Промежуточный отчет

Станислав Кувалдин
25 апреля 2011, 00:00

Владимир Путин считает государство главным и единственным мотором развития страны. В гражданах и бизнесе он видит не столько творцов развития, сколько потребителей его результатов

Фото: РИА Новости

Выступление Владимира Путина с отчетом правительства за 2010 год перед Государственной думой давало повод для различных ожиданий. Когда впереди думские выборы, а о процессах внутри того, что принято называть тандемом, известно почти столько же, сколько о происходящем на АЭС «Фукусима», то отчетная речь главы правительства, лидера правящей партии и составной части этого самого тандема становится событием особым. По ней можно судить о том, как Путин представляет себе положение России, а значит, так или иначе, и его видение ближайшего будущего. Следует признать, что эти ожидания в значительной мере оправдались. Отчет Владимира Путина — это целостный документ, в котором достаточно ясно излагаются взгляды премьера на развитие страны.

Сам по себе отчет практически не содержит в себе прямых политических оценок — определение государственной политики традиционно относится к прерогативе президента. Впрочем, не заходя на формально президентскую территорию, Путин тем не менее выступил с речью, по которой судить о нем как о политическом деятеле в чем-то проще, чем, скажем, составить политический портрет Дмитрия Медведева из текста его последнего «демографического» послания Федеральному собранию.

Горизонты развития

Свой отчет Владимир Путин начал с краткого экскурса в те проблемы, с которыми столкнулась Россия с началом мирового экономического кризиса, и рассказа о мерах, принятых для преодоления трудностей. Общий его вывод заключается в том, что меры оказались верными, а кризис практически преодолен. Стоит вспомнить, что и предыдущие отчеты премьера во многом были посвящены теме преодоления кризиса. В прошлом и позапрошлом годах это было вполне объяснимо, поскольку деятельность правительства в немалой степени и состояла из антикризисных мер. На этот раз премьер подвел определенный итог этих действий.

Это, однако, меньше всего похоже на подведение итогов главой исполнительной власти, намеревающимся удалиться от дел. Поскольку там же — в начальной части отчета — Путин предпочел говорить о дальних горизонтах развития страны. В частности, он упоминает о дорабатываемой «Стратегии-2020» — документе, который самим своим названием указывает на наличие многолетних планов, и глава правительства по меньшей мере заинтересован начать работу над такой бумагой. При этом после упоминания о доработке «Стратегии-2020» Путин говорит о том, что «стране необходимы десятилетия устойчивого, спокойного развития». И это развитие, по мысли премьера, должно происходить «без разного рода шараханий, необдуманных экспериментов, замешанных на неоправданном подчас либерализме или, с другой стороны, социальной демагогии».

Разумеется, мечта об «устойчивом развитии без шараханий» на протяжении десятилетий — старая идефикс российских управленцев. Фраза «Дайте мне двадцать спокойных лет — и вы не узнаете будущей России» — одно из наиболее известных сейчас высказываний Петра Столыпина, наряду с сакраментальной фразой про великие потрясения и великую Россию. Обещание установить рядом с Белым домом памятник премьеру-реформатору, возможно, шаг, имеющий особый смысл.

Мудрая забота

Разумеется, говорил Путин о модернизации. Впрочем, слово «модернизация» в политическом языке современной России превратилось в неохватный термин, которым можно обозначить любой новый шаг, а потому умение пользоваться им в собственных интересах — особое искусство. Путину в этом смысле удалось нарисовать в своем отчете вполне законченную картину.

Он рассказал о том, какую поддержку правительство намерено оказать сельскому хозяйству, гражданской авиации, каким образом развивать оборонную промышленность, как развивать и менять инфраструктуру, улучшать образование и медицинское обслуживание. Характерно, что и здесь речь идет о планах на многие годы, о больших деньгах и, по мнению премьера, о многообещающих перспективах — «за предстоящее десятилетие нужно практически полностью переоснастить наши Вооруженные силы», «фактически за предстоящее десятилетие нам предстоит заложить новую инфраструктурную базу страны». Это весьма характерные фразы для нынешнего отчета премьера.

В отчете много говорится о планах внедрения новых опытно-конструкторских разработок — как в оборонной промышленности, так и в гражданской, о строительстве жилья для военнослужащих и ветеранов и еще много о чем. Иными словами, Путин нарисовал ту Россию, которую мы, очевидно, «не узнаем» после десятилетия ее развития «без шараханий».

Логика отчета подсказывает, что Россия эта, по мысли Путина, будет построена при помощи мудрой заботы и опеки государственных мужей, которые знают, как и куда ее вести: они защитят гражданина, перевооружив армию, обеспечат ему новые дороги, вложат деньги в образование и медицину, обеспечат ввод новых киловатт. Иными словами, народ видится премьеру скорее потребителем тех успехов, к которым нас ведет правительство.

Характерно, что даже по вопросу о новых образовательных стандартах — примере тех нововведений, которые
народ, как оказалось, принимать далеко не жаждет, — Путин ограничился лишь общими фразами о необходимости «учитывать мнения». А едва ли не главным примером того, как учитывается гражданская инициатива, стал вопрос о платной рыбалке, отвечая на который Путин посоветовал «дать людям спокойно рыбачить там, где они хотят». Возможно, именно так — в виде поступательной работы государства, пока люди заняты своими мелкими заботами, — Путин и представляет идеальный путь развития страны. И это на самом деле гораздо больше похоже на идеологическую позицию, чем на простой отчет о мероприятиях правительства за 2010 год.

Помощник президента Аркадий Дворкович посчитал необходимым заявить, что «большинство тех шагов, которые были предприняты правительством и которые отображены в отчете, были сделаны по прямому поручению президента РФ и фактически являются, кроме отчета перед Госдумой, отчетом о выполнении поручений». Собственно, сама необходимость делать особые заявления о том, что президент не просто «вышел погулять», а давал поручения правительству, — уже показатель того, что из самого текста это не следует.

Характерно, что президент в тексте отчета упомянут лишь один раз. Путин говорит, что сосредоточенность на проблеме демографии последнего президентского послания не случайна и что «это, по сути, продолжение нашей с вами общей политики», — иными словами, Медведев упоминается в контексте, максимально далеком от выполнения поручений.

Отчет не затрагивает идеологические вопросы прямо, однако из него — на конкретных примерах — видно, как Путин представляет себе развитие России. И это гораздо более «идеологично», чем многие обсуждавшиеся в последние месяцы программы и доклады. Обрисованные премьером планы касаются многих лет, иногда и десятилетий. О своих персональных планах на эти годы Путин, разумеется, не сообщил ничего. Но, судя по всему, присутствие в российской политике этого «путинского видения» России — консервативного и патерналистского — будет обеспечено. Это заявка на роль некоего всероссийского старосты — что бы это ни означало формально. Иначе не стоило обрисовывать «образ желаемого завтра» так ярко.

По рецептам Витте

Весьма впечатляющей оказалась экономическая часть выступления премьера, причем то, о чем Владимир Путин не упомянул, не менее показательно, чем то, что он об экономике сказал. Сказал же премьер, в частности, о том, что российская экономика быстро восстанавливается после кризиса, причем даже быстрее, чем предполагалось, и явно активнее, чем большинство стран.

На фоне подобных ожидаемых и в некоторой степени дежурных тезисов многие наблюдатели просто не заметили сделанного премьером стратегического заявления, касающегося основных целей экономической политики правительства. Первая из них — освоение и развитие территории страны. «Нам нужно… развивать возможности и преимущества, которыми обладает каждый регион Российской Федерации, — заявил премьер. — До конца текущего года правительство утвердит долгосрочные стратегии для всех федеральных округов России. Их реализация должна придать импульс качественному подъему российских территорий. С участием Внешэкономбанка сформированы специальные институты развития для отдельных регионов Российской Федерации, для Северного Кавказа например. Также уже в текущем году начнет работу фонд прямых инвестиций для поддержки социально-экономических проектов на Дальнем Востоке и в Забайкальском крае».

Эта тема — освоение территории страны — стала едва ли не ключевой в докладе главы правительства. Владимир Путин возвращался к ней и когда рассказывал о проекте нефтепровода к Тихому океану, и когда говорил о подготовке к встрече АТЭС во Владивостоке, и при упоминании своей поездки по трассе «Амур» («Конечно, дорогу надо и дальше развивать, надо и дальше модернизировать, но главное сделано: транспортный коридор на Дальний Восток проложен. И это уже совсем другое качество жизни для людей, другие горизонты для развития территорий на Дальнем Востоке»). Большой и эмоциональный пассаж, в котором глава правительства эмоционально рассуждал о значении автострады Чита—Хабаровск, по сути сравнивая ее с Транссибом и БАМом, — едва ли не лучшее свидетельство того, какое значение правительство или, во всяком случае, лично Владимир Путин придает вопросу об обеспечении связности и освоения территории страны.

Добавьте сюда обещание построить за пять лет «десять тысяч километров новых федеральных и региональных дорог, а к 2020 году модернизировать все федеральные трассы страны», а также «привести в порядок национальную опорную аэродромную сеть, которая включает в себя 117 аэропортов», и картина будет полной.

Вторая стратегическая цель, заявленная Путиным, — это, по сути, обеспечение технологической независимости России. «Наша задача заключается в том, чтобы на территории России действовала вся технологическая, промышленная цепочка: от проведения НИР и НИОКР до изготовления комплектующих и крупносерийного выпуска продукции, — заявил премьер. — Это принципиально важно для того, чтобы именно у нас в стране появились новые высокооплачиваемые рабочие места, поддерживался высокий уровень технологической, инженерной, конструкторской, производственной культуры».

Необходимость обеспечения собственными силами выпуска современной продукции любой сложности также проходит красной нитью через все выступление главы правительства, идет ли речь о трагедии на шахте «Распадская» или о модернизации оборонного комплекса.

В этом контексте особенно красноречивым выглядит полное отсутствие в речи премьера терминов, без которых любое экономико-стратегическое высказывание сегодня трудно себе и представить. А именно — Путин ни разу не упомянул о приватизации, либерализации, глобализации и международном разделении труда. По сути, заявленная им стратегия базируется на том понимании национального интереса, которое было характерно для XIX века. Под его тезисами, пожалуй, легко могли бы подписаться и Витте, и Столыпин, и Менделеев (который немалую часть своих трудов посвятил именно проблемам защиты и развития национального российского производства).

Жаль только, что наряду с приватизацией-либерализацией в выступлении главы правительства практически отсутствует и такое понятие, как частный бизнес. Точнее, он упоминается лишь как объект поддержки со стороны государства, но не как партнер в деле развития национальной экономики. Похоже, правительство знает только две категории бизнесменов. Первая — «прихватизаторы», которые вывозят деньги за границу, скупая там особняки, газеты и спортивные команды. Вторая — малые предприятия, неизменно нуждающиеся в государственной поддержке. И при этом отказывается видеть (или не желает признавать реальной экономической силой) тысячи российских средних предприятий, владельцы которых искренне хотят работать именно на своей Родине. Это очень досадно, ведь лучшего партнера в деле развития национальной экономики и территории страны государству не найти.