Нефтяной королевский поход

Политика
Москва, 02.05.2011
«Эксперт» №17 (751)
Дестабилизация ситуации в арабском мире показала, что США утратили способность эффективно контролировать этот регион, а Европа не готова перехватить у американцев лидерство. Поэтому все более заметную роль в региональной политике начинают играть нефтяные монархии Персидского залива во главе с Саудовской Аравией

Фото: AP

В пятницу 22 апреля цунами «бархатных революций» накрыло еще одну страну арабского мира — впервые выступления оппозиции в Сирии приобрели общенациональный масштаб. В акциях в Хомсе, Хаме, Думе и еще в ряде городов в окрестностях Дамаска и других частях страны приняли участие несколько десятков тысяч человек. Полиция применила огнестрельное оружие — за два дня, по некоторым данным, погибло более ста манифестантов, число раненых неизвестно.

Столкновение произошло вопреки тому, что 16 апреля президент Башар Асад решил объявить себя реформатором и сделать первые шаги навстречу протестующим. В частности, он анонсировал намерение отменить чрезвычайное положение и принять пакет реформ по перестройке политической системы — сегодня Сирия номинально все еще социалистическая страна с однопартийной системой. Однако когда, воспользовавшись оказией, оппозиция вывела на улицы толпы народу, власти вынуждены были применить силу. Теперь, после показательного расстрела демонстраций, диалог с оппозицией уже вряд ли возможен.

Президент США Барак Обама хотя и осудил применение Дамаском силы против демонстрантов, однако о необходимости смены здесь режима не заявил. Выступление сирийского президента имело резонанс: госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила, что Асада многие считают реформатором. Парадокс: после свержения Саддама Хусейна Вашингтон рассматривал именно Сирию в качестве следующей цели для экспорта демократии. А сегодня, когда в этой стране складывается революционная ситуация, США не только не спешат вмешиваться, но и осуждают революционное насилие. Отчасти это можно считать прямым следствием неэффективности политики команды Джорджа Буша-младшего. «По моему мнению, любой будущий министр обороны, прежде чем порекомендовать президенту послать сухопутную армию в Азию, Африку или на Ближний Восток, должен вначале проверить собственную голову», — заявил 25 февраля глава Пентагона Роберт Гейтс в Вест-Пойнте, касаясь возможности наземной операции американских войск в Ливии.

Но есть и еще одно обстоятельство: 27 февраля, под давлением Саудовской Аравии и арабских эмиратов Персидского залива, Вашингтон отказался от своей стратегии поддержки революционного движения, которую он продемонстрировал в Тунисе и Египте. Это было то самое существенное изменение в формате региональных отношений, на которое международное общественное мнение почти не обратило внимания, — теперь этот формат на Ближнем Востоке определяет уже не Вашингтон, а Эр-Рияд.

Знамя арабской контрреволюции

Характерно, что волна арабских революций, обрушившись всей своей мощью на диктаторов в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии и Йемене, не затронула нефтяные монархии Персидского залива — здесь легитимность монархов не ставится под сомнение. Слабым звеном оказался Бахрейн: в этой стране королевская династия аль Халифа, придворная элита и все силовики принадлежат к суннитскому направлению ислама, в то время как две трети населения победнее составляют шииты. Потому, когда шиитская молодежь Бахрейна, воодушевленная собы

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (751) 2 мая 2011
    Британская монархия
    Содержание:
    Монархический реванш

    Свадьба наследного принца стала для британской монархии новым маркетинговым ходом. Традиционный институт с тысячелетней историей успешно адаптируется к новым условиям

    Спецвыпуск
    На улице Правды
    Реклама