Деловая конъюнктура

5 сентября 2011, 00:00

Российская промышленность работает на склад; Норма личных сбережений снова растет; Ожидаемая продолжительность жизни бьет советские рекорды

Августовские потрясения на финансовых рынках негативно сказались на конъюнктуре обрабатывающей промышленности во многих странах мира, включая Россию и Китай. В положительной зоне оказались индустрии США, Германии и Японии.

Окончательные результаты опросов ИЭП им. Е. Т. Гайдара тоже зафиксировали падение спроса на российскую промышленную продукцию, которое, однако, пока не сказывается на темпах роста производства из-за готовности предприятий пополнить запасы готовой продукции. Такое поведение, вероятно, объясняется резким замедлением роста издержек, что позволяет предприятиям не особенно опасаться падения цен на накапливаемую продукцию. Проблемы в мировой экономике пока не сказались на прогнозах спроса и выпуска, возможно, до российских предприятий волна глобального спада еще не докатилась.

Опросы по программе PMI для российской промышленности в целом говорят примерно о том же. Производители сохранили оптимизм в августе, увеличив объемы производства, несмотря на стагнацию новых заказов, особенно со стороны экспортного спроса, который падает второй месяц подряд. Некоторые компании сообщали об усилении конкуренции с иностранными производителями. Рост закупочных и отпускных цен продолжал замедляться.

Как и прогнозировалось по данным на середину месяца, потребительская инфляция августа, с поправкой на обычное для этого месяца падение цен на плодоовощную продукцию, как и в июле, оказалась низкой. Причиной нынешнего замедления инфляции, возможно, стали не только снижение конъюнктуры и спроса в мировой промышленности, а также хорошие итоги сельскохозяйственного года, но и определенные сдвиги в потребительском поведении. Норма личных сбережений, которая стремительно снижалась в первые месяцы года (до мая включительно), в том числе из-за стремительного роста потребительского кредита, снова развернулась к росту. Не исключено, что тут сказалась и политика ужесточения условий кредитования, проводившаяся ЦБ с февраля по июнь.

Росстат опубликовал данные по естественному воспроизводству населения за первое полугодие, зафиксировав снижение как рождаемости, так и смертности против 2010 года. В итоге естественная убыль осталось примерно такой же, как и в первой половине прошлого года (138,8 тыс. человек против 142,2 тыс., или 0,2% населения в год). 37% этой убыли компенсировано чистым притоком мигрантов, который после 2009 года, когда мигранты возместили более двух третей естественной убыли, также идет на спад.

Россия — второй по величине в мире после США центр притяжения мигрантов, она немного опережает в этом отношении Германию и примерно вдвое — каждую из пяти следующих стран притяжения: Саудовскую Аравию, Канаду, Великобританию, Испанию и Францию. В основном народ перебирается в Россию из Казахстана: после 1996 года каждый третий переехавший — оттуда. В свою очередь, каждый третий уехавший из России отправился в Германию и лишь каждый двадцатый — в Израиль.

Коэффициент рождаемости в 2011 году (11,9 промилле) пока еще не сильно уступил прошлогоднему пику (12,3). Сокращение рождаемости — в значительной мере структурный процесс, он связан со снижением веса женщин в детородных возрастах в общей численности населения. Это сравнительно новый фактор, он действует с 2009 года и будет действовать как минимум все 2010-е из-за провала в количестве взрослеющих девушек 1990-х годов рождения.

До этого — начиная с 1993 года — ситуация была обратной, изменения в структуре населения вносили положительный вклад в прирост рождаемости. Правда, несмотря на это, общий коэффициент рождаемости до 1997 года все равно снижался. В это время произошел переход от «советского» типа рождаемости, когда детей рожали как можно раньше, чтобы встать в очередь на получение жилья, к «буржуазному», когда детей рожают «ради забавы», если остальные забавы в виде машины, квартиры и, по возможности, дачи уже есть. В итоге средний возраст обзаведения ребенком сдвинулся на несколько лет.

Смертность снизилась до 13,9 промилле (с 14,3 в первом полугодии 2010 года), и исходя из сложившихся ранее связей такое изменение может означать увеличение ожидаемой продолжительности на 0,8 года. Для мужчин она может превысить 64 года, что совсем неплохо (в 2003 году было 58,5 года), и побьет наконец лучшие советские «трезвые» цифры начала 1960-х и конца 1980-х (63,7–63,8).

Наиболее показательно снижение внешних («неестественных») причин смертности. Оно заметно опережает все прочие факторы в деле увеличения средней продолжительности жизни.