Пойманные сетью

Спецвыпуск
Москва, 21.03.2011
«Эксперт» №11 (745)
За десять лет Россия в целом выполнила геополитическую задачу резкого расширения экспортной сети нефте- и газопроводов. На повестке дня – развитие добычи углеводородов и внутреннего рынка

Фото: ИТАР-ТАСС

Значение магистральных трубопроводов для российской экономики очень велико: почти 60% наших экспортных поставок и 40% ВВП страны приходятся на углеводороды, при этом практически весь газ и 90% нефти в России транспортируются по сетям газо- и нефтепроводов.

Трубопровод: от СССР до России

Временем рождения этой мощной сети, если не считать первый продуктопровод Баку—Батум начала прошлого века и опытный газопровод Саратов—Москва, построенный в 1946 году, следует считать 1960-е. Тогда была создана знаменитая «Дружба», до сих пор остающаяся крупнейшей системой нефтепроводов в мире. (Еще в 2000 году 54% всех экспортных поставок нефти из России в дальнее зарубежье приходились на «Дружбу».) Месторождения, которые она обслуживала, были сильно удалены от основных центров потребления — западных промышленных районов, что и дало толчок развитию относительно дешевого (по сравнению с перевозкой по железной дороге) и экономичного трубопроводного транспорта. Предусматривались переброска нефти из Волго-Уральского региона в промышленные районы западной части страны, а также экспортные поставки в Восточную Европу. С тех пор сформировалось и основное направление потоков доставки нефти и газа — с востока на запад. Так, на Запад был направлен первый советский трансконтинентальный магистральный экспортный газопровод Уренгой—Помары—Ужгород; на Запад были ориентированы и нефтяные портовые терминалы в Одессе и Вентспилсе. На востоке нефтепроводы доходили только до НПЗ Ангарска в Иркутской области. Газ же и вовсе стал привилегией запада, как по линии экспорта, так и в области внутреннего потребления — до сих пор уровень газификации Дальнего Востока составляет порядка 7% против 65% в европейской части.

Постсоветская и послереформенная реальность внесла существенные изменения в экономику страны. Промышленность, основной потребитель энергоносителей, быстро потеряла едва ли не половину от пиковых советских показателей, восстановление происходило медленно. А вот добыча углеводородов с начала нулевых росла довольно резво. Соответственно, увеличился спрос на экспортные мощности, и уже в 2000-х страна столкнулась с реальным их дефицитом. Для транспортировки углеводородов привлекались экзотические по нынешним временам способы — вплоть до речного транспорта и использования НПЗ в качестве нефтеналивных терминалов. Изменились и внешнеполитические обстоятельства: бывшие союзные республики и страны восточноевропейского социалистического лагеря превращались в независимые государства, зачастую враждебные России. Субсидировать их экономики в такой ситуации стало совершенно недопустимо. Но и переход во взаиморасчетах на рыночные западноевропейские цены оказался непростым: большинство стран Восточной Европы переживали тяжелый кризис, плохо вписавшись в реалии капиталистического хозяйства, и платить по новым расценкам не могли и не хотели. Приструнить их было крайне сложно: основные маршруты экспорта энергоносителей в Западную Европу проходили по их территории. Наконец, в последние десятилетия

Новости партнеров

«Эксперт»
№11 (745) 21 марта 2011
Кризис в Японии
Содержание:
Планетарное коварство

Сейсмологи честно признают, что точно спрогнозировать японскую катастрофу не только не могли, но и вообще не имеют для этого соответствующего научного инструментария

Международный бизнес
Экономика и финансы
Реклама