Срок годности истек

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
9 мая 2011, 00:00

Устранение Усамы бен Ладена позволяет Соединенным Штатам выйти победителем из затянувшейся «войны с террором». В чем будет состоять новая американская внешнеполитическая стратегия, пока не ясно

Фото: Chien-Chi Chang/ Magnum Photos/ Agency.Photographer.ru

Тысячи американцев вышли к Ground Zero — месту, где находились башни-близнецы Всемирного торгового центра. Мировые лидеры и международные организации хором приветствовали уничтожение террориста номер один. Выступил и предыдущий президент США Джордж Буш: «Это событие ознаменовало собой победу Америки, людей, которые хотят мира во всем мире. Всех тех, кто потерял любимых 11 сентября 2001 года. Битва с терроризмом продолжается, но сегодня Америка ясно дала понять: как бы долго это ни продолжалось, правосудие свершится».

Впрочем, как минимум в одном предшественник Барака Обамы был не прав — война с террором завершена. Нет, террористические организации, конечно же, не остановят своей деятельности — уничтожение Усамы бен Ладена не нанесло им особого вреда. Международный терроризм сетевой по своей сути, а составляющие его террористические движения имеют скорее горизонтальные связи, нежели вертикальные. Продолжит свою деятельность и организация бен Ладена «Аль-Каида». Ее следующим руководителем станет, вероятно, не менее популярный лидер Айман аз-Завахири. Однако все это будет уже неважно. Бен Ладен был символом всего антитеррористического крестового похода, положенного в основу внешней политики администрации Джорджа Буша. Его представляли как мировое зло, главного международного террориста — и теперь, после его ликвидации, США могут завершить эту кампанию громкой победой. Что абсолютно в интересах Белого дома — у США больше нет ни ресурсов, ни желания вести начатый Бушем крестовый поход.

Конец легенды

«Сегодня я могу сообщить народу Америки и всему миру: США провели операцию, в ходе которой был убит Усама бен Ладен, лидер “Аль-Каиды”, террорист, ответственный за гибель тысяч невинных мужчин, женщин и детей… Правосудие свершилось», — это сенсационное заявление президент Обама сделал поздно вечером 1 мая.

Усама бен Ладен жил в особняке, расположенном на окраине города Абботтабад (100 км от пакистанской столицы Исламабада). Его обитатели применяли все возможные средства конспирации. Дом, больше похожий на укрепленный бункер, окружала стена высотой более четырех метров. За нее никого не пускали. Рассказывают, что если на улице дети играли в футбол, а мяч перелетал через забор, то хозяева просто давали юным футболистам деньги на покупку нового мяча. В здании не было ни интернета, ни телефонной связи — обитатели опасались быть вычисленными американскими службами электронной разведки. Даже мусор сжигался во дворе. Однако дом все же нашли — по некоторым данным, через одного из курьеров, жившего там и работавшего на террориста номер один.

Здание брало штурмом специальное сверхсекретное подразделение морских котиков «Отряд 6», прибывшее на место операции на трех новейших вертолетах (по некоторым данным, это была стелс-версия вертолета Sikorsky MH-60 Black Hawk). В шлемы солдат были вмонтированы видеокамеры, и за операцией в прямом эфире наблюдали сам президент Обама и все его правительство.

Бой длился 40 минут, после чего спецназовцы передали на базу условный сигнал «Джеронимо E-KIA». Это означало: цель ликвидирована. Поначалу американцы утверждали, что террориста застрелили, когда он прятался за спиной жены. Но позже появились комментарии двенадцатилетней дочери бен Ладена, которая якобы свидетельствует, что ее отца взяли безоружного, а потом хладнокровно пристрелили. Оставлять труп бен Ладена в особняке или хоронить его американцы не стали, спецназовцы забрали его с собой на вертолетах. После всех необходимых процедур, включая взятие образцов ДНК и фотографирование, тело захоронили в море. В Вашингтоне не хотели превращать могилу бен Ладена в место паломничества его последователей.

Во время проведения операции вместе с бен Ладеном было убито и несколько членов его семьи — сыновья и внуки. По некоторым данным, ликвидирован и информатор, который навел американцев на убежище. Дом обыскали сверху донизу, в результате ЦРУ получило в распоряжение жесткие диски и иные электронные хранилища данных. Проведя поверхностный анализ этих данных, американские официальные лица уже заявили, что «Аль-Каида» готовила в скором времени новые масштабные теракты.

Изначально американцы хотели забрать с собой всех домочадцев бен Ладена. Однако вертолет, на котором их должны были везти, сломался. Поэтому захвачен был лишь один из сыновей — сейчас с ними работают дознаватели, пытаясь получить дополнительную информацию о террористической деятельности «Аль-Каиды». Остальных членов семьи связали, и позже они попали в руки пакистанских спецслужб.

Несмотря на то что Усама бен Ладен укрывался на пакистанской территории, операция проводилась исключительно силами американских подразделений. По словам советника президента США по борьбе с терроризмом Джона Бреннана, пакистанские власти даже не были оповещены о предстоящей операции. Вашингтон боялся утечки информации, поскольку тесные связи между исламистскими террористическими организациями и руководством пакистанских спецслужб давно известны. Теперь в отместку пакистанские спецслужбы не пускают американцев к домочадцам бен Ладена.

Антитеррористический крестовый поход, начатый Джорджем Бушем-младшим, стал настоящей обузой для администрации Барака Обамы

Под сенью антитеррора

Охота на Усаму бен Ладена стала проектом администрации Джорджа Буша-младшего, ее главным мифом. Лидер одной из многих исламистских террористических организаций, он был вознесен Белым домом на трон короля мирового терроризма только потому, что американцам нужен был такой король.

Придя к власти в 2001 году, Джордж Буш-младший и его администрация взяли курс на утверждение американской гегемонии во всем мире, создание однополярного мира во главе с Соединенными Штатами. Для проведения этой линии необходимо было идеологическое обоснование — и таковым стало объявление крестового похода против мирового терроризма. После шокирующих событий 11 сентября ни одна мировая держава не дерзнула оспорить целесообразность такого шага, не говоря уже о том, чтобы выступить против. Американское лидерство в этой кампании никем не оспаривалось, США были не только самой «пострадавшей» стороной от вылазок террористов, но и самой сильной державой Запада.

В рамках «информационного обеспечения» внешней политики и возник образ бен Ладена. Поскольку нельзя вести публичный крестовый поход против такого сетевого актора, как терроризм, у которого нет единого лица и четкой структуры, США персонифицировали его в лице всем понятного и известного человека. Он стал «плохим парнем», и номинально против него США вели свою антитеррористическую войну.

В реальности же под идеологический антитеррористический крестовый поход подгонялись почти все направления внешней политики Джорджа Буша. Афганистан, нужный США для присутствия возле границ Китая и Ирана, строительства трубопровода из Средней Азии к Индийскому океану и контроля за 95% мирового производства опиума, был объявлен прибежищем для «Аль-Каиды» и стал первой жертвой «доктрины Буша». А после того как в Ираке не было обнаружено оружия массового поражения, Соединенные Штаты стали оправдывать свое присутствие в Междуречье борьбой с «Аль-Каидой», укрепившейся на суннитских территориях Ирака после вторжения американцев. К борьбе с международным терроризмом была привязана и агрессивная политика в отношении Ирана — Вашингтон требовал санкции против Тегерана из-за поддержки последним террористических организаций в Палестине и Ираке.

Вопрос международного терроризма использовался США и в европейских делах. До 11 сентября американская администрация с опасением наблюдала за тем, как западноевропейские союзники постепенно выходили из-под ее влияния, начинали проводить собственную внешнеполитическую линию (прежде всего на ближневосточном и российском направлении). Трагизм же событий 11 сентября позволил Вашингтону создать и возглавить антитеррористическую коалицию западных стран, ввести их в фарватер своего афганского, иракского и иранского направления.

Наконец, антитеррористический крестовый поход коснулся американо-российских отношений. Для «эффективной борьбы с “Аль-Каидой” в Афганистане» США стали укреплять свои позиции в центральноазиатских республиках. Их военные подразделения оказались в Киргизии и на какое-то время в Узбекистане. Кроме того, «опасность попадания ядерных боеголовок в руки террористических организаций» была одной из причин, которая помогла США обосновать необходимость развертывания восточноевропейского сегмента противоракетной обороны в Чехии и Польше.

Во внутренней политике американской администрации антитеррористическая аргументация тоже сыграла свою роль. С ее помощью Белому дому удалось усилить контроль за американским обществом. Так, принятый ради борьбы с терроризмом «патриотический акт» серьезно ограничил права и свободы американцев. В частности, он дал ФБР ряд легальных оснований для слежки за частными гражданами под предлогом их защиты от терроризма (подслушивание телефонных переговоров, анализ электронной переписки и даже просмотр библиотечных формуляров на наличие «неправильной» литературы).

Обама без Усамы

Между тем взятый администрацией Буша внешнеполитический курс не только не привел к становлению однополярного мира, но и стал причиной серьезного ослабления позиций Америки. У Соединенных Штатов произошло классическое «имперское перенапряжение», а начавшийся экономический кризис лишь усугубил ситуацию — Вашингтон уже не мог себе позволить тратить сотни миллиардов долларов на внешнеполитические авантюры. В результате сегодня идеологическое прикрытие — антитеррористическая война — превратилось в обузу для новых хозяев Белого дома. От нее нужно было избавиться.

Почти десять лет публичной войны с террором привели к тому, что США потеряли безоговорочную легитимность своих «антитеррористических операций». Излишне агрессивная внешняя политика, демонстративное игнорирование интересов своих союзников дали результат — антитеррористическая коалиция стала распадаться. Европейские страны выходили из афганской и иракской кампаний, не желая больше ассоциироваться с Соединенными Штатами. В искренность американской антитеррористической доктрины перестали верить даже самые либеральные европейские обыватели. Стремление обосновать все свои акции борьбой против терроризма нивелировало само это понятие (как ранее произошло с «демократией» и «правами человека»). Вместо объединяющего стимула совместная борьба с терроризмом превратилась в разъединяющий фактор. Европейские лидеры все больше говорили о том, что под покровом общей борьбы с «Аль-Каидой» США реализуют собственные национальные интересы, заставляя при этом европейцев таскать каштаны из огня.

Серьезно испортились и отношения между Америкой и исламским миром. Арабской улице объясняли, что антитеррористическая кампания Джорджа Буша фактически представляет собой войну против ислама, а цель нового крестового похода Запада — контроль над ближневосточными ресурсами. Ненависть к американцам возросла до такой степени, что самым популярным политиком в арабских странах стал резкий критик Америки Махмуд Ахмадинежад — иранец и шиит.

Кроме того, антитеррористическая кампания вызвала резкое усиление исламистских террористических организаций. Они не только получили новых рекрутов, но и пришли в те регионы, где их не было (Ирак) или откуда их ранее успешно выгнали (Афганистан). На волне антиамериканизма исламисты смогли укрепить свои позиции и авторитет в ближневосточных обществах, и теперь после событий «арабской весны» вполне могут получить властные полномочия в ряде государств Ближнего Востока (первым на очереди Египет).

Потеряла террористическая угроза и значение с точки зрения внутренней политики США. Усама бен Ладен перестал быть интересен американским избирателям. Их стали больше волновать не внешнеполитические авантюры, а внутренние проблемы страны. Выступления и угрозы террориста номер один уже не попадали на передовицы газет, их сменили вопросы, связанные с выходом США из глубочайшей за последние полвека экономической рецессии.

Таким образом, новая американская администрация решила завершить уже ненужную идеологическую войну. Завершать ее нужно было победой — слишком много поражений потерпели США на международной арене за последнее время. Поскольку американская пропаганда персонифицировала терроризм в лице бен Ладена, то идеальным завершением кампании стало бы устранение лидера «Аль-Каиды». «Сразу же после прихода к власти я дал указание директору ЦРУ поставить поимку или же ликвидацию бен Ладена во главу угла нашей войны против “Аль-Каиды”», — заявил Обама. Однако убирать решили не сразу. Несмотря на то что, по словам самого американского президента, местонахождение террориста номер один было известно еще в августе, саму операцию осуществили лишь сейчас.

По мнению ряда экспертов, смерть бен Ладена была приурочена к началу предвыборной кампании Барака Обамы, желающего остаться на своем посту еще на четыре года. В предвыборном штабе Обамы посчитали, что во время кампании республиканцы сделают упор на позиционировании нынешнего президента как слабого администратора, не способного эффективно представлять страну на внешней арене и принимать жесткие решения. Ликвидацией бен Ладена хозяин Белого дома обезоружил конкурентов. По словам Джона Бреннана, Барак Обама не только совершил «один из самых дерзких шагов, которые делал какой-либо президент в последнее время», но и эффективно завершил то, на что республиканцам понадобилось десять лет и сотни миллиардов долларов, с помощью одной успешной спецоперации. Так что даже своей смертью Усама бен Ладен сослужил службу Белому дому.