Жесткое правоприменение законов физики

Наука и технологии
Москва, 15.08.2011
«Эксперт» №32 (765)
Почти сорокалетний опыт работы Артура Розенфельда свидетельствует, что программы энергосбережения и энергоэффективности лучше запускать в регионах, чем в центре, а деньги тратить не на строительство новых электростанций, а на достижение энергоэффективности и снижения спроса на энергоносители

Фото: Александр Крупнов

Восьмидесятичетырехлетнего Артура Розенфельда коллеги называют гуру в области энергосбережения и энергоэффективности. Во многом благодаря ему и его ученикам американские автомобили за тридцать лет вдвое снизили расход топлива, а энергопотребление различных электроприборов и зданий, офисных и жилых, уменьшилось в четыре раза. Общепризнанно, что именно в результате деятельности Розенфельда удельное потребление электроэнергии в Калифорнии, Энергетическим советом которой он долгое время руководил, не изменилось с середины 1970-х. Энергоэффективные стандарты, разработанные ученым, приносят стране, по словам бывшего министра энергетики США Самуэля Бодмана, более 100 млрд долларов экономии в год, и эта цифра продолжает расти. Соратники Розенфельда предложили ввести специальную единицу измерения сохраненной энергии «один розенфельд» (она равна 3 млрд киловатт-часов — столько вырабатывает за год одна ТЭС мощностью 500 МВт). Сейчас благодаря поддержке таких авторитетных людей, как министр энергетики США лауреат Нобелевской премии Стивен Чу, многие энергосберегающие мероприятия, проведенные по инициативе Розенфельда в Калифорнии, распространяются на все Соединенные Штаты, а методики, разработанные им самим и его учениками, основательно изучаются и применяются в других странах, особое место среди которых занимает Китай. В этом году вместе с российским академиком Филиппом Рутбергом Артур Розенфельд стал лауреатом премии «Глобальная энергия». Впервые этой престижной премией, учрежденной российскими энергокомпаниями, наградили ученого, который целенаправленно занимается только проблемой эффективного использования энергии. Эта тема и стала основой нашей беседы.

Господин Розенфельд, как-то, отвечая на вопрос, кого вы считаете своим кумиром в науке, вы назвали нобелевского лауреата Энрико Ферми.

Да, это мой наставник, учитель, и, хотя он умер уже более полувека назад, я продолжаю считать его своим другом — такие у нас были теплые отношения и такое влияние он на меня оказал. До 1954 года я учился у него в аспирантуре в Университете Чикаго, работая под его началом в области ядерной физики и физики элементарных частиц — то есть по тем научным темам, которыми он занимался в чикагском Институте ядерных исследований, носящем сейчас его имя. Я даже успел стать с Ферми и еще двумя коллегами соавтором довольно популярного учебника «Ядерная физика». Мне особенно приятно, что много позже, в 2005 году, я получил премию его имени, правда за деятельность уже совсем далекую от ядерной физики. (Премия была вручена ученому с формулировкой «За лидерские исследования в области национальных энергоэффективных стандартов». The Enrico Fermi Award — президентская премия в размере 375 тыс. долларов, присуждаемая по представлению минэнерго США раз в два-три года особо выдающимся ученым, получившим мировое признание за научные и технические достижения в области энергетики. — «Эксперт».)

Известно, что вы успели поработать еще с одним нобелевским лауреатом — Луисом Альваресом.

— В Калиф

Новости партнеров

«Эксперт»
№32 (765) 15 августа 2011
Финансовый кризис
Содержание:
Фондовая Фукусима

Снижение суверенного кредитного рейтинга США и нарастание проблем в еврозоне вызвали панику на финансовых рынках по всему миру. Однако есть надежда, что нового витка экономического кризиса удастся избежать

Международный бизнес
Экономика и финансы
На улице Правды
Реклама