Фауст против Фрейда

Культура
Москва, 29.08.2011
«Эксперт» №34 (767)
Что сулит России и миру 68-й Международный Венецианский кинофестиваль

Из архива пресс-службы

Не стоит делать вид, что нынешний Венецианский фестиваль — лишь очередной дежурный киноконкурс. На самом деле это решительный марш-бросок для одного из важнейших российских режиссеров Александра Сокурова. Он, человек довольно плодовитый, работал над «Фаустом» без малого пять лет. Это последняя, резюмирующая, часть самого известного сокуровского цикла, посвященного людям во власти и начатого картинами «Молох» (о Гитлере), «Телец» (о Ленине) и «Солнце» (о Хирохито). А цикл этот, сделанный в соавторстве с давним сценаристом Сокурова Юрием Арабовым, — в свою очередь, высшая точка в сложной карьере режиссера, с самого начала исследовавшего взаимоотношения индивидуума и Истории. Сегодня Сокурову 60 лет, он на последнем рубеже, отделяющем еще молодого и активного художника от статуса пожизненно обиженного и недооцененного гения-пенсионера. Теперь — на щите или со щитом. То бишь с «Золотым львом».

Многие — и сам режиссер в первых рядах — ответят на это, что подлинному мастеру фестивальные призы не нужны, что эти жалкие бирюльки интересны только щелкоперам-журналистам. Верится с трудом. Сокуров клянет западные фестивали — но все ж отдает туда каждый следующий фильм, и не случайно его magnum opus поедет именно в Венецию, а не в Канны (где показывали в разное время «Молоха», «Тельца», «Отца и сына», «Русский ковчег» и «Александру») или Берлин (где недавний конкурсный опыт с «Солнцем» тоже призов не принес). Во-первых, в Венеции политическая или стилистическая актуальность ценится не так уж высоко: художественная самобытность важнее. Во-вторых, возглавляет фестиваль Марко Мюллер, когда-то открывший Сокурова Западу и продюсировавший некоторые его работы. В-третьих, самый важный фестивальный трофей за последние годы — приз имени Робера Брессона — российский режиссер получал именно в Венеции. Там его действительно ценят. И вряд ли кто-то пожалуется на скуку или недоступность его картины на смотре, который будет завершать шестичасовой черно-белый опус филиппинца Лав Диаза (не знаете такого? а в Венеции не только знают, но и почитают).

Другое дело, как отнесется к фантазиям Сокурова—Арабова на тему старинной легенды (действие «Фауста» перенесено в условный XIX век, а фигура Мефистофеля заменена персонажем Ростовщика; фильм снят в Германии на немецком языке) президент жюри Даррен Аронофски. О его вкусах мало что известно, но сам он — адепт броского арт-китча, не раз оцененного в той же Венеции: здесь награждали его «Рестлера», а прошлогодний фестиваль открывал «Черный лебедь». Эта картина позволяет предположить, что как минимум не меньший интерес, чем опус Сокурова, у Аронофски могут вызвать два других, близких ему и по тематике, и по эстетике режиссера-конкурсанта: канадец Дэвид Кроненберг и космополит Роман Полански.

«Опасный метод» Кроненберга — экранизация пьесы Кристофера Хэмптона о не вполне любовном треугольнике из трех легендарных психоаналитиков начала ХХ века: Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга и Сабины Шпильрейн. Их роли исполнили соответственно тепер

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (767) 29 августа 2011
    Стратегия-2020
    Содержание:
    Не хватает класса

    Промежуточный вариант «Стратегии-2020» показал, что российское интеллектуальное сообщество не в состоянии разработать политически действенную программу

    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    Реклама