Доступное «био»

Сергей Сумленный
25 апреля 2011, 00:00

«Я больше не покупаю ни обычную курицу, ни обычные яйца, только био», — эту фразу в немецких магазинах можно услышать все чаще и чаще.

Фото: Диана Жегло

В январе этого года немецкую пищевую промышленность потряс так называемый диоксиновый скандал: одна из крупных компаний — производителей корма для птиц по ошибке использовала для приготовления более 150 тыс. тонн птичьих кормов ядовитые жиры, предназначавшиеся для производства биодизеля. Яды попали в птицу, а оттуда на прилавки магазинов. И хотя власти сделали все, чтобы быстро пресечь дальнейшее расползание по стране зараженных мяса и яиц, закрыв более 4000 ферм и конфисковав тысячи тонн продуктов, реакция потребителя была мгновенной и сокрушительной.

В один миг с полок магазинов были сметены яйца с маркировкой «био» (кур, от которых получают эти яйца, не кормят кормами с наполнителями, в которые мог попасть диоксин), обычные же яйца оставались лежать на прилавках, не находя покупателей. Резкий спад спроса на блюда из яиц и курицы испытали на себе закусочные и рестораны. Диоксиновый скандал стал прекрасной иллюстрацией того, что именно биопродукты немцы считают безопасной альтернативой «обычному» питанию.

Растущий биорынок

«Объем продаж биопродуктов в Германии составляет около 6 миллиардов евро в год. Это самый большой европейский рынок биопродуктов. Следом за Германией идут Франция — 3 миллиарда евро, Великобритания — 2 миллиарда и Италия — 1,5 миллиарда. Разумеется, далеко не все продаваемые продукты произведены в этих странах и наоборот, не все произведенные внутри страны товары продаются в этой стране. Каждый скандал с обычными продуктами приводит к росту спроса на биопродукты. Обычно пик спроса держится около трех месяцев, после чего тема уходит из СМИ, покупатели решают, что меры уже приняты, и возвращаются к обычным продуктам. Однако часть клиентов остается в биосекторе», — пояснил «Эксперту» один из ведущих немецких специалистов в экономике биоферм профессор Кассельского университета Ульрих Хамм.

Сегодня, по подсчетам ученых этого университета, объем продаж биопродуктов составляет около 3,5% рынка продовольствия страны, и этот сектор продолжает расти темпами, опережающими темпы роста рынка. До начала мирового экономического кризиса в 2008 году ежегодный прирост сектора составлял до 10% в год, затем темпы снизились, но даже сейчас участники рынка исходят из прогнозов роста на 5% в год. Главная причина постоянного роста — снижение цен и превращение биопродуктов в товар, доступный все более широким слоям населения, считает Юрген Штелльпфлуг, главный редактор журнала Öko-Test — одного из самых уважаемых изданий, посвященных анализу качества потребительских товаров.

«Сегодня уже невозможно назначать сумасшедшие цены по своему желанию. Конечно, в маленьких биомагазинчиках цены выше. Но это связано с проблемами логистики. Такие магазины работают с небольшими объемами товаров, и это сказывается на цене. При этом, например, в дискаунтерах, работающих с гигантскими объемами продукции и обладающих развитой логистической сетью, цены довольно низкие. Кстати, многие опасались, что, когда дискаунтеры придут на рынок биопродуктов, они задавят своими закупочными ценами производителей. Но мы провели исследование, опросили производителей — и они довольны ситуацией. По их словам, дискаунтеры — вполне надежные покупатели. Именно благодаря им биопродукты стали доступны тем, кто раньше не мог себе их позволить. Многие покупатели вообще впервые получили возможность приобретать биопродукты. Тогда и начался настоящий бум, люди захотели попробовать и новые продукты в биокачестве. Таким образом, спрос только растет», − сказал Юрген Штелльпфлуг «Эксперту».

 эксперт 750 2 Фото: Диана Жегло
Фото: Диана Жегло

Впрочем, позицию г-на Штелльпфлуга разделяют не все аналитики. По мнению профессора Хамма, хотя рост объема продаж биопродуктов в Германии и происходит параллельно с проникновением дискаунтеров на рынок биотоваров, оба эти явления — лишь следствие резкого увеличения предложения биопродуктов производителями. «Говорить, что дискаунтеры совершили прорыв, — это сильное упрощение. Долгое время на рынке просто не было достаточно товаров, чтобы заполнить полки дискаунтеров. Только в 2002 году сеть магазинов Plus впервые вышла на рынок биопродуктов. Сети Aldi Süd и Aldi Nord несколько лет подряд вводили в свой ассортимент биокартофель — на короткие периоды. Сельхозпроизводители стали перестраивать свой бизнес для производства биопродуктов только в конце 1990-х, и как раз к 2003–2004 годам они смогли предложить их рынку, только тогда в игру вступили дискаунтеры», — говорит Ульрих Хамм.

Здоровая повседневность

Так или иначе, сегодня уже около 60% сбыта биопродуктов производится именно в обычных сетях супермаркетов и в дискаунтерах. Специализированные биомагазины дают не более 15% сбыта. Оставшиеся доли рынка приходятся на прямые продажи от производителей, продажи на воскресных рынках, через абонементные подписки покупателей на регулярные поставки продуктов курьером, а также на лавки мясников, булочные, магазины бытовых товаров и другие способы продаж.

Хотя до сих пор, согласно подсчетам Кассельского университета, около 20% немецких домохозяйств приносят индустрии до 80% оборота, именно проникновение биопродуктов в повседневную жизнь, когда покупатель может спонтанно купить биопродукт в супермаркете, является главным фактором расширения рынка. Если в южных странах выбор биопродуктов вызван скорее соображениями гурманства, то в Германии более важным фактором стало представление о биопродуктах как о более здоровой пище.

«Специфика немецкого рынка в том, что, даже покупая биопродукты, немцы стремятся сделать это по минимальной цене. Во Франции, например, на продукты тратят больше денег, но там покупатели не придают такого значения биопродуктам, там приоритетны другие параметры, — поясняет Юрген Штелльпфлуг. — Если во Франции двигателем продаж более дорогих продуктов питания являются гурманы, то в Германии биорынок двигают семьи с детьми».

«Проще всего покупатели переключаются на потребление биоовощей, затем молока и только потом — мяса. Это объясняется тем, что прежде всего в биопродуктах заинтересованы молодые семьи с детьми. А они по чисто психологическим причинам стараются потреблять больше молочных и овощных продуктов, как более здоровых. Выше всего доля биопродуктов среди детского питания. 60 процентов продающихся в Германии баночек детского питания — это биопродукты», — рассказывает Ульрих Хамм.

Тем не менее наиболее дорогие продукты, произведенные на биофермах, обычно находят своего покупателя не через сети супермаркетов, а путем целевой работы с наиболее обеспеченными клиентами. Например, расположенная на юго-западе Германии компания Lebe Gesund предлагает веганские биопродукты с доставкой экспресс-службой DHL. В любой город страны можно заказать экспресс-доставкой даже одну-единственную буханку хлеба.

«Абонентские корзины» — некий стандартный набор овощей, молока и других продуктов, доставляемый клиенту раз в несколько дней, — это еще один популярный способ работы с клиентами, готовыми платить за удобство. С такими поставками активно работает компания Brodowin, крупный биоагрокомплекс, расположенный к северу от Берлина — одного из крупнейших рынков сбыта биопродуктов в Германии. Оборот биоторговли немецкой столицы превышает 100 млн евро в год.

Рост продаж биопродуктов в Германии происходит параллельно с проникновением дискаунтеров на рынок биотоваров. Оба эти явления — следствие резкого увеличения предложения биопродуктов производителями

Натиск с востока

«Типичных биоферм в Германии не существует. Это вызвано концептуальными различиями развития сельского хозяйства на востоке и западе страны, сохраняющимися и сегодня, спустя два десятка лет после объединения Германии. В бывшей ГДР была сделана ставка на крупные сельскохозяйственные предприятия. На востоке масса экологических ферм площадью несколько тысяч гектаров. На западе страны такие гиганты почти не встречаются, тут много биоферм площадью от 20 до 40 гектаров», — поясняет Ульрих Хамм.

 эксперт 750 2 Фото: Диана Жегло
Фото: Диана Жегло

В любом случае главным условием устойчивого роста биосектора остается сохранение доверия покупателей к биопродуктам. Хотя нанесение на товары маркировок «Био» или «Эко» возможно только при соблюдении правил, установленных Евросоюзом, клиенты заинтересованы в регулярной проверке качества недешевых биотоваров. По мнению Юргена Штелльпфлуга, специализирующегося на тестировании биопродуктов, любые тесты могут успокоить клиента лишь до определенной степени. «Это вечный вопрос, который беспокоит потребителя: скрывается ли под наклейкой “Био” настоящий биопродукт? К сожалению, ни в какой лаборатории нельзя установить, производился ли продукт по всем бионормам, то есть принималось ли при его производстве во внимание, какой ущерб окружающей среде при этом наносится, сколько затрачено бензина, были ли вырублены леса и так далее. В лаборатории можно установить, есть ли в продукте пестициды и другие опасные вещества. В этом плане — да, с биопродуктами все хорошо. Обычно содержание пестицидов в них до 200 раз ниже, чем в обычных продуктах. Если для обычных продуктов установлена норма в 0,4 миллиграмма на килограмм, то в биопродуктах она может составлять 0,002 миллиграмма на килограмм», — поясняет г-н Штелльпфлуг.

Впрочем, и в этой области есть место для заблуждений покупателей. «Самая высокая надежность качества биопродуктов — у крупных компаний. Клиенты обычно исходят из обратного и доверяют в первую очередь мелким производителям, но опыт показывает, что именно на крупных предприятиях фальсификации удаются сложнее всего, поскольку в них должно быть задействовано слишком много сотрудников, и весьма маловероятно, что все они будут держать язык за зубами, — говорит Ульрих Хамм. — Кроме того, крупные компании рискуют потерять гораздо больше. Если в одном из магазинов сети супермаркетов вскроется проблема, например, с биопаприкой, то очевидно, что покупатели перестанут приобретать любые биоовощи во всех магазинах этой сети».

Берлин