Об удивительном письме

Разное
Москва, 04.07.2011
«Эксперт» №26 (760)

Кабы я не видел своими глазами скан документа на бланке Министерства юстиции, я бы не поверил. Вот и вижу — верю с трудом. В этом документе ответ на запрос любознательных людей: нельзя ли взглянуть на результаты антикоррупционной экспертизы (АЭ) законопроекта «О полиции»? Минюст не торопясь (проект успел стать законом) и с достоинством отвечает: нельзя — не было никакой экспертизы и не должно было быть. Потому что закон обязывает Минюст проводить такую экспертизу проектов федеральных законов <…>, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти, иными государственными органами и организациями. А президент, милые вы мои, он не орган и не организация; он, по Конституции, глава государства. Оттого-то «проведение антикоррупционной экспертизы Минюстом России в отношении проектов федеральных законов, вносимых в Государственную Думу Президентом Российской Федерации, вышеназванным Федеральным законом не предусмотрено» — и подпись высокого чиновника. Что думцы без смущения говорят в телекамеры: «Президентские законопроекты в Думе править не принято» — дело привычное. Но тут не говорят, а пишут, да не вольные депутаты, а Минюст. Фантастика.

Если понимать процитированный текст «в лоб», то это, по-моему, и обман, и катастрофа. Обман — потому что статья 3 Закона об АЭ не содержит ни слова ни о Думе, ни о субъекте законодательной инициативы — она просто требует, чтобы федеральный орган исполнительной власти в области юстиции (читай: Минюст РФ) проводил такую экспертизу проектов федеральных законов, кто бы эти проекты ни готовил и куда бы ни вносил. Катастрофа — потому что внесённых нынешним президентом законопроектов более восьмисот. Несколько сот из них внесены уже после лета 2009 года, то есть после вступления в силу Закона об АЭ, и составляют этот массив проекты отнюдь не малозначащие — тут и поправки к кодексам, и такие сверхважные документы, как помянутый Закон о полиции. И что же — все они, вопреки требованию закона, принимались, не пройдя антикоррупционной экспертизы? То есть с принципиальным нарушением процедуры? То есть могут быть оспорены и отменены в судебном порядке? Так тогда катастрофа — это ещё мягко сказано.

Возможно, впрочем, что письмо Минюста написано cum grano salis. Заявитель (а это «Трансперенси Интернешнл — Россия») спросил о результате антикоррупционной экспертизы. Но заявитель несимпатичен — и его формально отшивают, потому что АЭ проводилась Минюстом, как того и требует закон, в ходе правовой экспертизы. Вот если бы заявитель попросил её результат… Но в этом варианте пришлось бы констатировать, что ради такой мелочи, как отшивание одного несчастного заявителя, Минюст решился навлечь изрядное подозрение и на президента, и на всю национальную юстицию: шутка ли, написать, что важнейший Закон не распространяется ни на президента, ни на кого из тех, кому президент поручил готовить следующие законы! Всесветный позор!

И хотя при такой трактовке обмана в письме нет, беда-то всё равно налицо. Потому что даже если АЭ законопрое

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (760) 4 июля 2011
Москва
Содержание:
Большая Москва — 2050

Ключевым элементом программы расширения Москвы должен стать международный градостроительный конкурс

Экономика и финансы
Русский бизнес
Индикаторы
Реклама