Меня написал мессинец

Культура
Москва, 05.09.2011
«Эксперт» №35 (768)
В Третьяковке в рамках Года Россия—Италия открывается выставка произведений Антонелло да Мессина — итальянского художника раннего Возрождения, который не принадлежал ни к одной из школ

Из архива пресс-службы

Увидеть работы Антонелло да Мессина стоит по нескольким причинам. Во-первых, его произведений в наших музейных собраниях нет. Во-вторых, его достоверных работ вообще не очень много. То есть он принадлежит к числу тех художников, встречи с которыми редки и потому исключительно ценны, даже в случае, когда привозят не самые прославленные шедевры. Как, например, те, что будут показаны в Третьяковке: двусторонняя «Мадонна с благословляющим младенцем и преклоненным францисканцем» из Регионального музея в Мессине и портреты «Св. Джероламо», «Св. Грегорио» и «Св. Агостино» из Региональной галереи Палаццо Абателлис в Палермо. К тому же это художник совершенно уникального свойства. В те времена, то есть в эпоху раннего итальянского Возрождения, расцветали разные школы живописи — флорентийская, сиенская, школа Феррары, Урбино, в каждой из которых были свои великие мастера и мастера средней руки. Антонелло да Мессина не принадлежит ни к одной из школ, он абсолютно сам по себе — живописный одиночка. Но и это не все — он одиночка, оказавший влияние на целую школу.

Мир бесконечных величин

Главное, что про Антонелло да Мессину известно всем, — это то, что он соединил идеалы итальянского Ренессанса и пришедшую из Нидерландов технику масляной живописи. Что, с одной стороны, совершенно верно. С другой — заключает в себе по меньшей мере два вопроса: как он это сделал и, главное, зачем?

Как ни странно, на второй вопрос ответить легче. Для этого стоит лишь восстановить некоторые реалии итальянского художественного рынка XV века. Когда речь идет о шедеврах живописи эпохи Возрождения, обычно в памяти возникают образы, созданные итальянскими мастерами: Мазаччо, Пьеро делла Франческа, Боттичелли и их не менее талантливыми соплеменниками. В длинной перспективе истории искусства итальянцы затмили всех остальных. Но в действительности в XV веке, когда работал Антонелло да Мессина, у итальянских художников были серьезные конкуренты в лице нидерландцев. Конкуренты не в идейном, эвристическом смысле, а в самом что ни на есть практическом: живопись нидерландских мастеров чрезвычайно ценилась итальянскими заказчиками. Их пленяло умение нидерландцев писать действительность во всех ее мельчайших подробностях независимо от того, в каком жанре эта действительность находила свое воплощение — в алтарной композиции, лике святого или портрете. Как заметил один выдающийся историк искусства, в «живописи Яна ван Эйка макрокосм природы и микрокосм человека, мир бесконечно больших и бесконечно малых величин сливаются воедино». Нидерландцы умели писать человеческое лицо так, что можно было различить каждый волосок, каждую морщинку в уголке глаза. Недаром восхищенные современники, подыскивая хвалебные эпитеты, говорили, что тому или иному портрету «не хватает только голоса» или что человек на портрете, созданном тем же Яном ван Эйком или Петрусом Кристусом, кажется «живым и дышащим». Та живопись завораживала итальянцев магическим иллюзионизмом, а сама поверхность картин, словно излучавшая тихое

У партнеров

    «Эксперт»
    №35 (768) 5 сентября 2011
    Кризис Евросоюза
    Содержание:
    Семнадцать растерянных лауреатов

    Конференция нобелевских лауреатов по экономике, прошедшая в немецком городке Линдау, стала ареной для ярких заявлений политиков и показала, что даже ведущие экономисты не могут прийти к единому мнению о том, как преодолеть мировой экономический кризис

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама