Придется стать большими

Михаил Рогачев
2 мая 2011, 00:00

В отсутствие сильного отечественного инжиниринга модернизация страны будет совершена не нашими руками и без наших технологий

Рисунок: Константин Батынков

Разговоры об инновациях часто заканчиваются на проблеме внутреннего спроса. На самом деле спрос есть, но серьезный его рост возможен только с появлением компаний, готовых внедрять отечественные решения. Заезжим варягам не нужны наши инновации. Поэтому в отсутствие сильного отечественного инжиниринга модернизация будет сделана не нашими руками и без наших технологий. Начинающаяся модернизационная волна — прекрасный шанс этот инжиниринг вырастить. Отдав же рынок модернизационных проектов в самый благоприятный момент, мы на долгие годы потеряем шанс восстановить паритет.

В России уже начались серьезные вложения инвестиций в НИОКР как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. И это хорошо, но без привлечения инжиниринговых компаний они не будут утилизированы в продукты и услуги. Нельзя упустить сегодняшний момент и потому, что еще есть носители информации о строительстве крупных промышленных объектов в советское время — проектировщики, исследователи, эксплуатационники. Подавляющую часть этой информации можно передать только от человека к человеку, ее не существует на бумажных или электронных носителях. Специалисты — носители этой уникальной информации — уходят из трудоспособного возраста, скоро поделиться опытом будет просто некому.

Старое исчезло, новое не создано

Под инжинирингом понимают широкий спектр услуг от разработки технологий до комплектации оборудования и консультирования по эффективности организации производства. Еще во времена первых проектов по разработке атомного оружия в Америке появилось полушутливое определение: «Инжиниринг — это решение проблем, которые никто не предвидел, и теми методами, которые непонятно, почему работают». Ключевая специализация инжиниринговых компаний — комплексное управление проектами строительства, реконструкции, перевооружения. Именно она в наибольшей степени востребована сейчас заказчиками, желающими получить готовый объект под ключ.

Многие компании уже попробовали самостоятельно управлять реализацией крупных проектов и сделали не самые оптимистичные выводы. Основная проблема — нехватка нужных компетенций. Найти нужных узких специалистов, особенно в области разработки и адаптации технологии, выработки сложных инженерных решений, пусконаладки, крайне сложно. Не меньшую сложность представляет дробление проекта на отдельные фрагменты и функции внутри компании и сопутствующее размывание ответственности между различными подразделениями. Поэтому приглашение сторонней компании, которая имеет требуемый опыт и компетенции и способна взять ответственность за реализацию проекта, многими заказчиками рассматривается как единственный способ работы. Именно поэтому так желателен для заказчика этот самый дорогой вид контракта на услуги под ключ.

Инжиниринг — закономерный этап в разделении труда. И для России профессиональный подход к реализации крупных проектов не нов. В СССР, стране глобальных задач, были и планы стратегического развития, и сквозное бюджетирование. Существовала и единая система документооборота, и единая система управления капитальными вложениями, обеспечивающая всестороннюю экспертизу технико-экономических обоснований. Были сетевые графики строительства и методы отбора ключевых кадров. Существовала в СССР грандиозная система управления натуральными ресурсами, распределявшая всё и вся — от кирпичей до кадров. В СССР при реализации крупных проектов комплексное управление было функцией, ее выполняли отраслевые министерства совместно с Госпланом, Госснабом, Госстроем. На Западе эта функция поручалась инжиниринговым компаниями. Не случайно многие высшие чиновники США — представители этих компаний, например выходец из Halliburton, бывший вице-президент Дик Чейни.

Несмотря на успехи отдельных российских компаний за рубежом, отрицательное сальдо торговли инжиниринговыми услугами стремительно растет

С развалом СССР и распадом отраслей сама собой исчезла функция комплексного управления. Наше отставание в области создания и укрепления крупных инжиниринговых компаний во многом есть следствие управленческого разлома в российской экономике: старое исчезло, новое еще не появилось. За отсутствием сильных отечественных игроков рынок заняли иностранцы. Величина российского рынка и нарастающая потребность в модернизации делают его весьма привлекательным.

Несмотря на успехи отдельных российских компаний за рубежом, прежде всего «Стройтрансгаза», «Атомстройэкспорта», отрицательное сальдо торговли инжиниринговыми услугами стремительно растет. Ежегодно авторитетный международный рейтинг ENR дает перечень более 200 самых крупных инжиниринговых компаний мира. Первая из российских компаний в перечне, «Стройтрансгаз», находится только на 95-й позиции.

Купить или продаться

В России много отраслей нуждается в инжиниринговых услугах: нефтехимия, нефтегазовое производство, включая технологии для производства сжиженного газа и освоение морского шельфа, биотехнологии, переработку твердых бытовых отходов, ремедиацию земель, загрязненных радиоактивными отходами и нефтепродуктами, масштабное строительство инфраструктуры гражданского назначения.

После кризиса 2008–2009 годов резко активизировалось новое промышленное строительство: с мая по июль 2010 года начато или запущено более 70 инвестиционных проектов на сумму 25,6 млрд долларов (см. «Деньги есть, ума не хватает» в «Эксперте» № 38 за 2010 год). Создается широкомасштабная программа реновации электросетевого комплекса. Есть планы строительства нефтеперерабатывающих предприятий нового поколения, выпускающих топливо в стандартах «евро-4» и «евро-5». «Сибур» сформировал большую программу развития нефтехимического производства (см. "Не заставляйте нас производить пластиковые тазики", «Эксперт» № 37 за 2010 год). Правительство одобрило мегапрограмму «Курорты Северного Кавказа» ценой 15 млрд долларов. «Русгидро» приняло программу строительства новых генерирующих мощностей стоимостью 400 млрд рублей. До 2030 года в России предстоит построить 25 тыс. км новых газопроводов. И этот список далеко не полный.

Необходимость развития инжиниринга понятна специалистам. Так, о своей инициативе рассказал «Эксперту» академик Валентин Пармон (см. № 5 за 2011 год.), предлагающий на базе крупного проектного института создать инжиниринговую компанию, — для возглавляемого им Института катализа необходимы компании, не только использующие, но и внедряющие технологии. Запрос идет и со стороны заказчиков. Например, представители одного из крупнейших проектных институтов, казанского «Союзхимпромпроекта», говорили, что именно желание заказчиков получать производственные мощности под ключ заставляет формировать инжиниринговые службы.

Но в последние 20–25 лет в России практически не возводились крупные промышленные предприятия, основные фонды просто эксплуатировались на износ. Были утеряны навыки проектирования, строительства, не наработались навыки комплексного инжиниринга. Один из наиболее эффективных путей восполнения недостающих знаний и умений — заимствование опыта. Нашим компаниям это можно делать разными способами.

Можно купить пакет большой западной инжиниринговой компании. Так поступил «Русал», приобретя долю в австрийской Strabag AG. Можно приобрести целиком не слишком большой западный инжиниринговый бизнес. Так сделал в свое время ЮКОС, купив британскую Davy Process Technology (DPT). Затем в Москве по концептуальному проекту DPT и Red Box Design ЮКОСом был создан Объединенный центр исследований и разработок. Эта многопрофильная R&D-компания быстро включилась в реализацию крупных инновационных проектов в нефтехимии и разработке месторождений нефти Восточной Сибири. Позже ее модель позаимствуют при создании научно-исследовательской организации «Сибур-Томскнефтехим».

Есть и примеры вхождения западных инжиниринговых компаний в капитал наших проектных и инжиниринговых фирм. Создается инжиниринговый бизнес на базе института ВНИПИнефть с участием группы ABB (Lummus), а сейчас долю АВВ купила крупнейшая канадская инжиниринговая компания SNCLavalin. По сути, SNCLavalin заплатила за входной билет на российский рынок. Но компания пошла на это, и институт начинает выходить за рамки сугубо проектировочной работы — к примеру, в строительстве нефтеперерабатывающего комплекса ТАНЭКО в Нижнекамске. SNCLavalin пошла дальше, войдя в состав учредителей создаваемой с нуля компании «ВЭБ-Инжиниринг», ориентированной на сопровождение проектов банка.

В 2003 году сообщалось о создании совместного предприятия инжиниринговой компанией Technip Germany GmbH и «ЛУКойл-Нефтегазстроем» (прежнее название «Глобалстрой-Инжиниринг»). Нельзя сказать, что это был успешный проект, но, вероятно, хороший опыт, а в начале 2010-го «ЛУКойл» объявил уже о создании собственной специализированной организации «ЛУКойл-Инжиниринг», цель завоевания мирового рынка не стоит, но повысить качество сопровождения своих проектов планируется.

Известный успех Финляндии и Сингапура в создании технологических, научных и бизнес-парков был обусловлен привлечением инжиниринговых компаний Technopolis и Ascendas

Панацея ли копирование опыта и привлечение иностранных компаний? В отраслях, где «советский инжиниринг» был силен (военка, атомная отрасль), лучше опираться на собственные силы. Скажем, в «Росатоме» создана дирекция по научно-техническому комплексу, которую недавно возглавил заместитель гендиректора, известный специалист с большим опытом работы и в инжиниринге, и в производстве Вячеслав Першуков. Туда же, где у нас нет своего опыта или он утерян и нельзя обойтись отдельными звездами, надо приглашать компании, покупать компании, создавать совместные предприятия.

В принципе крупные производственные корпорации и банки, финансирующие промышленные проекты, могут попытаться создать и собственный инжиниринг. Но для этого им необходимо приложить немалые усилия, а именно провести структурные изменения: избавиться от могущества службы снабженцев, ведающей поставками оборудования и строящей свои отношения с поставщиками, перейти к проектному методу с формированием временных проектных команд, резко повысить статус руководителей проектов, поменять регламентную базу и проч. И конечно, нужно решить проблему нехватки компетентных кадров. На руководящие позиции в инжиниринге требуются специалисты с опытом работы как в проектной сфере, так и на производстве, как в России, так и за рубежом. Таких сейчас мало. Но можно привлечь из-за рубежа бывших наших специалистов, работающих сейчас в западных инжиниринговых компаниях, специалистов из стран Восточной Европы, уже имеющих опыт работы по совместным проектам. Можно купить и западных специалистов. В том же «ЛУКойл-Инжиниринге» работают иностранцы, много персонала прошло обучение за границей.

Покажите пример

Инжиниринговый бизнес заслуживает серьезного внимания государства, прежде всего потому, что является ключевым элементом коммерциализации инновационных разработок. Обеспечивая заказами российский сектор НИОКР в вузах и НИИ, он одновременно способствует системному развитию целых отраслей промышленности и наукоемкого сектора производства. Это ведет к появлению в стране новых высокотехнологичных и высокооплачиваемых рабочих мест. Проекты, вошедшие в состав государственных программ по энергетике, машиностроению, строительству, на современном мировом уровне развития технологий могут быть выполнены лишь при полноценном участии инжиниринговой компании. Более того, инжиниринговые компании и должны стать крупнейшими работодателями для будущих инженеров, к подготовке которых нас так убедительно призывает президент.

Инноград Fusionopolis в Сингапуре эксперт 751 1 Фото: Legion-Media
Инноград Fusionopolis в Сингапуре
Фото: Legion-Media

В развитии отечественного инжиниринга одной из первых мер должно стать формирование нормальной нормативной базы. С 2010 года допуски к работам по строительству, проектированию, инженерным изысканиям оформляют саморегулируемые организации трех соответствующих типов. Занимаясь всеми этими видами деятельности, инжиниринговые компании вынуждены одновременно вступать сразу в несколько СРО. Это означает двойной или тройной размер вступительных и членских взносов, отчислений в компенсационный фонд, расходов на содержание аппарата. Стоит либо предусмотреть особую категорию СРО для инжиниринговых компаний, либо пересмотреть существующую структуру разрешительной системы. Но самое главное — государство должно добиться появления сильной и крупной российской инжиниринговой компании, сравнимой хотя бы с серединой мирового рейтинга. Произойдет ли это путем покупки иностранной компании, создания СП с последующим выделением отечественного бизнеса, выращивания собственными силами — не важно. Пока этого не происходит, хотя спрос есть у самого государства.

Например, в каждом проекте с участием «Роснано» все и сразу занимаются проблемами с поставками оборудования, выбором и обустройством производственных площадок, управлением многочисленными контрактами — кто как умеет. Тогда как сопровождение всех нанотехнологических проектов специализированной инжиниринговой компанией позволило бы сократить и расходы, и сроки реализации, снизить риски инвесторов. И, что важно, при этом можно сформировать компанию — образец для подражания на рынке научно-производственного инжиниринга.

Создание федерального центра инноваций в Сколкове с дальнейшим возможным формированием сети центров близкого профиля в регионах — сложный и комплексный проект, в котором вместо традиционного подхода (отдельно проектирование, строительство, оснащение, сервисная поддержка) тоже стоит использовать инжиниринговые организации, имеющие подобный опыт. Известный успех Финляндии и Сингапура в создании технологических, научных и бизнес-парков был во многом обусловлен привлечением инжиниринговых компаний, соответственно Technopolis и Ascendas (она активно работала также в Китае и Индии). Обучить бы на базе Сколкова отечественную инжиниринговую компанию, которая затем будет печь иннограды по всей России как пирожки.

Конечно, вопрос во многом упирается и в игнорирование нашими компаниями решений государственных органов. Так, по итогам заседания комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, состоявшегося 23 марта 2010 года, правительству России было дано поручение представить предложения по созданию с участием ведущих высших учебных заведений страны отраслевых инжиниринговых центров, обеспечивающих внедрение и освоение передовых технологий в топливно-энергетическом комплексе. Был отчет от октября прошлого года об исполнении. Однако сведений о начале работы таких центров у широкой общественности нет, хедхантинговые компании не завалены заказами на подбор специалистов для данных центров. Вузы не пересматривают в спешном порядке свои программы для удовлетворения возникших запросов на специалистов. Пока наш бизнес пребывает в инжиниринговой дремоте, его выгоды от модернизации и роста вложений в НИОКР становятся все более призрачными.