Ставка США на возрождение промышленности за счет роста экспорта неустойчива, поскольку строится не на техническом перевооружении, а на ограничении зарплат работников, что подрывает внутренний спрос

Фото: Reuters

Идея оживления промышленности — одна из важнейших тем прошлых президентских выборов. Барак Обама и его окружение выступили за реиндустриализацию. С началом «демократической» борьбы с кризисом на виду оказались долларовая эмиссия и субсидии банкам. Но вместе с тем новая администрация работала на усиление товарного экспорта. К каким результатам это привело?

Слабость промышленности, слабость спроса

В середине 1990-х доля финансовых услуг в ВВП США превзошла долю индустрии. С 1970-х годов по 2008-й составляющая производства в ВВП упала с 25 до 12%. Доля же финансовых услуг возросла с 12 до 20–21%. Усиление значения финансового сектора в экономике Соединенных Штатов шло параллельно с выносом производства в страны периферии. К началу мирового кризиса лишь одна американская розничная сеть Wall-Mart имела в Китае более 700 фабрик. Критики экономической модели США подчеркивали: товарный экспорт значительно уступает импорту. Однако рост дефицита торгового баланса с лихвой перекрывался ввозом одного «невидимого товара» — прибыли американских корпораций. Страна оставалась центром накопления; деньги, ушедшие в виде платы за иностранные товары, возвращались как капиталы американских компаний и вложения инвесторов.

В основе увеличивающегося потребления в США иностранной продукции лежала не эмиссия доллара в качестве средства поддержания спроса, как считают некоторые исследователи. Модель была более сложной, а торговый баланс не был настолько отрицательным. При учете притока в страну денег он мог быть даже назван и положительным. Однако проблема США накануне кризиса состояла в том, что вынос индустрии в другие страны приводил к уменьшению реальной заработной платы. Процесс этот длительное время компенсировался жилищным и потребительским кредитованием. Обеспечивали его прибыли американских корпораций. Но когда снижение реальных доходов массы американских потребителей вошло в неразрешимое противоречие с возможностями кредитования, кризис в мировой экономике стал неизбежен. Спекуляции сделались последним прибежищем капиталов. За 2007–2008 годы они подняли цену барреля нефти с 52,5 до 142,5 доллара, после чего последовал обвал.

В условиях разразившегося кризиса администрация Джорджа Буша попыталась поддержать американских потребителей. Весной 2008 года было принято решение о налоговых возвратах гражданам в размере 168 млрд долларов. Но этот запоздалый шаг не привел к ожидаемым результатам: развитие кризиса не было остановлено, а крах спекуляций ускорил его ход. Еще в рамках предвыборной борьбы 2008 года в США встали вопросы, как стабилизировать положение в финансовой сфере и что делать с экономической моделью. Решение первой проблемы новая администрация Белого дома обеспечила за счет долларовых вливаний в финансовые корпорации. Была инициирована первая, а затем и вторая волна «количественного смягчения» (quantative easing — QE). Данный шаг подчас несправедливо толкуется как нацеленный на укрепление потребительского спроса.

Ориентация — экспорт

Близкие к Обаме эконом

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (761) 11 июля 2011
    Экономический кризис
    Содержание:
    Кто первый?

    Кризис суверенного долга сказывается по обе стороны Атлантики. В сложной ситуации оказались не только периферийные страны еврозоны, но и крупнейшая экономика мира — США. Впрочем, в ближайшие год-два потрясений в мировой экономике не предвидится

    На улице Правды
    Реклама