Опять слишком дорого

Александр Кокшаров
4 июля 2011, 00:00

Импортеры нефти, недовольные установившимися высокими ценами, подрывающими и без того хрупкий экономический рост, готовы к решительным действиям. От нефтедобывающих стран ожидают увеличения поставок

Фото: РИА Новости
От нефтедобывающих стран ожидают увеличения поставок

В конце июня нефть подешевела более чем на 7% — после известия о том, что страны-импортеры решили выбросить на рынок 60 млн баррелей нефти. Это решение Международного энергетического агентства (МЭА), объединяющего страны — импортеры нефти, — самая серьезная интервенция с 1991 года. Официальная причина, указанная в пресс-релизе МЭА, — необходимость компенсировать суточную нехватку (1,5 млн баррелей) высококачественной нефти из Ливии, где с февраля идет гражданская война, приведшая к сворачиванию нефтяного экспорта из этой страны.

В нефтяной интервенции участвуют США (на которые приходится 50% выведенных на рынок объемов), Япония, Германия, Франция, Испания и Италия. МЭА также заявило о проведении консультаций с Китаем, вторым крупнейшим потребителем нефти в мире, однако отказалось сообщить, будет ли КНР участвовать в интервенциях на нефтяном рынке.

Нынешнее вмешательство стран-импортеров в ситуацию на нефтяном рынке стало третьим в истории МЭА, созданного в 1974 году в качестве противовеса объединению нефтеэкспортеров, ОПЕК, после арабского нефтяного кризиса. «Высокое напряжение на нефтяном рынке угрожает подорвать робкое восстановление мировой экономики», — предупредило МЭА, отметив не только проблемы с поставками из Ливии, но и традиционно увеличивающийся в Северном полушарии спрос на топливо в летний сезон. В частности, экономический рост замедляется в США, Японии, зоне евро и в Китае — по мнению большинства экономистов, заметную роль в этом замедлении играет нынешний уровень цен на нефть. «Мы ожидаем, что наше решение приведет к улучшению предложения на нефтяном рынке и обеспечит дальнейший экономический рост в мировой экономике», — прокомментировал решение агентства глава МЭА Нобуо Танака.

На замену Ливии

О возможности использования механизма интервенции МЭА предупредило еще в конце мая, заявив, что члены организации готовы вывести на рынок значительные объемы нефти из своих стратегических резервов. Тем не менее решение МЭА удивило рынки и привело к резкому падению цен.

«Эти меры, а также время их объявления явно нацелены на ОПЕК. Страны-импортеры пошли на использование своих стратегических резервов, потому что ОПЕК в начале июня отказалась повышать квоты на нефтедобычу. То есть интервенции были предприняты из-за отсутствия компромисса между теми членами картеля, которые считают необходимым увеличить добычу, чтобы компенсировать потери ливийского экспорта на мировом рынке, и теми, кто предпочитает видеть цены на высоком уровне», — рассказала «Эксперту» Кэролайн Бэйн, старший экономист Economist Intelligence Unit.

За всю свою историю МЭА прибегало к подобным интервенциям лишь дважды: в 1991 году во время первой иракской войны и в 2005-м после урагана Катрина, который привел к резкому сокращению нефтедобычи на шельфе Мексиканского залива. В отличие от ОПЕК, которая вольна принимать решения об изменении квот по любым причинам, МЭА, согласно своему уставу, может применять интервенции лишь в случаях сокращения поставок на рынок. С начала военных действий в Ливии в феврале рынок недосчитался 132 млн баррелей нефти, причем самых легких сортов, которые предпочитают закупать НПЗ, поскольку спрос на нефтепродукты легких фракций (бензин, керосин) растет быстрее всего.

По мнению аналитиков агентства, пройдет еще достаточно много времени, прежде чем экспорт нефти из Ливии полностью восстановится. Если в конце прошлого года ливийская добыча составляла 1,5–1,7 млн баррелей в сутки, то сейчас она снизилась до 150–200 тыс. баррелей. Даже после окончания военных действий понадобятся годы инвестиций в разрушенные добывающие мощности и в инфраструктуру, прежде чем ливийская нефть вернется на мировой рынок в полном объеме. По оценкам МЭА, если военные действия прекратятся в текущем году, то полное восстановление ливийского нефтяного экспорта будет возможно лишь к 2015-му.

Нефтяная дипломатия

Накануне интервенции Штаты вели активные переговоры как с импортерами, так и с экспортерами нефти. После заявления МЭА факт ведения подобных переговоров подтвердил министр энергетики США Стивен Чу. Американские стратегические резервы нефти составляют 727 млн баррелей нефти, и использование 30 млн баррелей для интервенции, как отметил министр, «является ответом на прекращение поставок из Ливии и других стран, а также их влияние на мировой экономический рост».

«Самым интересным в действиях МЭА стало то, что импортеры вели активные консультации с ключевыми производителями, включая страны ОПЕК. Например, с государствами — участниками Совета сотрудничества Персидского залива, в число которых входят Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ. Эти страны не хотят повторения сценария 2008 года, когда нефтяные котировки быстро росли, обновляя рекорды, а затем рухнули. Поэтому многие экспортеры из ОПЕК хотели бы стабилизировать цены на каком-то уровне, который бы устраивал как поставщиков, так и потребителей нефти», — рассказала «Эксперту» Амрита Сен, аналитик инвестбанка Barclays Capital.

В начале июня на очередном саммите ОПЕК в Вене очевидными стали углубляющиеся противоречия между разными лагерями в рамках картеля. Страны, имеющие свободные добывающие мощности: Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, — предлагали повысить квоты, чтобы снизить цены на нефть и удовлетворить растущие потребности экономики. В прошлом году мировое потребление нефти росло самыми быстрыми с 2004 года темпами и достигло рекордных 87,9 млн баррелей в сутки. При этом государства БРИК потребляли почти столько же нефти (17,7 млн баррелей в сутки), сколько США (18,8 млн). Исходя из этого, Саудовская Аравия и ее союзники в рамках ОПЕК выступали за повышение квот (что во многом соответствовало реальному положению дел: сегодня страны картеля добывают на 1,6 млн баррелей в сутки больше, чем положено по квотам, установленным в январе 2009 года, в разгар мирового финансового кризиса).

Другие же участники картеля, прежде всего Иран и Венесуэла, воспротивились повышению квот. Представитель Тегерана в ОПЕК Мохаммад аль-Хатаби заявил, что «на рынке отсутствуют доказательства нехватки предложения, поэтому повышение квот не нужно». Как результат, после саммита Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ пошли на повышение фактической добычи самостоятельно.

«Проблема в том, что рост добычи и экспорта в этих странах не сможет компенсировать исчезновение с рынка ливийской нефти, поскольку в них добываются более тяжелые и сернистые сорта, спрос на которые со стороны переработки ниже, чем на легкие и малосернистые. Интервенция МЭА может иметь для рынков большое значение, поскольку появляется предложение легких сортов нефти, которые хранятся в стратегических резервах развитых стран», — рассказал «Эксперту» Лео Дроллас, директор лондонского Центра мировых энергетических исследований. Кроме того, если между началом добычи в странах Персидского залива и поступлением нефти на НПЗ в странах-импортерах обычно проходит два-три месяца, то резервы МЭА оказываются доступны переработчикам практически сразу.

Новая архитектура рынка

Именно этим аналитики объясняют тот факт, что Саудовская Аравия не стала критиковать МЭА за проведение интервенции, хотя к традиционной критике «империализма США» обратились некоторые другие члены картеля. «Позиция Эр-Рияда имеет несколько объяснений. Во-первых, Саудовская Аравия является частью “большой двадцатки”, которая провозгласила своей целью обеспечить восстановление мировой экономики после кризиса. Во-вторых, она недовольна своей неспособностью эффективно координировать действия партнеров по ОПЕК, прежде всего Тегерана и Каракаса, которые часто прибегают к политическим, а не к экономическим решениям. В-третьих, Саудовская Аравия находится в политическом противоборстве с Ираном не только в рамках ОПЕК, но и в Ближневосточном регионе», — разъяснил «Эксперту» Саид Хирш, экономист консалтинговой компании Capital Economics.

В результате на архитектуру мирового нефтяного рынка начинают влиять два новых фактора. Первый — раскол внутри ОПЕК, который ставит вопросы об эффективности организации в средне- и долгосрочной перспективе, а также показывает, что G20 может включиться в координирование ситуации на мировом рынке.

Вторым фактором является то, что решение МЭА может быть продиктовано не только исчезновением ливийской нефти. «Возможно, причины интервенции более глубокие, и Ливия используется лишь для официальных объяснений. Решение вывести стратегические резервы на рынок — это попытка стран-импортеров вывести цены на нефть на более приемлемый уровень, который бы не замедлял экономический рост и не разгонял инфляцию. От этого страдают не только ведущие страны, но и множество небольших развивающихся экономик, также импортирующих энергию. Действия МЭА, если они окажутся эффективными, могут стать новым подходом к корректировке нефтяных цен», — рассказал «Эксперту» Лоренс Иглс, аналитик J.P. Morgan.

Пока эта эффективность оказалась ограниченной — со 120 долларов в середине июня цена барреля марки Brent снизилась к 24 июня до 106 долларов. Но уже к началу июля подросла до 111 долларов. Впрочем, аналитики уже пересмотрели свои среднесрочные прогнозы, понизив средний ожидаемый уровень цен на нефть в 2012 году со 120 до 107–110 долларов за баррель.

Лондон