краху Ирана. Стержнем, сохраняющим многонациональный Иран, является идея наднациональной исламской республики. Без этой идеи удержать в рамках одного государства иранских арабов, курдов, персов, белуджей вряд ли удастся.