От торговли — к рудникам

Событие года на финансовых рынках — размещение акций сырьевого трейдера Glencore. Выбор времени для IPO наводит на мысль о грядущем падении цен на сырьевые товары

Фото: Interfoto
Медные рудники в африканских странах — одно из главных богатств Glencore

В среду 25 мая число официальных европейских миллиардеров резко возрастет. Причина — первичное размещение на биржах в Лондоне и Гонконге акций швейцарской компании Glencore. Это один из крупнейших поставщиков сырьевых товаров в мире и пока еще одна из крупнейших частных компаний. По результатам IPO, в рамках которого компания продаст акций примерно на 8 млрд долларов, капитализация Glencore должна составить около 62 млрд долларов. Это означает, что миллиардером станет не только президент компании Айван Глазенберг (которому принадлежит 15,8% акций), но и еще четыре топ-менеджера. Несколько сотен трейдеров Glencore в одночасье станут мультимиллионерами.

IPO предстоит стать крупнейшим в истории лондонского Сити и одним из крупнейших в Европе. Лишь приватизации немецкого Deutsche Telecom и итальянского Enel в конце 1990-х были больше. Процесс размещения откроет внешнему миру крайне закрытую до тех пор от посторонних глаз частную компанию. Неудивительно, что инвестбанкиры в Сити, вне зависимости от того, вовлечены они в сделку или нет, считают это размещение акций финансовым событием года.

Момент для акционирования Glencore ставит вопросы и о будущем сырьевого рынка. По мнению одних, менеджеры компании пытаются получить крупную сумму, чтобы обеспечить дальнейшую экспансию, возможно, за счет слияний и поглощений с другими крупными игроками. Другие полагают, что Глазенберг и партнеры пытаются заработать на пике сырьевого бума, продав акции накануне снижения сырьевых цен. Последнюю версию подтверждает то, что в начале мая, в связи с опасениями по поводу замедления темпов мировой экономики, цены на сырьевые товары стали падать.

Из тени в свет

У Glencore весьма специфическая репутация. Среди журналистов компания заработала эпитет сверхсекретной, однако ее размер и сфера деятельности гарантируют постоянное попадание в новости. Ведь швейцарский концерн выступает крупнейшим в мире поставщиком и трейдером сырьевых товаров. В нем работают 57 тыс. человек более чем в 40 странах. В 2010 году компания заработала 3,8 млрд долларов чистой прибыли при обороте 145 млрд долларов. Она торгует металлами и минеральным сырьем, а также энергоресурсами и продовольствием.

Основанная в 1974 году трейдером-миллиардером Марком Ричем, компания (которая тогда называлась Marc Rich & Co.) в 1980-х и 1990-х годах обвинялась американскими властями в уклонении от налогов и незаконных сделках с Ираном. Но затем Марк Рич получил помилование от президента США Билла Клинтона, поэтому суд так и не состоялся. Впрочем, негативный имидж Рича и несколько неудачных сделок на рынке цинка (которые едва не привели компанию к банкротству) заставили его продать свою долю партнерам. Они сменили название на нейтральное Glencore.

Смена вывески не лишила компанию истории, столь же увлекательной, как шпионские романы. Американская телерадиокомпания ABC сообщала, что Glencore «обвинялась американскими спецслужбами в незаконных сделках с недемократическими режимами», включая ЮАР времен апартеида, СССР, Иран и Ирак при Саддаме Хусейне. Или в использовании лазеек для обхода санкций ООН против подобных стран. В частности, ЦРУ уличило Glencore в получении нелегальной прибыли в 3,2 млрд долларов от торговли с Ираком в начале 1990-х. Компания активно участвовала в проектах в странах с вооруженными конфликтами (включая Конго и Колумбию) и часто обвинялась правозащитниками и журналистами в нарушении законов. Естественно, все обвинения отвергались.

Несмотря на постоянное упоминание Glencore в новостных лентах, ее топ-менеджеры хранили молчание, предпочитая отсиживаться в штаб-квартире компании, расположенной в приальпийском городке Баар, пригороде Цюриха. До 4 мая, когда был опубликован проспект эмиссии акций, даже не была известна структура собственности Glencore.

И вот появляются сообщения, что выход из корпоративной тени привел к некоторому напряжению внутри компании. Так, бывший глава ВР Джон Браун, которого прочили на пост председателя правления Glencore, в последний момент от места отказался. По слухам в Сити, решение было вызвано опасениями по поводу недостаточной прозрачности швейцарской компании. Пост в итоге занял менее щепетильный Саймон Марри, тот самый, который ранее возглавлял азиатский конгломерат Hutchinson Whampoa и не так давно заявил, что женщины не столь удачливы в бизнесе, как мужчины, потому что отвлекаются на рождение и воспитание детей.

Снятие сливок?

Выбор акционерного пути для менеджеров Glencore означает следующее: они становятся публичными персонами, которым теперь придется быть более открытыми. Они уже разгласили свои состояния. Если спрос на акции, как ожидается, будет высоким, то работающий в Glencore с 1984 года южноафриканец Айван Глазенберг заработает на IPO больше, чем в свое время руководители компании прямых частных инвестиций Blackstone или же основатели Google. Его пакет акций, 9,6 млрд долларов, будет больше пакета Стивена Шварцмана, президента Blackstone во время IPO в Нью-Йорке в июне 2007 года, а основатели интернет-поисковика Google Ларри Пейдж и Сергей Брин в 2004 году на первичном размещении получили пакеты акций по 3,28 млрд долларов.

Миллиардерами 25 мая станут также руководители медного подразделения компании испанец Даниэль Матэ и грек Телис Мистакидис, руководитель подразделения торговли углем американец Тор Петерсон и глава нефтяного трейдинга британец Алекс Бирд. Возможно, таковых будет и больше, но Glencore не раскрывает имена примерно 500 сотрудников, пакеты которых составляют менее 3% акций.

Многомиллиардная оценка состояния вызвала подозрения некоторых инвесторов: сотрудники Glencore хотят снять сливки на пике сырьевого цикла. Сам Глазенберг эту версию отмел, заявив, что топ-менеджеры не смогут продать свои акции в ближайшие пять лет.

В начале мая цены на сырьевые товары стали снижаться. Цена нефти упала на 10%, в некоторые дни баррель марки US Light торговался дешевле 100 долларов. Серебро подешевело за неделю на 6% (самое сильное падение с 1983 года), вниз пошли цены на золото, медь, сахар и какао-бобы. «Плохие экономические новости, такие как рост безработицы в США или сокращение заказов в промышленности Германии, мгновенно отражаются на состоянии сырьевых рынков. К тому же в последние месяцы на многих сырьевых рынках наблюдался спекулятивный элемент, когда цены росли без каких-либо фундаментальных причин. Например, консенсус-прогноз утверждает, что цена серебра оказалась резко завышена, вот мы и наблюдаем сдувание пузыря», — рассказал «Эксперту» аналитик брокерской компании New Edge Джеймс Кеггс.

В Африку

В своем 1600-страничном проспекте эмиссии Glencore впервые раскрыла информацию о структуре прибыли. В 2010 году прибыль до выплаты налогов трейдингового подразделения (весь спектр сырья, от сои до угля) составила 2,4 млрд долларов. При этом добыча сырьевых товаров и другая промышленная деятельность дала 2 млрд долларов.

По мнению многих, в ближайшее время горнодобывающее крыло Glencore обойдет трейдинговое по своему значению для компании. Самые важные проекты находятся в Казахстане, ДР Конго и Колумбии. По производству и прибыльности они позволят Glencore пойти в список FTSE 100 горнодобывающих компаний наравне с Eurasian Natural Resources и Vedanta. «В течение трех лет мы ожидаем, что 60 процентов прибыли компании будет приходиться на промышленные активы. Лишь в 2015 году эта доля упадет до 50 процентов», — утверждается в отчете аналитиков Citigroup. Не менее оптимистичны аналитики Morgan Stanley, которые считают, что промышленные активы компании дадут 5,6 млрд долларов прибыли уже в 2012 году.

Этот сдвиг может оказаться даже более существенным, поскольку бухгалтеры Glencore занимаются консолидацией прибыли, полученной от швейцарской горнодобывающей компании Xstrata, также имеющей лондонский листинг. В ней Glencore принадлежит 34,5% акций, что означает пропорции в прибыли в 2010 году в 1,7 млрд долларов. Размещение акций в конце мая даст Glencore средства для повышения своей доли в Xstrata или же для покупки новых промышленных активов, которые лишь усилят горнодобывающее подразделение компании. Glencore уже активно финансирует расширение своих медных шахт и металлургических заводов в Конго и Замбии, где она превратилась в одного из ключевых инвесторов. В частности, компании принадлежит контроль над Katanga Mining в Конго, где в 2015 году будет производиться 300 тыс. тонн меди. Эти перспективные активы, правда, находятся в самой нестабильной и политически опасной части Африки. В прошлом году британская компания First Quantum Minerals потеряла контроль над двумя месторождениями меди, которые у нее отобрали власти ДР Конго. «Поэтому на IPO перед инвесторами будет стоять вопрос, насколько они заинтересованы в активном участии в проектах в Африке. Это очень зависит от конкретной компании — некоторые из них не очень хорошо справляются с управлением политическими рисками, предпочитая более спокойные страны. Другие, как Glencore, вполне могут работать с подобными рисками, что не выходит из зоны комфорта менеджмента», — рассказал «Эксперту» Тим Хафф, аналитик RBC Capital Markets.

Впрочем, пока инвесторы готовы воспринимать подобные риски. Так, на 31% выпускаемых в конце месяца акций подписалась группа ключевых инвесторов. Крупнейшим из них станет Aabar Investments, инвестиционное подразделение эмирата Абу-Даби, которое имеет большие пакеты в автомобильном концерне Daimler и в итальянском банке UniCredit. Aabar заявила о планах купить акции Glencore минимум на 850 млн долларов, а затем докупить еще 150 млн. Крупные пакеты акций Glencore планируют приобрести финансовые компании BlackRock и Fidelity.

Лондон