Звездные войны с мусором

Наука и технологии
Москва, 04.07.2011
«Эксперт» №26 (760)
Прорывные советские военные разработки оказались востребованы в электротехнике, энергосбережении и экологии

Рисунок: Константин Батынков

Лауреатами премии «Глобальная энергия» — свое­образной энергетической Нобелевки, учрежденной в России, — в этом году стали русский ученый, директор петербургского Института проблем электрофизики и электроэнергетики (ИЭЭ) РАН академик Филипп Рутберг и его коллега из США профессор Калифорнийского университета Беркли Артур Розенфельд.

После номинирования СМИ поспешили назвать нашего академика известным ученым. Но его имя стало более или менее узнаваемо только в последние годы. 79-летний Филипп Рутберг большую часть своей научной жизни работал по закрытым военным программам, создав новое направление в физике и технике плотной низкотемпературной плазмы и сильноточных плазменных систем. Он первым в мире разработал мощные стационарные плазмотроны на переменном токе и импульсные генераторы плазмы гигаваттного диапазона мощности. Сейчас на основе старых наработок в его институте успешно осваиваются технологии плазмохимического пиролиза бытовых и промышленных органических отходов, угля, а также их конверсии в синтез-газ и водород для получения экологически чистой возобновляемой энергии и производства жидких топлив. Правда, пока освоенное находит применение не в России, а в США, Италии, на Тайване,
в Израиле и других странах, принося ИЭЭ весомую долю доходов от контрактов с тамошними научными учреждениями и энергетическими компаниями. Вероятно, финансовая самодостаточность этого академического института, ну и, конечно, научный авторитет и сила личности самого Рутберга — главные причины того, что в штате ИЭЭ РАН сегодня почти 70% сотрудников моложе 35 лет. О закрытых исследованиях советского периода и о современных разработках, ведущихся под его руководством, академик рассказал в интервью нашему журналу.

Филипп Григорьевич, я искал материалы о вашей деятельности советского периода и столкнулся с тем, что в публичном пространстве — в интернете, в архивах различных СМИ — доступных документов практически нет. Так, я почти ничего не смог найти о вашей работе в Ленинградском институте электромеханики АН СССР (ВНИИ «Электромаш»), где вы работали с 1963-го по 1992 год.

— Ну, это естественно. До девяностых годов я занимался специальной тематикой. Теперь кое о чем из этого можно говорить. ВНИИ «Электромаш» занимался разными вещами — и оборонными тоже. Это был головной институт электромашиностроения в целом. А я там был заместителем по спецвопросам у директора, академика Игоря Алексеевича Глебова, впоследствии трагически погибшего (в 2002 году 87-летний ученый-электротехник с мировым именем был ограблен и до смерти избит бейсбольными битами у подъезда собственного дома. — «Эксперт»). Вел в институте солидный раздел работы. Позже, в восьмидесятых, одновременно работал еще и главным конструктором по специальной технике в Министерстве электротехнической промышленности, был завязан на «Электросилу», Второй завод, Минсредмаш, поэтому публикаций о нас было мало. Хотя это в каком-то смысле один из наиболее плодотворных периодов работы в моей жизни. Возможностей для науки

Новости партнеров

«Эксперт»
№26 (760) 4 июля 2011
Москва
Содержание:
Большая Москва — 2050

Ключевым элементом программы расширения Москвы должен стать международный градостроительный конкурс

Экономика и финансы
Русский бизнес
Индикаторы
Реклама