Быстрое укрепление рубля подрывает конкурентоспособность отечественного производства, увеличивает неравенство в доходах и при этом вовсе не является антиинфляционным якорем

Рисунок: Игорь Шапошников

Прошла острая фаза глобального экономического кризиса. И все-таки если задать вопрос, кому сейчас плохо, то ответ будет таков: всем, включая Китай. Но если спросить, у кого дела идут более или менее неплохо, экономика восстанавливается и, похоже, видимых серьезных затруднений не предвидится, то окажется, что это США, страна — эпицентр и «экспортер» этого кризиса. Почему так? Причин несколько. Но одна из наиболее важных — слабый доллар. Хорошо известно, что после кризиса наиболее благоприятная экономическая ситуация складывается в той стране, в которой слаба национальная валюта.

Мы все помним, что резкое падение курса рубля в кризис 1998 года позволило российской промышленности получить импульс для подъема. Экономика пошла вверх. Впоследствии рубль начал быстро укрепляться, и накануне кризиса 2008 года он оказался даже существенно более «тяжелым» по сравнению с уровнем 1997 года (см. график 1).

Стальные объятия импорта

В США руководство страны озабочено в первую очередь решением задачи оживления экономики и создания рабочих мест. Поэтому в экономику закачиваются деньги. И слабый доллар играет ключевую роль в решении этой задачи. Китайское руководство, несмотря на беспрецедентное в мировой практике международных отношений давление со стороны США, продолжает держать юань недооцененным, дешевым и тем самым поддерживает свою экономику. В стране продолжает высокими темпами наращиваться производство — в значительной мере за счет роста экспорта потребительских товаров. В частности, это очень наглядно видно на примере нашей страны. Начиная с 2002 года объем импорта китайских товаров в Россию вырос в 16 раз. Доля китайских товаров в импорте продукции легкой промышленности перевалила за половину (см. график 2). А наша легкая промышленность лежит, производства нет, рабочие места отсутствуют.

Конечно, можно возразить: раз есть деньги покупать импортные товары, то почему этого не делать? Это было бы так, если бы мы, как, например, США или Япония, производили высокотехнологичную продукцию, в соответствующих отраслях экономики была бы занята значительная часть населения, и создаваемая высокая добавочная стоимость, во-первых, была бы результатом высокого качества труда, а во-вторых, достаточно равномерно распределялась бы среди населения страны.

У нас же все наоборот. Основным источником дохода является сырьевой сектор, рынки продукции которого подвержены очень сильным колебаниям. Кстати, и относительная занятость там не очень высокая, и высокая добавочная стоимость возникает как результат рентных и монопольных отношений.

Распределение доходов, генерируемых в сырьевом секторе, тоже происходит крайне неравномерно. Коэффициент Джини в нашей стране равен 0,422, что существенно выше, чем во всех развитых странах. Мы гораздо ближе к Нигерии, у которой самый высокий коэффициент Джини (0,556), чем к Японии, у которой он равен всего 0,228. Поэтому и выгоды от крепкого рубля получает лишь небольшая часть населения, то есть те, кто имеет высокие доходы и пользуется благами

Новости партнеров

«Эксперт»
№14 (748) 11 апреля 2011
Уровень жизни
Содержание:
Жить стало лучше. Но не веселее

Как изменился уровень жизни россиян по сравнению с предреформенным? Если он вырос, то у всех, или часть населения живет беднее, чем в позднесоветской России?

Международный бизнес
На улице Правды
Реклама