О свободе и дефинициях

Разное
Москва, 13.06.2011
«Эксперт» №23 (757)

Публике представлен проект первого в истории постановления пленума Верховного суда РФ по делам об экстремизме. Оказывается, не только нечиновные наблюдатели, но и ВС озабочен чрезмерной всеохватностью околополитических статей УК: 280-й («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности») и знаменитой 282-й («Возбуждение ненависти либо вражды…»). Как и подобает юристам, судьи высшей инстанции обратили внимание на корень проблемы — на недостаточно определённый текст этих модных статей. Работа над постановлением ещё не завершена; в нём, возможно, появится даже обращение к законодателю с просьбой исправить допущенные им недочёты. Но и без обращения к другой ветви власти спокойное и внятное разъяснение правильного применения этих опасных статей будет весьма своевременным.

Потому что их трудно применять правильно: в текстах обсуждаемых статей случайно или намеренно оставлены пробелы и противоречия. Вот пример невнятицы, оставленной скорее всего неумышленно: ВС определённо не одобряет того, что во всех приговорах по экстремизму на равных соседствуют термины вражда и ненависть. Они означают в русском языке вовсе не одно и то же, а значит, и приговоры, пишущиеся по-русски, должны давать чёткую квалификацию: враждуют с кем-либо обвиняемые — или кого-либо ненавидят. Судья-докладчик Давыдов сообщил пленуму, что эксперты психфака МГУ ответили на его запрос так: ненависть — чувство одного человека, которое может стать мотивом его действий; вражда — активное взаимодействие, для которого нужны как минимум двое. А потому, мол, экстремист совершает свои преступные действия исключительно по мотивам ненависти, а ни в коем случае не вражды.

Должен заметить, что мне такая трактовка кажется диковатой: и вражду можно испытывать в одиночку, и ненависть может быть взаимной. По-моему, наоборот: ненависть как таковая, то есть не выразившаяся в действиях, суду людскому не подлежит. Тогда уж и за нелюбовь судите, и за недостаточно пылкую любовь. А раз ненависть не преступление, то и возбуждение ненависти может быть благородным, может быть запредельно гнусным, но преступным быть не может. Иначе преступен, например, Шаламов, своими «Колымскими рассказами» вполне определённо возбуждающий в читателе живую ненависть — и к известным организациям, и к известным социальным слоям, и, пожалуй, к человечеству в целом. Но, не одобряя трактовки, предлагаемой ВС, я от души поддерживаю требование ликвидировать замеченную в УК терминологическую невнятность.

А вот в случае с логическим пробелом, оставленным в 282-й статье нарочно, я и с трактовкой ВС абсолютно согласен. Речь идёт о том, что статья карает за возбуждение ненависти либо вражды, а также за унижение достоинства человека или группы лиц по признаку, среди прочего, «принадлежности к какой-либо социальной группе». Термин социальная группа встречается в российском законодательстве только здесь, в УК. Но законодатель, вводя в текст это новшество, не озаботился дать его дефиницию. Вот и пошли приговоры, обрекающие людей на

У партнеров

    «Эксперт»
    №23 (757) 13 июня 2011
    Пенсионная система
    Содержание:
    Совсем другая пенсия

    Минздрав разработал проект новой пенсионной реформы. Первыми на эти планы отреагировали негосударственные пенсионные фонды, заявив, что правительство собирается ликвидировать их бизнес

    Международный бизнес
    Реклама