Хиппующая Венера и другое бедное искусство

Культура
Москва, 16.05.2011
«Эксперт» №19 (753)
В Мультимедиа Арт Музее в рамках года Италия—Россия открылась выставка «Итальянское искусство ХХ века. Шедевры “Арте повера” из собрания Кастелло ди Риволи», рассказывающая об одном из значительных направлений современного искусства

Фото: архив пресс-службы

«Бедное искусство» — именно так переводится с итальянского arte povera. Бедное оно, впрочем, не потому, что делали его бедные художники, а потому, что сделано из бедных материалов. Старая одежда, веревки, камни, стекло — в ход шло все, что можно было найти на ближайшей помойке. По крайней мере выглядит arte povera именно так, то есть сознательно прибедняется. На самом деле «бедность» его — это все-таки художественный прием, потому что все эти груды угля, деревяшки и старые тряпки давно нашли пристанище в музеях и галереях, на аукционах и арт-ярмарках. Учитывая же, что сегодня «бедное искусство» стоит сотни тысяч евро, а то и миллионы, то напрашивается аналогия с миллионером в дырявых джинсах и рваном пиджачке. Но это сейчас.

А началось все в начале 1960-х, во времена всемирной оттепели, когда на горизонте маячил революционный 1968-й год, все прогрессивное человечество хипповало, бунтовало против буржуазных ценностей, а по Европе бродил «призрак коммунизма». Тогда-то один еще совсем молодой, а впоследствии всемирно известный куратор Джермано Челант заметил, что многие его столь же юные соотечественники делают искусство из каких-то не слишком эстетичных материалов вроде бумаги и цемента. Умный Челант тут же подвел под это дело теоретическую базу — можно сказать, он и придумал бренд «бедного искусства», оформил его как движение, потому что сложившейся группы в те времена не существовало. А были художники из индустриального Турина и столичного Рима, молодые бедные горячие головы, которые бунтовали против элитарности и устроили свою маленькую войну за новое искусство в галереях, а потом и в музеях.

Первый бой был дан в 1967 году, когда Джермано Челант собрал выставку в генуэзской галерее, которая сопровождалась манифестом «Бедное искусство: примечания к партизанской войне». Партизанскую войну молодежь объявила коммерции. Тогда казалось, что весь этот мусор не стоит и гроша, а потому это и есть настоящее искусство, чистое и бунтарское, в общем, практически авангард. Однако стратегия сработала в точности до наоборот — «arte povera» в итоге стало таким же брендом, как и пригламуренный поп-арт, с которым «бедные» творцы, конечно же, конкурировали и которому противостояли.

Одним из самых радикальных художников направления стал Микеланджело Пистолетто, столь же продуктивный, как и его великий тезка. Начав писать портреты на зеркалах, он затем создал самое символичное произведение arte povera — «Венеру в лохмотьях». Скульптура Венеры, роящейся в груде секонд-хенда, оказалась символом современного искусства Италии своего времени. Низвержением классики занимались еще футуристы, и поместить Венеру в груду старых тряпок — это, конечно, радикальный жест, смысл которого в вечном авангардном желании сбросить классику с корабля современности. Доминанта классического искусства для Италии — самая главная проблема: в стране-музее современные направления по-прежнему остаются лишними, а художники в основном тратят силы на подрисовывание усов Джоконде.

Не меньшим радикали

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (753) 16 мая 2011
    Денежная политика
    Содержание:
    Перестраховка

    Ужесточение денежной политики Центробанка кажется неуместным — инфляция и так пошла на спад, реальные кредитные ставки уже положительны. Однако сильного удорожания денег ожидать не стоит — спрос на кредиты достаточно вялый, а конкуренция за заемщика высока

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама