ЦБ на ваши деньги

В середине июня Госдума должна принять во втором чтении закон «О национальной платежной системе», который впервые вводит регулирование электронных денег. Отечественные игроки надеются, что теперь им будет легче противостоять зарубежным гигантам

Рисунок: Игорь Шапошников

Закон «О национальной платежной системе» задумывался более двух лет назад. Из названия может показаться, что он предполагает создание новой единой платежной системы взамен всех старых, но не волнуйтесь: ничего подобного в этом акте нет. Цель законодателей была проще и благороднее — взять под крыло новых операторов электронных платежей, ввести общие правила для транзакций со счетов сотовых операторов, в целом обеспечить стабильность и предсказуемость работы платежной системы страны, определенный уровень гарантий потребителям платежных услуг. Тем более что этот рынок бурно рос: по данным Ассоциации электронных денег, объем пополнения электронных кошельков в РФ в 2010 году увеличился с 40 до 70 млрд рублей, то есть на 75%, а число активных клиентов выросло на 50% и достигло 30 млн человек.

Юристы, которые писали закон, во многом опирались на опыт ЕС и США. Понятийный аппарат, по мнению участников рынка, позаимствован в основном оттуда. Во главе всего — перевод денежных средств. Так бы и прошел этот закон без особых трудов через все палаты парламента, но тут в дело вмешалась политика.

Сбербанк vs VISA

Вдруг оказалось, что на самом деле закон об НПС был задуман с целью сократить зависимость от международных платежных систем. Именно так его охарактеризовал президент России Дмитрий Медведев в декабре 2009 года, поставив задачу создать «национальный аналог» VISA или MasterCard. Именно вокруг этого положения и началась основная дискуссия разработчиков законопроекта. Дело в том, что, когда мы со своего рублевого счета оплачиваем товар в российском магазине при помощи карточки VISA или MasterCard, платеж все равно идет через транзакционный центр западной платежной системы, находящийся за границей РФ. Деньги это немалые — в настоящее время обороты VISA и MasterCard в России составляют около 200 млрд долларов на каждого иностранного участника.

Именно с целью перекрыть эти трансграничные денежные потоки в текст закона неоднократно вводилось положение о локализации международных игроков в России: их хотели принудить либо построить тут свой центр (примерная стоимость — пара десятков миллионов долларов), либо пропускать все транзакции за рубеж через один «правильный» российский банк (естественно, эту идею лоббировал один из госбанков).

VISA и MasterCard впали в панику, поскольку их дочерние ООО, зарегистрированные на территории РФ, не подходили под определенный российским законодательством статус оператора платежной системы. Ведь оператор должен определять правила своей системы, они должны быть публично доступны, а также управлять рисками. А в России VISA и MasterCard действуют как представительства иностранных фирм, транслируя волю и решения больших боссов.

Но совсем запретить их карты в нашей стране, по большому счету, никто не собирался — элита России, в том числе законодатели, уже подсела на пластиковую иглу. Кроме того, лоббируя запрет трансграничных платежей, банки как-то забыли о международной системе межбанковских расчетов SWIFT, которой пользуются все. Владельцы SWIFT — банки-участники, фактически это кооператив банков. И уж SWIFT ни за что бы не согласился инвестировать в новый процессинговый центр на территории РФ.

В итоге, как сообщил «Эксперту» заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Юрий Исаев, «редакция, одобренная комитетом ко второму чтению, стала компромиссом: комитет отказался от идеи запрета международным платежным системам использовать при работе в России зарубежную инфраструктуру. Но главный расчетный и клиринговый центры платежной системы все равно должны принадлежать российским компаниям (сейчас уже такой центр есть в ВТБ, так что ничего де-факто не меняется. — Эксперт”). Они будут нести ответственность за ущерб, нанесенный участникам платежной системы неоказанием услуг или перебоями в работе. Деятельность компаний будет контролировать Центробанк: он сможет приостановить их работу или вовсе запретить в случае перебоев в обслуживании участников».

Еще одно ужесточение — международным платежным системам придется раскрыть информацию о тарифах и комиссиях, которая ранее оставалась закрытой для российских пользователей. Действительно, как объясняли участники рынка, система начисления комиссий у той же VISA — это огромный талмуд на английском языке с тысячей формул, которые никто из российских контрагентов так и не смог до конца понять. Теперь международным платежным системам придется перевести свои методики на русский язык, сдать в ЦБ, да еще и написать понятные правила начисления процентов.

Дума готова побеспокоить по этому поводу ФАС. «Каким образом рассчитываются тарифы для пользователей карт? Механизм расчета непрозрачен. Банки ссылаются на платежные системы, а они, в свою очередь, на банки. Следующий момент: на практике платежные системы требуют за оснащение торговой точки терминалом, работающим с картой, от 1 до 5 процентов, получается как налог с оборота. Стоит также обратить внимание на то, что у платежных систем разные подходы к работе с банками: одни условия работы с мелкими банками, другие — с крупными. Поскольку тарифы у VISA и MasterCard схожи, не исключено, что это сговор монополистов», — считает Юрий Исаев. «Мы знакомы с таким мнением, однако комментировать не считаем нужным. Мало ли кто что думает и какие слухи ходят. Никаких запросов из ФАС к нам не поступало», — сказала «Эксперту» Карина Грошева, директор по связям с общественностью VISA в России и СНГ. Комментировать положения законопроекта о платежной системе она отказалась.

Самые виртуальные деньги

В России существует несколько игроков, которые могут претендовать на статус оператора национальной платежной системы (число банков-участников — больше трех, чистые активы — не менее 10 млн рублей): «Золотая корона», «Юнионкард» и компания «Региональная платежная система» — крупнейшая в Нижнем Новгороде. Ходят слухи, что еще и Сбербанк возродит свою систему «Сберкарт» уже в ранге «Универсальной электронной карты». Возможно, статус оператора национальной платежной системы захотят получить и операторы электронных денег.

Сейчас самая значимая из перечисленных — универсальная розничная платежная система «Золотая корона». Больше всего она известна в Сибири и на Урале (ее основатели родом из Новосибирска). В системе около 200 банков-участников; транспортные карты, внедренные в десяти регионах, оперируют через «Золотую корону». Мало кто знает, что погашение кредитов, оплата услуг ЖКХ в салонах сотовой связи МТС и отделениях «Почты России» идут именно через «Золотую корону». А еще она принимает денежные переводы в 25 тыс. приемных пунктов в бывшем СССР, в том числе в «Евросети», «Связном» и магазинах «Техносила».

Российским платежным системам, по мнению представителя «Золотой короны» Марии Михайловой, новый закон поможет нарастить свою рыночную долю, так как единые правила создают условия для равной конкуренции и возможность реализовать свои преимущества рыночными методами. «Сегодня отечественные игроки фактически находятся в проигрышной позиции по сравнению с европейскими коллегами, которые, будучи полноценно признанными на платежном рынке организациями, имеют множество дополнительных возможностей», — считает генеральный директор электронной платежной системы «Яндекс.Деньги» Евгения Завалишина. В частности, западные эмитенты электронных денег (например, Neteller) имеют право выпускать карточки международных платежных систем, включая те же VISA и MasterCard, в том числе российским гражданам. И при этом, как иностранные платежные организации, они не платят налогов в России.

Впрочем, хотя история с VISA и MasterCard была самой громкой, главное в законе — управление и контроль за электронными платежами. Как ранее заявлял «Эксперту Online» депутат Госдумы Павел Медведев, сейчас любой человек (в том числе мошенник или преступник) может перечислять любые деньги (в том числе доходы, полученные преступным путем) куда угодно и кому угодно. Кроме того, нерегулируемая платежная система — отличный помощник в уходе от налогов.

Участники рынка, конечно, не согласны с обвинениями в потакании мошенникам, но им тоже нужен этот закон. «В законе вводится понятие электронных денег. Раньше это была только функция, а теперь у нас есть легальное определение, — говорит совладелец холдинга QIWI Борис Ким. — С принятием закона эмитентам электронных денег не надо доказывать, что они не пользуются серыми схемами. С другой стороны, закон защищает и потребителей: теперь для всех участников есть единый контролирующий орган — Банк России. И это большой плюс».

Закон вводит для электронных платежей дополнительные рамки. Если правило, что без идентификации личности можно переводить до 15 тыс. рублей, действовало и раньше, то теперь введено и новое ограничение — анонимно в месяц может быть переведено с одного аккаунта не более 40 тыс. рублей. Есть и еще одна граница — 100 тыс. рублей: больше этой суммы не может быть даже в персонифицированном электронном кошельке. Хотите больше — заводите счет в банке. «Средний остаток денег в QIWI-кошельке — 10 рублей, — говорит Борис Ким. — Ведь это платежный механизм, а не механизм накопления. Более 40 тысяч в месяц сейчас переводит очень незначительное число наших клиентов, а больше 100 тысяч в кошельке — это исключительный случай. В основном такие кошельки используются гражданами уже не для частных нужд, а для ведения бизнеса. Этим людям надо идти в банк».

В проекте закона детально определены и особенности осуществления операций с электронными деньгами. В частности, нельзя начислять проценты на остаток электронных денежных средств, нельзя предоставлять кредитные средства для перевода электронных денежных средств и т. д.

Надо сказать, что в целом требования к небанковским кредитным организациям, занимающимся электронными платежами, довольно либеральные.

На сайте Банка России субъекты НПС будут публиковать краткие финансовые отчеты, полные же варианты будут раскрываться ими по желанию. Конечно, ЦБ сможет проводить проверки, применять различные санкции, например после двух нарушений отзывать регистрацию, но все равно контроль будет мягче, чем над банками. Тем не менее многим придется несколько изменить юридическую структуру: если внутри холдинга QIWI есть банк, то, например, «Яндекс.Деньгам» придется получать лицензию небанковской кредитной организации. «Мы к переменам готовы. Тем более что по закону у нас будет переходный период 15 месяцев. Этого срока достаточно, чтобы все успеть», — утверждает Евгения Завалишина.

Недовольными законопроектом оказались только банкиры, поскольку потенциально более шустрые электронные операторы могут отнять у них почти все мелкие платежи частных лиц

ЖКХ с мобильника

Поправки в закон определяют и условия использования мобильного телефона для различных платежей. В частности, можно будет оплачивать коммунальные услуги, газ, электроэнергию, делать небольшие покупки через интернет. «Раньше в этой сфере был правовой пробел, — объясняет начальник департамента правового обеспечения коммерческой деятельности ОАО “Мегафон” Дмитрий Петров. — Операторам связи приходилось придумывать сложные юридические конструкции. Теперь правила игры для них упростили и создают условия для полноценного развития в этой сфере». Операторам можно переводить деньги, но только с участием кредитных организаций (банков). Законопроект ограничивает размер платежа суммой 15 тыс. рублей. И конечно же, платить можно только с предоплатных счетов — в размере средств, которые есть у клиента на счету. Если у абонента кредитный план, то придется внести на счет нужную сумму — кредитовать клиентов операторам связи при платежах третьим лицам запрещено. Самый сложный вопрос с корпоративными клиентами — их телефоны числятся на юрлицах, и тут возможности для платежей как были, так и остаются сильно ограниченными. Поэтому, например, «Мегафон», уже предлагает специальные услуги по использованию «корпоративной» сим-карты для личных целей, присоединяя еще один абонентский номер, который используется с другим лицевым счетом абонента. «Закрепление на уровне закона регулирования отношений в сфере мобильной коммерции обеспечивает больше гарантий всем участникам таких отношений», — резюмирует руководитель проектов департамента управления регуляторными рисками МТС Михаил Быковский.

Кстати, в принципе новый закон облегчает ловлю мобильных мошенников — тех, кто любит послать СМС типа «Мама, переведи мне срочно 200 рублей на этот мобильный номер, ничего не спрашивай». В законе точно прописано, как, кто и кому может возвращать средства, переведенные электронным путем. «Найти следы мошенника будет легче», — считает Михаил Быковский. Другое дело, кто будет их ловить: правоохранительным органам преступления на 200 рублей неинтересны.

Недовольными законопроектом оказались только банкиры, поскольку потенциально более шустрые электронные операторы могут отнять у них почти все мелкие платежи частных лиц. «Конечно, для банкиров повышается конкуренция, вот они и недовольны, — парирует Михаил Быковский из МТС, — но ведь потребитель от этого только выигрывает». В целом, как говорит Дмитрий Петров, в законе сделана попытка урегулировать уже фактически существующие отношения. Причем на редкость корректно. Вопрос, не сделают ли что-то противное депутаты в последний момент: второе чтение закона переносится уже третий раз. Теперь — на 14 июня.