Апология математика

Книги
Москва, 15.08.2011
«Эксперт» №32 (765)
Как долго отвыкаешь от того, что любишь, почему вообще бросаешь, чем заполняется образовавшаяся пустота? Обо всем этом — роман «Математик»

Александр Иличевский, физик-теоретик по образованию и писатель по призванию, рассказал, что когда уже перестал заниматься наукой, то первое время не мог спокойно проходить мимо библиотечных полок с последними журналами. Зажмуривался…

Главный герой нового романа Иличевского выдающийся математик, лауреат премии Филдса Максим Покровский в 36 лет вдруг понимает, что устал от своих достижений. Мы застаем его, потерянного и разочарованного, с флягой бурбона, которую вот-вот отберет у него суровая и несчастная жена, в шикарной пекинской гостинице. Здесь его чествуют на международном математическом конгрессе, и отсюда же начнется его долгое путешествие из науки в никуда. Покровский возвращается в Америку, но теперь он разносчик пиццы, киносценарист-любитель, альпинист-любитель, кто угодно, но не университетский профессор. Он всеми силами старается забыть выпивку и науку, и первое удается ему лучше, чем второе. Он редко вспоминает двоих своих детей, что довольно скоро заставляет усомниться в реалистичности романа. Образ героя, несмотря на возможное наличие реальных прототипов, скорее символичен. Полдела Иличевский сделал уже самим выбором названия, он как будто застолбил эту возможность — говорить о русских математиках.

Компактный «Математик» во многом продолжает разговор, начатый в «Матиссе» (2007). Там физик Королев тоже прощался с любимым занятием и превращался в странника. Хоть за «Матисса» Иличевский и получил премию «Русский Букер», но нельзя сказать, чтобы роман стал общественным событием, особого сочувствия герой, которому перекрыли кислород и которого напоследок заставили задуматься о духовном, не вызвал. Физика Королева в лучшем случае красиво обозвали «дауншифтером». И это при том, что в «Матиссе» гораздо подробнее были прописаны «технические» объяснения ухода героя. Общий кризис науки и образования, утечка мозгов, появление «приоритетных направлений» — все те реалии, которыми обычно и ограничиваются редкие писатели, все же решившие сделать персонажа не менеджером и не дизайнером, а ученым. Правда, таких охотников уже почти и не осталось, возможно, Иличевский в этой очереди последний.

В новом романе писатель осторожно приближает героя к читателю: Максим Покровский — «звезда», селебрити, а не просто какой-то кандидат наук, который еще неизвестно, добился ли бы чего-нибудь, если бы ему все же дали работать, несмотря на всю его «нерыночность». В то же время премия Филдса хоть и престижна, как и Нобелевка, но в денежном эквиваленте отнюдь не столь внушительна. Неспециалист все равно не смог бы оценить научные достижения Покровского, поэтому снисходительный автор заставляет героя мечтать о воскрешении всех мертвых и даже вычислять соответствующую формулу. Пока читатель еще присматривается к герою, находит ему место в своей системе ценностей, автор уже переходит на новую ступень обобщения.

Лишь вскользь упомянув такие, казалось бы, важные для сюжета узелки, как возможный плагиат, болезнь матери и бегство возлюбленной, он погружается в абстрактные рас

Новости партнеров

«Эксперт»
№32 (765) 15 августа 2011
Финансовый кризис
Содержание:
Фондовая Фукусима

Снижение суверенного кредитного рейтинга США и нарастание проблем в еврозоне вызвали панику на финансовых рынках по всему миру. Однако есть надежда, что нового витка экономического кризиса удастся избежать

Международный бизнес
Экономика и финансы
На улице Правды
Реклама