Слабо без костылей?

Тема недели
Москва, 19.09.2011
«Эксперт» №37 (770)

У хирургов-травматологов есть один излюбленный прием, как ускорить послеоперационное восстановление ног и заставить человека снова научиться ходить, — врач выводит больного на середину коридора и выбивает у него из рук костыли. Точно зная по объективным показаниям, что кости и сухожилия срощены, врач убирает последнюю, но самую главную преграду на пути возрождения дряблых мышц и потерянных навыков — страх.

Наблюдая за тем, как ведущие монетарные регуляторы мира носятся со своими банками, то спасая их от дефицита ликвидности, то придумывая все новые способы застраховать от возможных потерь в случае греческого дефолта, конечно, «забыв» о родившемся в кризисном отчаянии обещании начать хоть как-то ограничивать бессовестные бонусы финансовых воротил, в голову приходит мысль, что эскулапы служат своим подопечным плохую службу. Если коротко, они убивают у кредитно-инвестиционных институтов их главную, позвоночную, функцию — тщательно анализировать, принимать на себя и, рискуя собственными деньгами и репутацией, нести разнообразные хозяйственные риски. Жонглирование рисками, их «переупаковка», перекладывание бремени анализа рисков на внешних информационных посредников, будь то аудиторы или рейтинговые агентства, есть вовсе не вершина финансового инжиниринга, а эрозия его фундаментальных основ, с неизбежностью ведущая к кризисам.

Один только бывший исландский премьер молодец — обанкротил три крупнейших исландских банка, сэкономил деньги налогоплательщиков на их санации. Правда, ему было проще — он кинул не своих, а континентальных вкладчиков, которым были вынуждены компенсировать потери их правительства. Потом на референдуме исландцы решили, что они ничего не должны иноземцам, ну а чтобы уж совсем не гневить последних, предали экс-премьера суду. Очень похоже на жест, готовы поспорить — оправдают.

Обратимся к российским денежным властям. Первые опыты по оперативной накачке рублевой ликвидностью коммерческих банков ЦБ предпринял, и весьма успешно, зимой 2007/08 года, когда Россия еще наслаждалась последними месяцами кредитного бума, пока англосаксонский финансовый мир уже корчился под обломками рушащихся пирамид производных бумаг, в каком-то «колене» обеспеченных субстандартной ипотекой. Второй сеанс кризисного обезболивания был проведен год спустя. «Лекарств» потребовалось больше и в лошадиных дозах — беззалоговые и субординированные кредиты, депозиты Минфина и госкорпораций, санационные займы от АСВ, на круг без малого триллион рублей стоило спасение «кровеносной системы экономики». Кризис миновал. Первым, уже весной 2009 года, ожил реальный сектор хозяйства. Спасенные, накачанные анаболиками банки еще год пребывали «в несознанке», залатывая дыры в балансах и подкапливая жирок ликвидности. Лишь весной 2010-го банки начали потихоньку восстанавливать кредитование предприятий и граждан, фактически лишь к лету нынешнего года приведя в грубое соответствие уровень предложения кредитов спросу хозяйства на деньги. И тут вдруг банки почувствовали что-то неладное.

Новости партнеров

«Эксперт»
№37 (770) 19 сентября 2011
Ликвидность и рост
Содержание:
Не в деньгах несчастье

Несмотря на некоторый дефицит рублевой ликвидности, ситуация в банковской системе далека от кризисной, а темпы роста кредитов более или менее соответствуют спросу на деньги реального сектора экономики. Замедление динамики промышленного производства, вероятнее всего, определяется немонетарными факторами

Международный бизнес
Экономика и финансы
Реклама