Между ускорением и перестройкой

Тема недели
Москва, 06.06.2011
«Эксперт» №22 (756)
Хроника рукотворного кризиса, или Как азарт подвел белорусского президента

Иллюстрация: Эксперт Online

Существует ровно три способа быстро довести любую экономику до ручки. Они разработаны германоязычными экономистами в позапрошлом и прошлом веках. Первый — привнести в нее плановое начало и ограничить частную инициативу, как учил Карл Маркс; второй — ввести золотой стандарт для местных денег, как советовал Людвиг фон Мизес; третий — начать поддерживать отечественного производителя путем субсидий и таможенных тарифов, как завещал Фридрих Лист.

Наши белорусские соседи в той или иной мере задействовали сразу все три. До золотого обеспечения «зайчика» дело, правда, не дошло, но фиксированный в узком, примерно четырехпроцентном, коридоре по отношению к корзине «доллар — евро — российский рубль» обменный курс вполне мог бы служить аналогом такового. Он тоже парализовал все возможности Национального банка влиять на размер кредитования и цену денег. Поэтому предсказуемый итог наступил довольно быстро.

Примерно год спустя после «внезапной» остановки притока капитала во время кризиса 2008 года Белоруссия попыталась возобновить чудеса докризисного роста путем повторения кредитного бума с опорой на широкую государственную программу кредитования (ГПК). Общий объем корпоративных кредитов в рамках госпрограмм (все они осуществлялись по субсидируемым за счет бюджета ставкам) составлял около 60% суммарного портфеля, рост их после марта 2010 года примерно вчетверо превзошел ранее согласованные с МВФ лимиты.

Насколько рискован такой способ форсирования роста экономики, показала разразившаяся весной этого года валютная паника, для которой не понадобилось даже какого-то особого шока в виде ухудшения условий торговли или внезапного отказа во внешнем кредитовании. Цена на нефть, конечно, выросла. А кроме того, по договоренности о поставках нефти, достигнутой в январе 2010 года, были срезаны скидки с цены нефти Urals вдвое — с 30 до 15%, росла и цена на поставляемый из России газ. Однако Белоруссия сама является экспортером нефтепродуктов, и условия торговли в последние годы для нее ухудшились вовсе не катастрофически. Во всяком случае, не сравнимо с тем ухудшением на треть, что выпало на долю России в 2008 году. Не было отказа и во внешних займах. Если в предыдущие два года давали взаймы в основном официальные органы, в частности МВФ, а также размещались еврооблигации, то в прошлом году к ним подключились местные банки, на долю которых пришлось две трети привлеченных займов.

Тем не менее для начала ажиотажной атаки на белорусский рубль оказалось вполне достаточно весьма топорно переведенного с английского на русский сугубо профессионального доклада МВФ. Будучи доведенным до населения в понятном ему виде через СМИ, он дал народу прочувствовать, на каком зыбком основании держится вся конструкция быстрого послекризисного восстановления страны. А рост ВВП на 7,6% в 2010 году (в 2011-м ожидали тоже примерно 7%) действительно был повыше медианного для стран СНГ, среди которых по крайней мере пять-шесть, будучи экспортерами сырьевых товаров, в это время были в очень неплохих в

Новости партнеров

«Эксперт»
№22 (756) 6 июня 2011
Кризис в Белоруссии
Содержание:
Экономика ушла в оппозицию

Экономические проблемы Белоруссии связаны с нежеланием властей страны отказаться от административного подхода к управлению экономикой

Без рубрики
Экономика и финансы
Реклама