Три драйвера развития

Евгений Бортник
19 сентября 2011, 00:00

Сегодня экономика Сахалинской области сильно зависит от экспорта углеводородов. Однако получаемые средства дают возможность сформировать более устойчивую экономику, основанную на разнообразной и развитой перерабатывающей промышленности, считает губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин

Фото: Сергей Красноухов
Губернатор Александр Хорошавин: получаемые сегодня Сахалинской областью от добычи углеводородов средства должны быть не проедены, а использованы для создания «новой экономики»

Развитие европейской части России и дальневосточных территорий, в том числе Сахалина, идет разными темпами, и, к сожалению, разница пока не в пользу дальневосточников. В чем, на ваш взгляд, причина этого?

— Сахалин — богатейшая ресурсная территория. У нее есть все возможности для того, чтобы жизнь на островах была лучше. Но, к сожалению, до сих пор определенный дисбаланс в развитии европейской части России и дальневосточных территорий, в том числе Сахалинской области, сохраняется. Причин можно назвать много: наследие планового советского хозяйства в виде сложившейся моноотраслевой экономики, суровые природно-климатические условия, проблемы институционального и инфраструктурного порядка, оторванность от материковой части страны… Можно по-разному объяснять, но жизнь людей от этого лучше не станет.

Однако в мире есть немало регионов, схожих с нами по стартовым условиям, но там смогли переломить ситуацию к лучшему. Сейчас качество жизни, развитие экономики в этих регионах достигло высочайшего уровня. И, размышляя над этим, я обратил внимание еще на одну нашу специфическую черту: у людей сформировалось представление, что будущее региона зависит от внешних обстоятельств, а не от нас самих — сахалинцев и курильчан, всех дальневосточников. Сделать человека счастливым вопреки его желанию никому и никогда еще не удавалось. Никто за нас нашу работу не выполнит. Без нашего прямого участия, без вовлеченности жителей не получится обустроить острова в соответствии с лучшими мировыми стандартами. И это мы должны ясно осознавать, что называется, вставать и спать ложиться с этой мыслью.

Бизнесмены прекрасно понимают, что если бы они ежедневно не занимались своим предприятием, продвижением идей и проектов, поиском путей развития бизнеса, то они бы ничего не добились. А по мере того, как бизнес набирал обороты, шел и процесс формирования, скажем так, комфортной среды обитания самого предпринимателя. Соответственно, мы живем так, как позволяет созданная нами же среда.

Конечно, для того, чтобы вывести область на качественно новый уровень развития, помимо усилий каждого из нас необходимо внедрить новые механизмы взаимодействия как между представителями бизнеса, так и между бизнесом и властью.

А для этого мы должны наконец ответить на главные вопросы, от которых зависит выбор реальных приоритетов развития. Что значит Сахалин для страны? Каковы конкурентные преимущества области, ее базовые функции в межрегиональном разделении труда, значимость в экономике страны с учетом конкуренции за ресурсы других регионов? Какова последовательность реализации выбранных приоритетов при ограниченных бюджетных и инвестиционных ресурсах, а также убывающей численности населения? Какова роль федеральных и региональных властей, бизнеса и местного сообщества в улучшении институтов и инвестиционного климата в регионе?

Мы вместе с федеральным центром, бизнесом, активными и предприимчивыми людьми должны все это сформулировать. Но при этом, безусловно, наш путь развития, как и России в целом, лежит в плоскости модернизации всех сфер жизни. И в связи с этим я хочу сказать, что любая стратегия может просто повиснуть в воздухе без критической массы людей, которые понимают, о чем они говорят и что делают. Малый и средний бизнес как раз и дает таких людей.

Александр Вадимович, какие перемены произошли в Сахалинской области за последнее время?

— Наша островная территория стала одной из первых в стране, куда зашел и стал успешно работать крупный иностранный бизнес. Именно у нас в середине девяностых стали реализовываться масштабные шельфовые проекты по добыче и транспортировке углеводородов. Сахалинская область получила дополнительные возможности для развития. Мы наконец смогли отдышаться от экономических и бюджетных перегрузок периода девяностых — начала двухтысячных, осмотреться и начать движение вперед.

Сегодня Сахалин и Курилы — один из самых стабильных в социальном плане регионов страны. По ряду важнейших показателей мы действительно занимаем прочные позиции. Это рост промышленного производства, привлеченных инвестиций, качества социальных услуг, а также уровня доходов и занятости населения, что подтверждает динамика роста благосостояния жителей Сахалинской области за 2000–2010 годы. Например, за три года (с 2007-го по 2010-й) среднедушевые денежные доходы населения выросли на 25,4 процента — до 30 тысяч рублей, а средний размер пенсий увеличился на 64 процента. Численность бедного населения в Сахалинской области сократилась в четыре раза. В три с половиной раза выросла покупательная способность. Объем социальной поддержки населения достиг рекордных значений — почти миллиард рублей. Помощь оказывается почти каждой сахалинской семье, где есть дети или пожилые люди.

Мы реализовали пакет мер, направленных на уменьшение безработицы, что дало трехкратное ее снижение; в пять раз увеличилось годовое число вакансий.

Сдвинулось дело и со строительством жилья. За последние годы сдано 560 тысяч квадратных метров, что позволило улучшить жилищные условия более чем семи тысяч сахалинских семей. В этом году будет полностью решена проблема улучшения жилищных условий ветеранов войны.

Впервые приняты и реализуются программы развития культуры и спорта. Совокупный объем бюджетных инвестиций на эти цели определен в беспрецедентном размере — более 11 миллиардов рублей. В перечне объектов инвестирования — десятки новых строек как областного, так и муниципального значения.

Проведена большая работа по снятию инфраструктурных ограничений в энергетике, дорожном хозяйстве, на транспорте и в сфере ЖКХ. Газифицированы населенные пункты и предприятия, переведена на газ Южно-Сахалинская ТЭЦ-1, возводятся четвертый и пятый энергоблоки, строится транссахалинская магистраль Юг—Север, аэропорты и морские причалы на Курилах.

Думаю, что одним из результатов нашей социально-экономической политики стало снижение коэффициента младенческой смертности в два раза, увеличение рождаемости и числа зарегистрированных браков.

За счет чего все это стало возможным?

— За счет благоприятной конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Сейчас в структуре нашей экономики доходы от нефти и газа составляют чуть более 50 процентов. С одной стороны, это хорошо. С другой — мы опять получили моноэкономику. В случае обвала рынков и падения цен на нефть и газ нам будет плохо. Под угрозой окажутся наши социальные программы, проекты развития региона. Поэтому мы думаем над тем, как преодолеть зависимость от экспорта сырья, как уйти от инерционной модели развития экономики.

Очевидно, что достичь этого можно только одним способом — созданием «новой экономики», то есть высокоэффективной, конкурентоспособной, инновационной и экологически безопасной. В наших условиях развитие экономики возможно лишь по индустриально-инвестиционному сценарию. Эта модель подразумевает наличие у региона богатой минерально-сырьевой базы, развитой промышленности, необходимого количества высококвалифицированных кадров в базовых отраслях и спроса на высококачественную конкурентоспособную продукцию. Применительно к Сахалину эти условия существуют. Нам не надо начинать с нуля. При этом модернизация возможна внутри самих отраслей. И это уже происходит.

Поэтому для Сахалинской области «новая экономика» связана в первую очередь с промышленностью. В этом плане мы говорим о превращении островного региона в центр промышленного развития. Наши действия сегодня направлены на реорганизацию структуры экономики, снижение инфраструктурных барьеров, поддержку малого и среднего бизнеса.

На чем будет основано развитие экономики области?

— У нас есть три мощных драйвера развития. Почему мощных? Потому что естественных. К ним можно отнести, учитывая исторически сложившийся характер развития Сахалинской области, три ведущих кластера: нефтегазохимический, топливно-энергетический, морские биоресурсы и аквакультуру.

Их особенность — отсутствие узкой географической локализации, поскольку каждый кластер охватывает всю территорию Сахалинской области. Предприятия, входящие в их состав, формируют основную долю валового регионального продукта, объема отгруженной продукции, внешнеторгового оборота, инвестиций и доходов консолидированного бюджета.

Эти три драйвера, или кластера, называть можно как угодно, позволяют нам формировать вокруг них энергетику, систему услуг, вести строительство жилья, объектов социальной и иной инфраструктуры. Одним словом, все то, что формирует условия жизни людей, которые в свою очередь задействованы в том числе в работе этих драйверов развития.

Сегодня мы в высокой степени являемся сырьевым регионом. У нас только начинается процесс создания перерабатывающих производств. Получаемые сегодня средства не должны проедаться. Они должны идти на развитие региона.

И как же этого добиться?

— Мы уже достигли того уровня, когда можем содействовать реализации проектов, направленных на развитие производства и, как следствие, на улучшение качества жизни в нашем регионе. Это та система, в которой взаимодействие между властью и людьми, готовыми реализовывать проекты, — единственная возможность для формирования стабильной и по-настоящему эффективной жизни.

Мы обязаны строить Сахалин для наших детей. Это наша общая задача. Мы должны сделать так, чтобы наши дети могли жить на Сахалине хорошо. А они уж подхватят наше дело, если, конечно, мы их приучим трудиться.

Развитие каждого региона России — это лидерство страны в целом. А лидерство страны — это укрепление и нашей региональной силы. Особенно здесь, на Тихом океане, где наша эскадра островов выдвинута в море и является авангардом России на Востоке. Красиво сказано, но это так, поэтому на нас лежит определенная ответственность.

Южно-Сахалинск