В ожидании регулирования

Негосударственным пенсионным фондам срочно требуется профильный регулятор, предсказуемое регулирование и закон о выплатах. Задержки в принятии решений ставят под удар 11 миллионов клиентов НПФ

Система негосударственных пенсионных фондов перестала быть частью политики по работе с персоналом крупных корпораций и превратилась в важный сегмент финансового рынка: с учетом кампании 2011 года активы фондов уверенно стремятся к 1 трлн рублей. Однако 11 млн застрахованных, формирующих свою накопительную часть пенсии в НПФ, сегодня фактически существуют в законодательном вакууме.

НПФ оказались на стыке ответственности целого ряда ведомств: Министерства здравоохранения и социального развития, Министерства финансов, Министерства экономического развития, ФСФР России. Таким образом, принятие изменений в законодательство, затрагивающее НПФ, требует согласования позиций органов власти, что затягивает процесс принятия необходимых законодательных решений и затрудняет деятельность фондов. «Вместо нормативных документов мы имеем “мнения” и “рекомендации”, которые ни на чем не основываются», — критикует сложившееся положение президент некоммерческого партнерства «Национальная ассоциация негосударственных пенсионных фондов» (НП НАПФ) Константин Угрюмов.

Пенсионеры без пенсии

Несогласованность позиций госорганов уже поставила под угрозу выплаты застрахованным лицам: начинается массовый выход на пенсию людей, имеющих право на накопительную часть трудовой пенсии (в 2012 году, по оценкам «Эксперт РА», пенсионерами станут не менее 100 тыс. клиентов НПФ), закон, определяющий порядок выплат, пока не принят. Законопроект, подготовленный Минэкономразвития еще в 2009 году, потонул в согласованиях и до сих пор не внесен в Думу. При этом большинство участников рынка пессимистично смотрят на сроки его возможного принятия (см. график 1). «Чиновники элегантно уходят от решения этой проблемы, занимаясь циничным “пинг-понгом”, перекладывая ответственность с ведомства на ведомство, указывая в ответ на наши запросы, что законодательства (которое они же и должны разработать) сегодня нет», — отмечает Константин Угрюмов.

Перед НПФ также стоит системная проблема сохранности пенсионных накоплений. Сейчас понятие «сохранность»
в законодательстве фактически подразумевает сохранность пенсионных обязательств НПФ на каждом годовом интервале. При этом если Пенсионный фонд Российской Федерации может распределять убытки на счета застрахованных лиц, то НПФ, поступившие так в 2008 году, получили в 2011-м предписание компенсировать эти убытки за счет собственных средств. «Возложение ответственности за сохранность средств пенсионных накоплений только на НПФ не имеет перспективы, — считает исполнительный директор НПФ “Благосостояние” Елена Сухорукова. Фонды прекрасно осознают свою ответственность в первую очередь перед теми одиннадцатью миллионами граждан, которые доверили им формирование своей будущей накопительной части трудовой пенсии».

Для успешного развития пенсионной системы определение понятия сохранности нуждается в изменении. «Безусловно, необходимо обеспечить сохранность средств, которые к моменту выхода человека на пенсию должны соответствовать переданным взносам, — говорит президент НПФ “ЛУКойл-Гарант” Сергей Эрлик. — Можно идти дальше и сохранять доходность на уровне инфляции, но в этом случае нужно сформировать систему резервирования, систему гарантий». О системе страхования пенсионных накоплений упоминает и Министерство экономического развития в проекте закона о выплатах.

При создании такой системы необходимо учесть опыт гарантийного фонда Российского союза автостраховщиков и Агентства по страхованию вкладов. И в том и в другом случае дифференцированная исключительно по объему обязательств система взносов привела к реализации ухудшающего отбора, когда взносы более устойчивых организаций компенсировали убытки обанкротившихся. И если АСВ получило поддержку государства, то фонд РСА оказался практически полностью исчерпан в 2009 году.

Неуправляемое развитие

Отсутствие единой позиции государственных органов влияет на деятельность фондов не только в долгосрочной, но и в среднесрочной перспективе.

Вопрос сохранности пенсионных средств неизбежно затрагивает эффективность инвестиционного процесса в НПФ. Так, согласно сделанным в апреле заявлениям Счетной палаты России, большинству НПФ в 2005–2010 годах не удалось обеспечить сохранность пенсионных накоплений с учетом инфляционных потерь. Данные НП НАПФ свидетельствуют об обратном: в среднем за этот период фонды начислили на счета застрахованных лиц 104,7% при инфляции 81,4%. Вне зависимости от справедливости утверждений сторон, государство могло бы поспособствовать эффективности инвестирования НПФ. «Фонды заинтересованы в инвестициях в долгосрочные стабильные инфраструктурные проекты, которые имеют приемлемую доходность и исключительные гарантии сохранности вложенных средств», — говорит Елена Сухорукова. Кроме этого, фонды и управляющие компании не могут включить в портфель пенсионных накоплений бумаги «Газпрома» и «Роснефти». «В этом году сложилась ситуация, когда в силу невозможности приобретения ряда бумаг, являющихся драйверами роста на фондовом рынке, пенсионные накопления по доходности уступают несколько процентных пунктов пенсионным резервам — хотя и там и там мы используем практически одни и те же инструменты», — отмечает генеральный директор УК «КапиталЪ» Вадим Сосков.

Несмотря на противоречивое регулирование рынка, фонды продолжают инвестировать в развитие и привлекать клиентов. Это ведет к росту конкуренции, клиенты все чаще переходят из одного фонда в другой, а издержки НПФ растут (см. график 2). Так, в 2010 году переходы из фонда в фонд фактически лишили НПФ 1–2 млрд рублей, выплаченных в качестве вознаграждения агентам. «На рынке нередки случаи, когда человек переходит из фонда в фонд до десяти раз за год, — говорит президент НПФ “Социум” Анатолий Пузына. — Но насколько сознателен его выбор? Ведь подробная информация о деятельности НПФ, на основании которой можно сделать свой выбор, обычно публикуется по результатам деятельности за год».

Решением этой проблемы мог бы стать запрет на подписание более чем одного договора в течение года. Однако и такое, отнюдь не судьбоносное решение требует согласования позиций ведомств.

Единый регулятор

Решение этого вороха проблем и остановка «законодательного пинг-понга» невозможны в условиях сохранения текущей схемы регулирования НПФ, поэтому для обеспечения их устойчивого развития необходимо профильное ведомство, выполняющее надзорные и нормотворческие функции. «Сейчас значимость этой глобальной с точки зрения социальных и политических рисков проблемы недооценивается государством», — предупреждает Сергей Эрлик. «Нужен единый регулятор системы, понимающий, что гарантии сохранности должны быть подкреплены понятным механизмом их покрытия», — согласен с ним президент фонда «Центр стратегических разработок» Михаил Дмитриев.

Профильный регулятор пенсионной системы и гармонизация законодательной базы необходимы рынку в кратчайшие сроки. «У нас есть год, чтобы принять закон и встретить потенциальный будущий кризис если не во всеоружии, то по крайней мере с нормальной законодательной базой», — предупреждает Вадим Сосков. В противном случае
противоречия между государством, НПФ и управляющими компаниями будут возникать и в дальнейшем. При этом под ударом окажется еще больше людей: участники опроса, проведенного на конференции «Будущее пенсионного рынка» 21 апреля 2011 года, предсказывают, что к концу 2012-го формировать накопительную часть пенсии в НПФ будут уже 15 млн человек.

Приоритетными задачами для нового регулятора должны стать определение понятия сохранности пенсионных накоплений и объема пенсионных обязательств в накопительной части трудовой пенсии, принятие закона о выплатах. Пристальное внимание нужно будет уделить надежности самих НПФ, в том числе вопросам инвестирования пенсионных средств и системам риск-менеджмента.