Взаимовыгодный ступор

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
4 июля 2011, 00:00

Мирные переговоры по карабахскому вопросу зашли в тупик. Выйти из него в ближайшее время вряд ли удастся — ни одна из сторон в этом не заинтересована

Фото: РИА Новости
Президент Медведев разозлен тем, что не удалось подписать соглашение

Двенадцатая по счету за последние три года встреча президентов Армении Сержа Саргсяна и Азербайджана Ильхама Алиева завершилась очередным провалом. Договоренностей о неприменении силы подписано не было. О дате следующего саммита никто даже и не заикается. Говорят, Дмитрий Медведев, выступавший посредником на этих переговорах, был чрезвычайно раздражен бескомпромиссной позицией обоих президентов, непонятно для каких целей собравших вокруг себя заинтересованные стороны.

Участники винят в провале друг друга, однако реальная его причина в том, что компромиссные подвижки не нужны ни одной из заинтересованных сторон. Армению полностью устраивает сложившийся статус-кво, а в Баку уверены, что время играет на них — и обе страны считают, что в перспективе им удастся получить все и сразу. Не заинтересованы в окончательном решении карабахского вопроса и две региональные сверхдержавы — Россия и Турция, — которые используют этот конфликт для укрепления своих позиций на Кавказе. Но еще больше они не заинтересованы в том, чтобы этот конфликт перерос в новую карабахскую войну, которая при отсутствии договоренностей вполне возможна.

При своих

На казанский саммит возлагали большие надежды. Российский МИД уверял, что встреча станет опорным пунктом в развитии ситуации вокруг Нагорного Карабаха. «Документ, который будет рассмотрен в Казани, представляет реальную основу для дальнейшего движения вперед и последующей подготовки всеобъемлющего мирного соглашения», — говорилось в заявлении российского внешнеполитического ведомства. По всей видимости, в основе документа лежали так называемые мадридские принципы, декларированные в 2007 году. Это возвращение Азербайджану территорий вокруг Нагорного Карабаха (семь азербайджанских районов, которые в Армении считают «зоной безопасности»); присвоение промежуточного статуса Нагорному Карабаху, что обеспечит гарантии безопасности и самоуправления; сохранение коридора, связывающего Армению с Нагорным Карабахом (Лачинский коридор); определение будущего окончательного правового статуса Нагорного Карабаха посредством имеющего обязательную юридическую силу волеизъявления его населения; право всех внутренних и перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места прежнего проживания; международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию. Это означало начало переговоров о признании Азербайджаном независимости Карабаха в обмен на возвращение туда азербайджанских беженцев и переход под суверенитет Баку большей части «зоны безопасности». Но главное — стороны должны были подписать соглашение о неприменении силы в решении конфликта.

Такое соглашение было крайне важным — не случайно накануне саммита к его подписанию Сержа Саргсяна и Ильхама Алиева призывали и Россия, и целый сонм мировых лидеров, начиная от Барака Обамы и Николя Саркози и заканчивая Махмудом Ахмадинежадом. Регион как никогда близок к возобновлению войны, количество пограничных инцидентов в Карабахе увеличивается. Карабахские власти зафиксировали в 2010 году рост нарушений режима прекращения огня на 53%. Только по официальным данным сторон, жертвами этих нарушений стали 25 военнослужащих.

Причина резкого обострения ситуации в том, что Азербайджан загоняют в угол. Жесткая позиция России во время августовской войны, потепление российско-турецких и армяно-турецких отношений поставили крест на многолетней политике Азербайджана по удушению Армении и Карабаха, а иной, относительно мирной, альтернативы по сохранению хотя бы возможности возврата этой территории у Баку нет. Международные посредники надеялись, что подписание соглашения о неприменении силы снимет накопившееся напряжение.

Однако не получилось. Казанский саммит шел около часа и закончился ничем. Единственным итогом стали лишь взаимные обвинения в провале саммита. По словам министра иностранных дел Армении Эдварда Налбандяна, переговоры провалились потому, что «азербайджанская сторона выдвинула с десяток новых изменений к обсуждаемому документу». «Армянская сторона требует максимальных уступок от Азербайджана, искажая суть переговорного процесса, начатого семь лет назад», — возражает ему азербайджанский визави Эльмар Мамедъяров.

Не словом, а патроном

На самом деле соглашение не было подписано потому, что стороны не видели смысла в каких-то мелких компромиссах, поскольку все еще надеются получить всё. Так, в Баку напрочь отказываются хотя бы обсуждать вопрос о признании независимости Нагорного Карабаха. Азербайджанские власти согласны лишь на предоставление мятежной территории «самой широкой в мире автономии». Причина не только в унижении и потере лица — на кону стоит выживание режима Алиева. Ильхам Алиев гарантировал народу возвращение Карабаха под контроль Баку — и это обещание одна из основ легитимизации его режима. Многие годы власти идеологически обрабатывали население, позиционировали Карабах как «колыбель азербайджанского народа», и отказ от претензий на эту территорию выведет людей на улицы. А в авангарде скандирующих требование немедленной отставки «коллаборациониста и предателя» будут беженцы из Карабаха, каковых в Азербайджане насчитывается 586 тысяч.

Именно поэтому азербайджанский президент не рискует идти на уступки Еревану в карабахском вопросе. «Баку не намерен предлагать что-либо в обмен на вывод армянских войск с прилегающих к Нагорному Карабаху территорий», — заявил Алиев. Без компромиссов переговоры невозможны — но для президента это не проблема. Азербайджанские власти уверяют, что они смогут добиться победы не за счет компромиссов, а с помощью маленькой победоносной войны.

И уже несколько лет страна активно к ней готовится. За время президентства Ильхама Алиева военные расходы страны выросли почти в 20 раз и достигли 3,3 млрд долларов. Азербайджан сотрудничает с израильскими оборонными компаниями, закупает оружие в России и на Украине. В стране регулярно проводятся учения, в крупнейшем (состоявшемся 24 июня 2010 года) участвовало более 4 тыс. солдат, 100 танков, 77 единиц бронетехники, 125 орудий, 17 истребителей и 12 боевых вертолетов. Задача учений состояла в «отражении военной агрессии против Азербайджана и проведении контратаки для восстановления территориальной целостности страны».

Официальные лица не упускают возможности заявить о тотальном превосходстве Азербайджана над Арменией во всех сферах. «Сегодняшние военные расходы Азербайджана на 50 процентов превышают весь государственный бюджет Армении. Военные расходы по своему объему будут продолжать занимать первое место в бюджете Азербайджана до тех пор, пока Армения не освободит азербайджанские земли и с этой страной не будет подписано мирное соглашение», — заявил Алиев на военном параде, состоявшемся через несколько дней после окончания казанского саммита. В плане экономического и человеческого потенциала разница между Азербайджаном и Арменией тоже выглядит внушительно. По объему ВВП Азербайджан опережает Армению почти в девять раз (52,1 млрд долларов против 8,8 млрд), а по населению — в три (9,1 млн человек против 3,2 млн). Чиновники в Баку не сомневаются в успехе возможного блицкрига. Высокопоставленный сотрудник администрации президента Али Гасанов заявил, что «азербайджанская армия способна в течение одной недели освободить наши земли от оккупации». «Для победы в этой войне нам достаточно иметь четыре корпуса», — вторит ему сопредседатель Социал-демократической партии Азербайджана Араз Ализаде.

Цена самоуверенности

Однако в этом сомневаются в Ереване. Более того, армянские политики даже не верят в то, что Азербайджан решится на проведение военной операции. И не только из-за риска разделить участь Грузии в августе 2008-го.

В Ереване уверены, что Алиеву начать войну просто не дадут те страны, которые последние годы вкладывали колоссальные средства в экономику и инфраструктуру Азербайджана, — прежде всего ЕС и США. На Азербайджане завязано слишком много экономических проектов Запада, поэтому Вашингтон и Брюссель сделают все, чтобы гарантировать безопасность своих инвестиций и стабильность в этой стране — вплоть до смены режима, если это будет необходимо. Не случайно в декабре 2010 года послом в Баку был отправлен Мэттью Брайза — один из ведущих специалистов государственного департамента по Кавказу.

Кроме того, Армения считает, что, несмотря на колоссальную разницу в оборонных расходах и экономическом потенциале, она обладает военным паритетом с Азербайджаном. На сегодня вооруженные силы Азербайджана насчитывают порядка 95 тыс. человек, у Армении и Нагорного Карабаха — около 70 тыс. Технически азербайджанская армия укомплектована куда лучше, однако ее преимущество в наземной технике нивелируется удобными оборонными позициями армян на карабахском фронте, а превосходство в воздухе сводят на нет армянские С-300. Кроме того, Армения имеет асимметричные возможности сдерживания. Армянские войска укомплектованы баллистическими ракетами малой дальности — жидкостными «Скад-Б» (Р-17) на самоходных пусковых установках и РСЗО WM-80 китайского производства. Они способны нанести удар не только по тыловым и инфраструктурным объектам противника, включая и трубопроводы, но и по плотине Мингечаурской ГЭС, в результате чего хлынувшая вода может смыть половину Азербайджана.

В Ереване полагают, что у Баку нет никаких вариантов переломить ситуацию в свою пользу — именно поэтому Армения, как и Азербайджан, отказывается от каких-либо компромиссов. В частности, от идеи возвращения Азербайджану территорий «зоны безопасности» в обмен на что-либо кроме немедленного, беспрекословного и однозначного признания независимости Карабаха (на что Алиев, естественно, не пойдет). Более того, значительная часть населения страны вообще считает, что эти районы должны остаться под армянским контролем: теперь вместо «зоны безопасности» (таким образом не ставится под сомнение их принадлежность Азербайджану) их чаще именуют «освобожденными исконно армянскими территориями». Серж Саргсян, имеющий достаточно низкий рейтинг среди населения, идет на поводу у националистов. Именно поэтому официальные власти всячески пытаются зафиксировать «армянский статус» Карабаха. Так, они переименовывают азербайджанские топонимы (город Агдам стал называться Акна), а также, по некоторым данным, занимаются расселением там армянских семей. «Армения пытается сделать ситуацию необратимой», — жалуется Эльмар Мамедъяров.

Однако подобная самоуверенность и бескомпромиссность Еревана может в итоге вынудить Баку пойти на, казалось бы, нелогичные шаги. «Делая ситуацию необратимой» на землях, принадлежность которых к Азербайджану еще недавно никем не оспаривалась, Армения фактически заставляет Ильхама Алиева выбирать по принципу «наименьшего зла». Рискуя окончательно потерять не только Карабах, но и семь занятых армянскими подразделениями районов, а затем и свой пост, столкнувшись с цейтнотом (считается, что доходы Азербайджана от экспорта нефти начнут падать уже с 2014 года), азербайджанский президент может решиться на военную авантюру, где у него будут хоть какие-то шансы на успех.

Они, правда, весьма невелики, и вероятным итогом военной операции может стать победа Армении, маргинализация режима в Баку и окончательная потеря Азербайджаном всех захваченных Арменией территорий. Побочный эффект этой авантюры — большая война на Кавказе, в которую неизбежно окажутся втянутыми не только Армения и Азербайджан, но и Россия, Турция, Иран, Европа и Соединенные Штаты.