В Эскориал из сельвы

Культура
Москва, 06.06.2011
«Эксперт» №22 (756)
Старый шедевр знаменитого испанца Начо Дуато поставили в Москве

Фото: Михаил Логвинов

Музыкальный театр имени Станиславского и Неми­ро­вича-Данченко был первым театром, два года назад пристрастившим российскую публику к Начо Дуато. Тогда вечно занятый испанский классик все свое время предпочитал отдавать Compañía Nacional de Danza de España, которую возглавлял с 1990 года, и совершенно не переживал из-за того, что на противоположном конце Европы есть страна, где не знают ни его имени, ни спектаклей. Тем более что труппа второго по значимости музыкального театра Москвы не имела никакого опыта в современной хореографии, да и сама российская столица все еще воспринималась западным балетным миром как диабетик, который не в состоянии слезть с высококалорийного меню «Лебединых озер» и «Спящих красавиц». Для первого знакомства — которое совсем не гарантировало второго — был выбран балет «Na Floresta» («В лесу»). Пульсирующий ритм этого спектакля, посвященного бразильской сельве, калейдоскопическое разнообразие хореографии, искренность свободного движения обеспечили премьере такой единодушный успех, что более адекватно его определить словом «триумф» — аплодисменты по длительности были соизмеримы с продолжительностью самого одноактного балетика. С тех пор Театр Станиславского и Немировича-Данченко последовательно пополняет репертуар спектаклями, которые продолжают магистраль, определенную «Na Floresta», современный балет вновь стал частью московской моды, а Начо Дуато, утратив общий язык со своими прежними работодателями, перебрался в Петербург, где возглавил балет Михайловского театра.

Но до того как хореограф отдал права на постановки своей новой труппе, Театр Станиславского и Немировича-Данченко успел договориться с Дуато еще об одной премьере. Из обширного наследия испанца москвичи выбрали шедевр 15-летней выдержки — «Por vos muero» («За вас приемлю смерть»). Его можно расценивать как ярчайший балетный вклад в год Испании в России: этот получасовой спектакль позволяет понять родину хореографа не хуже нау­ч­ных исследований. Дуато бесконечно далек от тех обыденных представлений об Испании, которые формируются на барселонских пляжах: нет ни открытого темперамента, ни ласкающей глаз красивости. И никакой расслабленности и обыденности. Названием балета выбрана строчка Гарсиласо де ла Веги, и она становится камертоном постановки: сонетный цикл этого поэта частично звучит в спектакле, сплетаясь с каталонской музыкой Средневековья и Возрождения в исполнении знаменитого Жорди Саваля. К средневековой Испании отсылают и сценография, выполненная в бордово-черном (она принадлежит хореографу), и костюмы (их Дуато создал в соавторстве с Исмаэлем Аснаром). Слово не придает этому балету сюжетной буквальности: отношения шести пар танцовщиков невозможно свести к любовным — они соединяются, распадаются, меняются партнерами, двигаются то в унисон, то ищут язык индивидуальных эмоций. Тем не менее перед нами не случай классического балетного «Дон Кихота» — именно Испания, и ничто иное, проступает в ритуальности этих танцев, величественной поступи артистов,

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (756) 6 июня 2011
    Кризис в Белоруссии
    Содержание:
    Экономика ушла в оппозицию

    Экономические проблемы Белоруссии связаны с нежеланием властей страны отказаться от административного подхода к управлению экономикой

    Без рубрики
    Экономика и финансы
    Реклама