Крах Маленького Саддама

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
13 июня 2011, 00:00

Победа революции в Йемене и свержение президента Али Абдаллы Салеха поставили под угрозу само существование этого государства. Страна может превратиться в мощный источник нестабильности на Ближнем Востоке, второй Ирак или Афганистан

Фото: AP
На сторону протестующих перешла большая часть вооруженных сил страны

Йемен сегодня на грани развала. Массовые протесты, бушующие в стране уже несколько месяцев, вот-вот перейдут в фазу войны всех против всех. Столица государства Сана находится на осадном положении, ее регулярно обстреливают с близлежащих возвышенностей. Шейхи стягивают в город вооруженные формирования.

Страну покинули практически все первые лица государства. Трое высших чиновников Йемена — президент, премьер-министр и спикер парламента — находятся сейчас в Саудовской Аравии. По официальной версии, на лечении — мечеть, где они пребывали во время пятничной молитвы, была обстреляна из гранатометов. При этом о судьбе президента Али Абдаллы Салеха поступают противоречивые сведения. После отъезда в Эр-Рияд не было показано ни одного его видеоизображения, транслировалась лишь аудиозапись обращения к народу. Говорят, что ему удалили осколок шрапнели из груди, а затем провели нейрохирургическую операцию на шее. Ходят слухи, что процесс восстановления затянется надолго — у президента обгорело до 40% кожного покрова. Вряд ли Али Абдалла Салех вернется на политическую арену. А без президента, по мнению большинства экспертов, может исчезнуть и сам Йемен — в том виде, в котором сейчас существует.

В шаге от Сомали

Йемен уже давно мог разделить судьбу Афганистана или Сомали. Долгое время страна балансирует в шаге от статуса несостоявшегося государства.

Йемен — самое бесперспективное с точки зрения развития государство арабского мира: 35% населения не имеют работы, 33% страдают от хронического недоедания, более 40% живут за чертой бедности. При этом в Йемене один из самых высоких уровней рождаемости — почти 6,5 ребенка на каждую женщину (в начале 1990-х было 8,5). Ожидается, что через 30 лет население страны удвоится и составит 50 млн человек. Правительство будет просто неспособно обеспечить столько людей — 70% доходов государства дает нефть, месторождения которой уже близки к истощению.

Попытки хотя бы прокормить быстрорастущее население (площади под сельское хозяйство выросли с 37 тыс. гектаров в 1970 году до 407 тыс. в 2004-м) лишь усугубили главную угрозу национальной безопасности — недостаток пресной воды. На сегодняшний день 40% воды для ирригации берется из подземных источников, в результате чего уровень подземных вод ежегодно опускается на три–шесть метров. Уже сейчас для того, чтобы добыть подземную воду, власти должны бурить колодцы глубиной 800–1200 метров. В ряде горных районов дневной объем потребления питьевой воды составляет менее литра на человека. В Сане дела обстоят не намного лучше — к началу следующего десятилетия этот город имеет все шансы стать первой в мире столицей, где закончится вода.

Ситуация усугубляется тем, что страна живет в состоянии перманентной гражданской войны. Участников много. На севере находятся повстанцы-шииты из племени хути, выступающие за создание автономии. Их действия резко активизировались, после того как в декабре 2009 года точечным ударом саудовской авиабомбы был убит их лидер Абдель-Малик аль-Хути. На юге действуют сепаратисты, выступающие за отделение Южного Йемена — самой богатой части страны. Они считают, что произошедшее в 1990 году объединение с Севером было ошибкой и привело лишь к снижению уровня жизни на Юге. Помимо шиитов и южан в Йемене действуют многочисленные исламские террористические организации, укрепившиеся в этой стране в последние годы. Наконец, собственные вооруженные структуры имеют йеменские племена, далеко не всегда подчиняющиеся приказам из Саны.

Страна с самым низким в арабском мире уровнем жизни и стандартной для всего Ближнего Востока высокой долей молодежи в структуре населения (44% йеменцев младше 15 лет), Йемен давно стал местом вербовки агентов для террористических структур. По некоторым данным, здесь находится около 60 тыс. боевиков, прошедших различные горячие точки, включая Афганистан и Ирак.

Неудивительно, что Йемен является мировым лидером по количеству оружия на душу населения (официально он на третьем месте после США и Финляндии, но неофициально — на первом). Холодное оружие вообще носит с собой каждый мужчина старше 12 лет. А огнестрельное можно легко купить — от винтовок времен Первой мировой войны до танков и систем залпового огня.

Три кита Салеха

Фигурой, благодаря которой столь непрочная конструкция, как Йемен, до сих пор не взорвалась и не развалилась как карточный домик, был президент Али Абдалла Салех. Коррупционер и диктатор, Салех тем не менее сумел выстроить эффективную систему управления страной. Система эта покоилась на трех китах — грамотно выстроенных отношениях с шейхами, наркотиках и иностранной помощи.

Во внутренней политике президент придерживался принципа «Разделяй и властвуй». «Салех делал так, что племена постоянно нуждались в нем. Он подстегивал межплеменную вражду, и шейхам нужно было его оружие», — говорит Хамид аль-Ахмар, один из лидеров влиятельнейшей йеменской племенной конфедерации «Хашид». Параллельно президент покупал лояльность шейхов ежемесячными денежными вливаниями. От лидеров племен требовалось лишь сохранять мир и спокойствие в стране и не выступать против Салеха.

Вторым «китом» был кат — кустарник, содержащий наркотические вещества. Каждый день после обеда его листья жует более 90% мужского и 25% женского населения страны. Он расслабляет, тонизирует, подавляет аппетит и заставляет людей забывать о тяжких условиях их существования. В стране даже есть примета, что если волнения в народе не продолжаются в послеобеденное время, то они несерьезны. Ради пацификации населения правительство всячески стимулирует производство ката, и это очень дорого обходится Йемену, поскольку еще сильнее обостряет проблему нехватки воды. Сегодня на выращивание ката тратится до 37% всей воды, идущей на ирригацию. И чем сложнее будет в Йемене добывать воду, тем больше ее будет тратиться на кат (поскольку лишь торговля этим наркотиком может покрыть расходы на бурение и поддержание новых, более глубоких, скважин).

Третьим элементом «системы Салеха» была иностранная помощь, прежде всего со стороны Саудовской Аравии и США. Эр-Рияд крайне заинтересован в сохранении территориальной целостности и стабильности в соседнем Йемене. В случае распада Йемена создание шиитского государства на территории хути (потенциального союзника и проводника интересов Ирана) могло бы усилить сепаратистские настроения в населенных шиитами нефтеносных районах Саудовской Аравии. А чрезмерное ослабление центральной власти усугубило бы конфликт саудовских властей с отдельными йеменскими племенами (несмотря на то что недавно саудовско-йеменская граница была демаркирована, ряд местных шейхов считают ее несправедливой). Именно поэтому Эр-Рияд всячески спонсировал режим Салеха и даже на паях с ним участвовал в ежемесячной «рассылке подарков» шейхам. Финансовую поддержку режиму оказывали и Соединенные Штаты. Вашингтон не был заинтересован в том, чтобы Йемен превратился в рассадник терроризма на Ближнем Востоке. Только в 2010 году на перевооружение и обучение йеменских контртеррористических подразделений Штаты выделили почти 150 млн долларов. Кроме того, в США опасаются, что в случае распада Йемена его жители последуют примеру южных соседей из Сомали и будут брать в плен суда в Баб-эль-Мандебском проливе и Красном море (в этих водах проходит около 50% мирового балкерного транзита, около 30% мировых контейнерных перевозок и почти четверть морских танкерных перевозок нефти).

В результате Маленькому Саддаму (как называли Салеха в Йемене, ведь иракский диктатор был его близким другом и учителем) почти три десятилетия удавалось успешно подавлять сепаратизм и народное недовольство. Сбой произошел лишь в последние несколько лет, причем по вине самого Салеха. Он умудрился испортить отношения как с внешними спонсорами, так и с внутренними партнерами.

Аренда закончилась

Прежде всего президент лишился доверия Саудовской Аравии, после того как в конце 2010 года пошли слухи о достигнутой договоренности между президентом Салехом и шиитскими повстанцами хути. Президент предоставлял повстанцам предельно широкую автономию в местах их постоянного проживания (провинции Маариб, Аль-Гауф, Саада и Хага), а взамен шииты обещали прекратить вооруженную борьбу и признавали легитимность президента. Существует мнение, что на эти переговоры Салех пошел для того, чтобы выбить из Саудовской Аравии побольше денег, однако в Эр-Рияде эти договоренности расценили как предательство и приняли решение сменить Салеха на какую-нибудь более лояльную фигуру. Соединенные Штаты, имевшие данные о секретных связях йеменского президента с исламистскими организациями, возражать не стали.

Не пожелавший вовремя уйти, президент
Али Абдалла Салех оказался в тяжелом состоянии на больничной койке эксперт 757 2 Фото: AP
Не пожелавший вовремя уйти, президент Али Абдалла Салех оказался в тяжелом состоянии на больничной койке
Фото: AP

Испортились отношения у Али Абдаллы Салеха и с ведущими йеменскими шейхами, прежде всего семьей аль-Ахмар, возглавляющей племенную конфедерацию «Хашид». Долгое время глава семейства Абдулла аль-Ахмар был верным союзником Салеха и серым кардиналом Йемена. Однако после смерти Абдуллы в 2007 году его сыновья (прежде всего Садек и Хамид) посчитали, что президент недостаточно делится с их семьей полномочиями и деньгами. Многие шейхи встали на сторону братьев, взятки президента больше не работали. «Покупка — это навсегда, а срок аренды всегда заканчивается», — объяснил логику вождей шейх племенной конфедерации «Бакил» Абдулла Рашид аль-Джумаили.

Вплоть до начала «арабской весны» йеменская оппозиция при поддержке Вашингтона и Эр-Рияда вела переговоры с президентом Салехом о «более справедливом» перераспределении властных полномочий. Шейхи были нацелены на компромисс, так что оппозиция поначалу не поддержала молодежные антиправительственные выступления (именно поэтому в первые полтора месяца на улицах столицы было не более 10 тыс. протестующих). Вождям не нужна была гражданская война, они надеялись, что на фоне бушующей «арабской весны» президенту понадобится их поддержка, и он вынужден будет принять их условия. Однако Али Абдалла Салех решил иначе. Он взял курс на силовое подавление акций протеста, после чего до 70% всего командного состава вооруженных сил и большинство йеменских шейхов, включая семью аль-Ахмар, открыто перешли на сторону демонстрантов.

Но даже тогда у президента еще оставалась возможность решить дело миром и уйти по-хорошему. 26 марта США посадили оппозицию и Салеха за стол переговоров в американском посольстве в Сане. Итогом переговоров стала договоренность о том, что Салех уйдет в отставку и передаст полномочия своему вице-президенту Абдераббу Мансуру Хади. Салех обещал в течение недели выступить с обращением к народу, однако, вернувшись во дворец, отказался от всех договоренностей. Таким же образом он поступил на других мирных переговорах, которые проводились под эгидой Совета сотрудничества стран Персидского залива. Салех избрал иной, более традиционный способ решения проблемы с оппозиционными шейхами. «Йеменская традиция — убивать конкурентов, — говорит президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Причем даже есть механизм: собрать своих оппонентов, объявить, что будете вести мирные переговоры, послать им какого-нибудь силовика, от которого хотите избавиться, потому что он слишком сильный или слишком много знает, и попытаться его уничтожить». По словам Сатановского, именно так попытался поступить Салех во второй половине мая, «когда собрал оппонентов, послал им начальника службы безопасности и запустил ракету земля—земля». Покушение не удалось, погиб лишь один из бакиловских шейхов. Шейхи ответили атакой на мечеть, где президент пребывал на пятничной молитве.

Трудный выбор

В итоге вместо того, чтобы спокойно доживать свой век в комфорте за границей, президент находится в саудовской больничной палате на положении то ли гостя, то ли пленника Эр-Рияда. Уже очевидно, что Али Абдалла Салех вряд ли сохранит свой пост. Даже если саудовцы его выпустят после выздоровления, путь назад в Йемен Салеху заказан. В противном случае он может разделить судьбу Большого Саддама. «В Йемене у нас нет Шарм-аль-Шейха (место ссылки Хосни Мубарака в Египте. — Эксперт”)», — заявил Хамид аль-Ахмар. Вслед за президентом страна лишается и высокопоставленной бюрократии — родственники и соратники президента уезжают подальше от гражданской войны и поближе к своим заграничным банковским счетам.

Сейчас Эр-Рияд и Вашингтон спешно пытаются найти им замену. По данным The New York Times, под контролем высокопоставленных сотрудников американской администрации в Саудовской Аравии тайно формируется так называемое переходное правительство Йемена и выбирается достойный преемник Салеха. Считается, что Эр-Рияд делает ставку на Хамида аль-Ахмара. Однако вероятность того, что он станет президентом, невелика — в этом случае семья аль-Ахмар получит слишком много власти, а остальные йеменские шейхи вряд ли потерпят столь серьезное нарушение сложившегося межплеменного баланса сил. К тому же Хамид — выходец с Севера, а для сохранения единства страны Йемену нужен президент-южанин. Поэтому, по мнению некоторых экспертов, им вполне может стать вице-президент Абдераббу Мансур Хади (который после бегства Салеха исполняет обязанности президента). Он южанин, устраивает большинство фракций нынешней оппозиции и к тому же является близким соратником бывшего президента Южного Йемена Али Насера Мухаммеда (который, по некоторым данным, очень тесно аффилирован с ЦРУ). Неудивительно, что оставленный на хозяйстве Абдераббу Мансур Хади в рекордные сроки сумел договориться с оппозицией о перемирии. «В ответ на просьбу вице-президента положить конец конфронтации в Сане шейх Садек аль-Ахмар приказал, чтобы его бойцы покинули контролируемые правительственные здания в столице, которые они удерживали в течение двух недель», — сообщил пресс-секретарь и. о. президента Йемена.

Иностранные державы готовы финансово поддержать новый йеменский режим. Так, на днях саудовский король подарил Йемену 3 млн баррелей сырой нефти. Весьма вероятно, что свой посильный финансовый вклад внесет и Вашингтон. Ведь последствия распада Йемена обойдутся всем куда дороже.