Путь Башара

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
11 апреля 2011, 00:00

Президент Сирии Башар Асад выбрал собственную стратегию диалога с недовольными. В случае успеха она не только приведет к реформам в стране, но и сделает их достаточно безболезненными

Башар Асад

Волна народных волнений продолжает распространяться по Ближнему Востоку. Однако в революции они превращаются только там, где сопровождаются неверной реакцией элит, которую многие эксперты называют смертельной ошибкой. «Прозорливые лидеры стран региона должны возглавить процесс перемен, а не препятствовать ему, — говорит глава турецкого МИДа Ахмед Давудоглу. — Тот, кто будет этому препятствовать, столкнется с еще большими трудностями, как это произошло в Ливии».

Первым из лидеров стран региона совету турецкого министра внял президент Сирии Башар Асад. В его стране тоже бушуют народные волнения, но сирийский лидер не пошел по пути ливийского, египетского и тунисского коллег и избрал другую стратегию успокоения разбушевавшегося народа. И если она окажется успешной, Асаду не только удастся сохранить в Сирии стабильность, а за собой — президентский пост, но и успешно произвести смену элиты и избавиться от старой гвардии своего отца, которая не дает ему проводить собственную внешнюю и внутреннюю политику.

Накипело

«Хафез Асад продолжает править из могилы», — говорят сирийцы. Но столь пессимистичны они были не всегда. Когда в 2000 году этот с виду мягкий и тактичный молодой человек унаследовал пост своего отца, многие ожидали от него новой политики и реформ. Поначалу казалось, что эти надежды оправдываются: Башар Асад дал добро началу публичных дискуссий в стране по внутри- и внешнеполитическим вопросам, выпустил из тюрем сотни политических заключенных. Однако «дамасская весна» быстро закончилась: в 2001 году лидеры оппозиции вернулись за решетку, дискуссионные клубы в стране были закрыты. Считается, что на этом настояли бывшие соратники Хафеза Асада, боявшиеся, что их сдует ветер перемен.

Больше таких попыток Башар Асад не предпринимал, и Сирия так и живет при жестком авторитарном режиме. В стране действует режим чрезвычайного положения, царит полный произвол спецслужб, отсутствует свобода слова. Интернет населению доступен (одно из немногих сохраненных достижений «дамасской весны»), однако по закону владельцы и операторы интернет-кафе обязаны сохранять логи, в которых, в частности, записывается все, что пишут посетители в социальных сетях, чатах и на форумах.

Политическое пространство вычищено — на нем целиком и полностью господствует социалистическая партия «Баас». Все политические силы Сирии, не изъявившие полную покорность правящей партии и приверженность курсу на строительство социализма, под запретом. При этом с конфессиональной точки зрения нынешняя власть является чуждой для большей части населения (75% населения Сирии составляют сунниты, тогда как правящий класс — в основном алавиты).

В экономическом плане ситуация в Сирии тоже достаточно тяжелая. Большая часть экономики страны — это неэффективные предприятия государственного сектора. Нефтяные месторождения иссякают. Как минимум 20% населения не имеет работы. Говорят, что страна сводит концы с концами исключительно за счет своего транзитного статуса — именно через Сирию идут иранские поставки вооружения и оборудования «Хезболле».

Учитывая столь сложную ситуацию, не удивительно, что Сирия оказалась одной из жертв революционной лихорадки на Ближнем Востоке. Беспорядки начались еще в конце февраля, а сам социальный взрыв прогремел в начале марта. Поводом для него послужил арест в городе Дараа нескольких подростков, которые расписывали стены граффити с демократическими лозунгами. Горожане вышли на улицы, требуя освободить ребят. Затем лозунги постепенно сменились на требования отменить режим чрезвычайного положения и провести в стране либеральные реформы. По ближневосточной традиции протестующие подожгли местные правительственные учреждения, включая офис партии «Баас». Вскоре беспорядки охватили значительное число городов страны, включая Дамаск. Требования социальной справедливости объединили все этноконфессиональные группы — курдов, алавитов, суннитов, христиан.

Двуликий Башар

Однако Башара Асада не случайно зовут одним из наиболее умных лидеров Ближнего Востока. Выбранная им линия поведения дает ему возможность не только подавить революцию на корню, но и избавиться от уже надоевшей опеки бывших соратников своего отца.

В первую очередь Башару Асаду было необходимо продемонстрировать силу — на Востоке слабых не жалеют. На подавление восставших в Дараа была брошена элитная 4-я танковая дивизия во главе с младшим братом Башара Махером Асадом. Протестующие были разгромлены (оппозиция говорит о сотнях убитых). Затем пришло время надеть маску отца нации. Башар Асад не стал уподобляться примеру Каддафи, не стал называть протестующих «крысами и тараканами», «изменниками на содержании у Запада» (хотя прямо обвинил Запад и «некоторые спутниковые каналы» в провоцировании беспорядков). «Жители Дараа не виновны в том, что произошло,— заявил Башар Асад. — Но, к сожалению, когда все выплескивается на улицы, когда диалог происходит там, вне существующих институтов, все приходит в хаос, реакция берет верх, происходят мгновенные ошибки, течет кровь». Более того, сирийский президент публично признал частичную правоту требований повстанцев, лично извинился перед членами семей погибших, уволил местного губернатора. Естественно, юные художники были отпущены из застенков.

Одновременно Башар Асад обратился с воззванием к протестующим в других сирийских городах. Он пообещал им незамедлительно начать реформы и «рассмотреть возможность» отмены режима чрезвычайного положения. При этом обещания свои он тут же начал выполнять — в конце марта кабинет министров, управлявший страной с 2003 года, отправлен в отставку. Кроме того, президент готовится сменить и ряд губернаторов. «Политической системе Сирии нужна свежая кровь», — заявил он. По всей видимости, под предлогом вливания свежей крови президент будет избавляться от отцовской партийной гвардии. И, по мнению Башара Асада, в этом ему поможет оппозиция и племенные вожди — президент уже пригласил шейхов и оппозиционеров за стол переговоров. В этой ситуации любая попытка старой гвардии публично выступить против президента будет лишь на руку Башару Асаду, позволит ему сыграть жертву контрреволюционного заговора и возглавить «народное сопротивление». Все-таки Башар еще не так надоел населению страны — у власти он находится всего лишь 11 лет, что по ближневосточным меркам совсем немного.

Наиболее радикальные представители оппозиции садиться за стол переговоров с президентом отказываются — однако вряд ли им удастся поднять население на гражданскую войну. Социальная база противников Асада тает, президенту удается сбить революционный порыв у целых групп протестующих. Первой жертвой «ухаживаний» президента стали курды. Башар Асад освободил ряд их соплеменников из сирийских тюрем, а также подписал указ о предоставлении гражданства курдам из восточной провинции Хасеке (до сих пор в Сирии они считались незаконными иммигрантами, переселившимися сюда из Турции). Тем самым он приобрел в их лице верных сторонников — курды понимают, что, согласно давней ближневосточной традиции, гарантии, данные режимом этническому меньшинству, исчезают при смене этого режима. Особенно если новый режим будет состоять из представителей этнического большинства (в данном случае суннитов). Подобные же опасения высказывают христиане — алавитский режим Асада хотя бы гарантирует им право на жизнь.

Заграница не поможет

Не могут сирийские оппозиционеры рассчитывать и на активную помощь из-за рубежа. Разве что из Ливана, по некоторым данным, они получают оружие (говорят, это месть лидера суннитской общины Ливана Саада Харири за убийство сирийскими спецслужбами его отца Рафика Харири). Европа сейчас слишком увязла в Ливии, чтобы оказывать поддержку еще и сирийским демократам. Клятвенные обещания Башара Асада немедленно начать реформы вполне устроили лидеров стран Старого Света, и они оставили его в покое. Не спешат помогать повстанцам и Соединенные Штаты. У Барака Обамы стартовала предвыборная кампания, ему нужна хотя бы относительная стабильность на Ближнем Востоке — и в этом плане адекватный Башар Асад является вполне приемлемым для Вашингтона лидером.

Не может оппозиция надеяться и на поддержку со стороны могущественных сил из ближнего зарубежья. Турция, Иран и Израиль не только не сочувствуют сирийским протестующим, но и готовы всячески помочь Башару Асаду навести порядок в стране.

Возможная гражданская война и смена режима в Сирии нанесет серьезный ущерб интересам Турции. На фоне постепенного ослабления позиций США на Ближнем Востоке Анкара пытается вернуть себе доминирующее положение в регионе (так называемая политика неооттоманизма), а для этого ей необходима стабильность и отсутствие всяких конфликтов, способных задержать уход американцев. Кроме того, смена режима в Дамаске может аннулировать ряд предыдущих сирийско-турецких соглашений, в частности о демаркации границы. В целях собственной легитимации новые сирийские власти могут вспомнить о концепции Великой Сирии — и вся турецкая стратегия «ноль проблем с соседями» окажется под угрозой. Возникнет и проблема с сирийскими курдами — в процессе демократизации Сирии они могут выторговать себе автономию, что, несомненно, окажет влияние на умы курдского населения Турции. Наконец, беспорядки в Сирии окажут негативное влияние на турецкую экономику: для Турции Сирия — отличный рынок сбыта продукции.

Во внешнеполитических раскладах Ирана режим Башара Асада тоже занимает очень важное место. По некоторым данным, именно через Сирию осуществляется транзит иранских денег и оружия для группировки «Хезболла» — иранского проекта, созданного для контроля над Ливаном и давления на Израиль. Кроме того, Сирия является партнером Ирана в решении иракского вопроса. Без альянса с ней Тегерану будет очень непросто проецировать свое влияние на Ближний Восток.

Наконец, для самого Израиля режим Башара Асада — союзника Ирана и «Хезболлы» — это «меньшее зло». Нынешний сирийский лидер выступает с антиизраильской риторикой, сотрудничает с Ираном — однако для Тель-Авива он понятен и предсказуем. Более того, в интервью «Эксперту» израильские официальные лица говорили, что Асад устал быть на содержании у Ирана и дал принципиальное согласие на заключение с Израилем мирного договора. Сторонам нужно лишь согласовать статус Голанских высот, соответствующие переговоры уже идут. Свержение режима Асада и приход к власти «народных лидеров» снова превратит Сирию в ярого противника Израиля. И на фоне ожидающихся в сентябре демократических выборов в Египте (на которых, скорее всего, победят «Братья-мусульмане») Израиль крайне заинтересован в стабильности на северных рубежах.