Российская экономика на качелях запасов

Между спросом и выпуском, к счастью, существует «подушка» запасов материальных оборотных средств. Грамотное управление запасами позволяет демпфировать кризисы и готовиться к новому оживлению

Рисунок: Игорь Шапошников

Глобальный кризис прервал многолетнее расширение мирового хозяйства и десятилетний быстрый экономический рост России. В 2010 году ведущие экономики мира устойчиво, хотя и довольно медленно, продолжали оправляться от кризиса. В русле мировых тенденций следовала и российская экономика (см. график 1). Тем не менее, судя по публикациям в СМИ, профиль и параметры ее восстановления представлялись «странными». Ставилась под сомнение достоверность опубликованных Росстатом данных, критически воспринималась динамика посткризисного восстановления, высказывались недоумения по поводу природы экономического роста.

«Странными» параметры возвращения на траекторию роста представляются, во-первых, из-за слишком малого послужного списка резких перегибов (обрушений и восстановлений) в новейшей рыночной истории российской экономики. Если не учитывать катастрофического обвала начала 1990-х, кратковременного падения и чрезвычайно быстрого отскока до и после августа 1998 года, то кризис 2008–2009 годов стал первым достаточно длительным и ярко выраженным периодом слома экономического тренда. Во-вторых, нельзя не отметить чрезвычайно большую, напоминающую движение качелей, амплитуду колебаний запасов, обеспечивающих деятельность производственных предприятий и торговых организаций. Несмотря на все статистические огрехи и обоснованную критику показателя изменения запасов материальных оборотных средств (МОС), публикуемого Росстатом, при анализе профиля кризиса пренебрегать им не следует.

Управление запасами

«Качели» динамики материальных оборотных средств в 2008–2010 годах были одним из ключевых факторов, определившим характер траектории не только валового накопления (то есть всех составляющих совокупного инвестиционного спроса), но и российской экономики в целом.

Волновые колебания объемов запасов зависят от фаз экономического цикла. Снижение запасов МОС при движении экономики от роста к спаду является сильным дестабилизирующим фактором, который обрушивает динамику ВВП, а увеличение при переходе от падения к подъему способствует его быстрому росту. Именно такие «качели» изменения объемов запасов в последние три года сначала весьма негативно сказались на итоговых показателях хозяйственной деятельности, а затем предопределили мнимую «странность» высокой динамики производства при восстановлении роста российской экономики. Так, на подъеме экономического развития России запасы стремительно увеличивались (до осени 2008 года), в фазе общеэкономического спада (конец 2008-го — первая половина 2009 года) — резко пошли вниз, а при восстановлении роста (с середины 2009 года) вновь реверсивно двинулись вверх (см. график 2).

Показатель изменения МОС характеризует разницу между поступлением продукции в запасы и ее выбытием на предприятиях различных отраслей. Материально-вещественный состав накоплений в материальных оборотных фондах и запасах состоит из трех основных компонентов: прироста производственных запасов (сырья, материалов, полуфабрикатов, топлива, запчастей), затрат в незавершенном производстве; прироста запасов готовой продукции и товаров для перепродажи на складах предприятий, в хозяйствах населения и фермеров; наконец, прироста лесонасаждений.

Изменение производственных запасов синхронизировано с циклами деловой активности. В фазе подъема наращивание производственных запасов является своеобразной страховкой для бесперебойного и ритмичного процесса расширяющегося производства. Во время кризиса и угасания деловой активности производители, чтобы не омертвлять финансовые средства, стараются быстро привести объемы невостребованных запасов сырья и материалов к минимально возможному уровню. В посткризисном периоде, в условиях оживления деловой активности, рост потребности в сырье и материалах, используемых в производстве, ведет к увеличению их запасов. Эта производственно-технологическая обусловленность движения производственных запасов четко прослеживается как в российской, так, например, и в американской экономике (см. графики 3 и 4).

Управление запасами готовой продукции нацелено на решение других задач — как производственных, так и сбытовых. Запасы готовой продукции играют не только роль буфера для сглаживания динамики выпуска в условиях волатильности объемов продаж и цикличных колебаний деловой активности, но и наличного ресурса для быстрого насыщения рыночного спроса. И здесь, похоже, российские менеджеры не так профессионально и грамотно управляют движением запасов готовой продукции, как их американские коллеги. Если профили изменения производственных запасов в российской и американской экономиках идентичны, то о характеристиках движения запасов готовой продукции этого не скажешь. Они различны, и это различие в пользу американских управленцев. Изменение запасов готовой продукции в американской экономике оперативно следует за деловой конъюнктурой. При ее ослаблении они сокращаются быстрее и, напротив, при ее оживлении быстрее растут (график 4). Чего не скажешь о результатах организационно-технологического управления запасами готовой продукции в российских условиях (график 3).

Отскок в расчете на будущий спрос

Мировой финансово-экономический кризис существенным образом сократил внешний и внутренний спрос на продукцию российских предприятий. Приспосабливаясь к новой обстановке, производственные предприятия и торгово-сбытовые организации резко снизили активность хозяйственной деятельности, сократили объемы производства, уменьшили размеры запасов. Номинальное сокращение МОС последовательно увеличивалось — с 4,7% ВВП в четвертом квартале 2008 года до 7,1% ВВП в четвертом квартале 2009-го. В целом за 2009 год сокращение МОС (за исключением третьего квартала) внесло основной вклад в обрушение валового накопления. Масштабной реализацией запасов российские предприятия, в первую очередь промышленные и строительные, приспосабливались к стремительно сокращающемуся внешнему и внутреннему спросу.

По мере оживления экономической активности снижение МОС резко замедлилось — до 2,6% ВВП в первом квартале 2010 года. Затем, вслед за восстановлением производства, потребительской и инвестиционной составляющих внутреннего спроса, предприятия и организации во втором-третьем кварталах возобновили наращивание материальных оборотных средств. В конце года последовало обычное для российской экономики их сезонное сокращение. В целом за 2010 год запасы приросли на 421,3 млрд рублей (0,9% ВВП), в то время как в 2009 году они сократились на 1190,3 млрд рублей (3,0% ВВП, см. графики 2 и 5).

В аналитических целях любопытно сравнить динамику объемов внутреннего спроса, рассчитанного в методологии системы национальных счетов, и условного показателя, характеризующего внутренний спрос, но без учета изменения МОС. Логика такого сравнения объяснима, учитывая экономическую сущность товарных запасов. С одной стороны, продукция, направляемая в запасы, уже произведена. Но с другой стороны, она еще не продана. Ее размер и длительность нахождения на складах предприятий и организаций до конечной реализации должны соответствовать складывающимся и перспективным размерам производственного, потребительского и инвестиционного спроса.

Динамика воспроизводственных процессов без учета прироста МОС на фазах роста, спада и оживления выглядела так, как показано на графике 6. До 2009 года, в фазе подъема, наращивание запасов, несмотря на увеличение их номинального объема, практически не оказывало значимого влияния на динамику внутреннего спроса — их вклад в его рост по годам колебался в пределах 0,1–0,5 п. п. Во время кризиса обрушение «качелей» запасов стало основным драйвером падения общеэкономической динамики. При сломе тренда (переход от роста к спаду) внутренний спрос за исключением изменения запасов МОС сократился на 6,2%, в то время как с их учетом его падение было вдвое глубже — 13,9%. Как следствие, в 2009 году изменение запасов МОС в итоге дало 90% спада ВВП.

В 2010 году ситуация стала противоположной. Взлет «качелей» запасов добавил позитива в итоговый показатель общеэкономической динамики. Переход от сокращения МОС к их наращиванию обеспечил рост внутреннего спроса на 7,4%, в то время как, если исключить составляющую изменения запасов, расширение деловой активности, следующей за спросом (без МОС), составило всего 3,3% (см. график 6). Таким образом, если при анализе экономической ситуации элиминировать взлет «качелей» запасов, то и в этом случае восстановление внутреннего спроса по итогам 2010 года набирало обороты, хотя далеко не так быстро, как в докризисные годы.

После кризиса ситуация с запасами еще не полностью нормализовалась. Фактор пополнения запасов станет значимой добавкой в динамику российской экономики

Возвращение к норме

В зарубежной практике сигнальным индикатором, характеризующим взлеты или обрушения «качелей» МОС, служит коэффициент соотношения запасов и продаж (Inventories/Sales). Он характеризует время (в месяцах), которое потребуется предприятиям, чтобы распродать запасы. Численное значение этого коэффициента зависит от конкретной отрасли, а в целом по экономике — от сложившихся организационно-технологических процедур управления запасами в хозяйственной системе страны.

До кризиса для российской экономики коэффициент покрытия продаж запасами оценивался в 1,35–1,5, а, например, для американской — в 1,25–1,4. А вот профиль их изменения во время кризиса 2008–2009 годов был идентичен. Отношение уровня запасов к объему продаж взлетело и достигло пика во время острой фазы кризиса, в конце 2008-го — первой половине 2009 года. Предприятия не успевали вслед за обрушением спроса на их продукцию избавляться от излишних запасов. Затем, в условиях оживления хозяйственной активности, коэффициент соотношения запасов и продаж стал стремительно падать, причем для российской экономики — до рекордно низкого уровня за последние пять лет (см. график 7). Столь резкое падение указывает на то, что продажи росли опережающим темпом и для обеспечения нормальной производственной деятельности предприятиям необходимо дальнейшее наращивание МОС.

Возобновление пополнения запасов в 2010 году свидетельствует о позитивных ожиданиях производителей относительно спроса на их продукцию в ближайшей перспективе. Между изменением номинальных величин МОС и показателем общеэкономической деятельности (с временным лагом в один квартал) существует достаточно устойчивая и тесная связь (см. график 8).

Несмотря на то что в 2010 году началось восстановление прироста запасов в номинальном выражении, их уровень продолжал оставаться низким. Это означает, что после кризиса ситуация с запасами еще не полностью нормализовалась. Предприятия, страхуясь от возможного ухудшения условий хозяйствования и помня о тяжелых временах, поддерживали объемы запасов на предельно низком уровне. Но продолжение восстановления национального хозяйства потребует выведения соотношения продаж и запасов из крутого посткризисного пике — до уровня, близкого к докризисным значениям. Таким образом, фактор пополнения запасов МОС станет значимой добавкой в динамику российской экономики в ближайшей перспективе.