Национальный интерес или конфликт интересов?

Фото: Алексей Народицкий

Дискуссия по поводу реформы образования получается сильно асимметричной. В широких педагогических и родительских кругах сторонники как концепции, так и деталей этой реформы (вроде ЕГЭ или скандального проекта образовательного стандарта для старшей школы), похоже, находятся в меньшинстве. А вот на заметных публичных площадках голоса адептов реформы раздаются гораздо чаще и громче, чем голоса их противников. В частности, и поэтому мы продолжаем обсуждение проблем российского образования статьей убежденного оппонента реформаторов.

Размышлять на эту тему заставило событие, произошедшее в Общественной палате, — там 28 апреля состоялось обсуждение так называемого альтернативного проекта стандарта для старшей школы, представленного президиумом Российской академии образования (РАО). Как известно, эта тема уже с полгода находится под пристальным вниманием СМИ. И по этой причине, а главным образом вследствие своих профессиональных обязанностей, я наблюдал за ходом обсуждения все три часа прямого эфира.

Я и изначально не рассчитывал на глубокую, содержательную дискуссию в ОП: все-таки, прежде чем обсуждать столь важную тему, следовало бы провести серьезный научный семинар, выявляющий различные точки зрения по ключевым вопросам. Однако по мере просмотра критическое отношение к организации заседания нарастало. Дискуссии, по существу, не было — во всяком случае, она не носила системного характера. Серьезнейшие вопросы (например: отвечает ли проект своему назначению задавать стандарт?) остались без внимания.

Основная причина происшедшего в том, что большинство выступающих либо непосредственно работают в Высшей школе экономики, либо долгое время активно участвуют в ее проектах. Я. И. Кузьминов — ректор НИУ ВШЭ, главный идеолог программы модернизации образования с ее зарождения в 2001 году и руководитель многих проектов в рамках этой программы, — является и председателем комитета развития образования в Общественной палате. Может ли идеолог и разработчик программы быть по совместительству и главным общественником, оценивающим собственную работу?

Как заметил Д. Пойа, «Метод — это прием, примененный дважды». Другой пример неподобающего совмещения функций — А. М. Кондаков. Он руководитель разработки стандартов и одновременно генеральный директор издательства «Просвещение». Нужно ли объяснять, что в случае успеха кондаковского варианта это издательство получит немалые преференции?

Есть и третий пример. В истории со стандартом Минобрнауки подчеркнуто демонстрирует озабоченность и ответственность: сказано, что министерство будет строго следить за ходом доработки и не примет сырой документ. Но ведь заказ на разработку, организацию работ и ежегодную приемку осуществляло и осуществляет само это министерство. Тем самым министр объединяет функции заказчика, организатора и контролера.

Таким образом, речь идет уже не о единичном факте, а о методе. Точнее, о распространенном общественном явлении. Явление это имеет название — конфликт интересов.

Что такое конфликт интересов?

Взг

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (755) 30 мая 2011
    Инициатива Путина
    Содержание:
    Прорыв по центру

    Стратегическая ставка на развитие партнерства среднего бизнеса и государства должна преобразить страну и экономически, и политически

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама