Двадцать лет президентства

На улице Правды
Москва, 13.06.2011
«Эксперт» №23 (757)

Как бы ни относиться к принятой 12 июня 1990 г. съездом народных депутатов РСФСР Декларации о государственном суверенитете РСФСР и к всему, что за тем последовало, особо внятной альтернативы и до сей поры никто не назвал. Декларация и последующее спешное оформление суверенных российских институтов — все это действительно привело к неразрешимому дуализму. Если Россия суверенна, то в какой мере СССР является Россией и каковы вообще его функции? Чтобы было понятнее, представим себе нынешний ЕС, в котором атрибуты суверенной государственности есть у Эстонии, есть у Греции, есть у Португалии, но у главной тягловой силы ЕС, т. е. Германии, таких атрибутов нет. И при этом ЕС вполне принято называть Священной Римской империей германской нации. Странность таковой гипотетической конструкции очевидна, но именно такой конструкцией был СССР. Трудно было ожидать, чтобы при малейшей возможности сказать «а» тут же и не получилось бы 12 июня. Единственной альтернативой тому было бы восстановительное преобразование СССР в унитарную Российскую империю, но этим делом если и возможно было заниматься, то десятилетиями раньше. Уж точно не при Горбачеве.

Но если было неминуемым 12 июня 1990 г., то столь же неминуемым было и 12 июня 1991 г., когда с избранием Б. Н. Ельцина президентом РСФСР был восстановлен и персонифицирован титул правителя России. Иного варианта — например, с коллективным сувереном в виде уже существовавшего съезда народных депутатов РСФСР было ожидать трудно, поскольку на протяжении многих веков сложилось представление, согласно которому залогом самодержавности (она же суверенитет) является наличие самодержавного правителя. «Чтоб трон поправить царский и вновь царя избрать» — первое, что делается в России вслед за провозглашением суверенитета. Оно и было сделано.

Но разрубание одного узла обыкновенно сопровождается завязыванием следующего. Восстановление суверенного бытия в хаосе общего крушения — в чем был смысл обоих 12 июня — дело самое насущное, но в ближайшей перспективе совсем не радостное, не праздничное, сулящее не только пот и слезы, но и кровь (и хоть бы ее было поменьше). Что если и сочетается с либеральными и демократическими началами, то уж точно не в полной, но в довольно ограниченной мере. Объявление того, что по сути не может не быть путем через долину слез, результатом первого в тысячелетней русской истории свободного и всенародного выбора правителя — тут вопрос в том, в течение какого времени такое праздничное объявление, подкрепляемое возгласами «Свобода все превозмогает!» и «Все у нас получится!», будет действовать.

Последующая история показала, что праздник в долине слез и не мог быть долгим. Энтузиастические выборы первого президента России (первым за тысячу лет всенародным выборам отчего же не быть таковыми?) — 57,3% в первом же туре — сменились повторными выборами 1996 г., уже начисто лишенными энтузиазма и построенными лишь на призыве избежать худших испытаний. Логика лихой годины — «Коней на переправе не меняют». При том что

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (757) 13 июня 2011
    Пенсионная система
    Содержание:
    Совсем другая пенсия

    Минздрав разработал проект новой пенсионной реформы. Первыми на эти планы отреагировали негосударственные пенсионные фонды, заявив, что правительство собирается ликвидировать их бизнес

    Международный бизнес
    Реклама