Турецкая осень

Политика
Москва, 19.09.2011
«Эксперт» №37 (770)
Неверная оценка ближневосточных революций сделала внешнюю политику Анкары излишне агрессивной. Продолжая сегодняшнюю внешнеполитическую линию, Турция рискует превратиться из регулятора в дестабилизатора на Ближнем Востоке

Фото: Ytunc Akad/ Panos Pictures/ Agency.Photographer.ru

Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган вот уже несколько месяцев является главным ближневосточным ньюсмейкером. Своими громкими заявлениями он фактически отодвинул на второй план даже вершителей проходящих в регионе псевдодемократических революций. Нападки на Израиль, призыв «поднять флаг Палестины в ООН», открытое выступление против ряда диктаторских ближневосточных режимов и, наконец, требование немедленной деблокады сектора Газа сделали турецкого премьера человеком номер один в арабском мире. «Эрдоган — лидер мусульманского мира», — скандировали в аэропорту и на улицах Каира во время недавнего визита премьер-министра Турции в Египет. «Привет герою Газы», — было написано на плакатах встречавших его египтян. В самой же Газе владельцы ресторанов и магазинов называют свои заведения «Реджепами» и «Стамбулами». А дочь главы хамасовского правительства Исмаила Хании нарекла первенца Эрдоганом.

Может показаться, что Реджеп Тайип Эрдоган наконец-то достиг амбициозной внешнеполитической цели — превратить Турцию в безоговорочного регионального лидера Ближнего Востока, сделать ее представителем всего исламского мира в диалоге с Западом. На самом деле своими действиями Эрдоган не только отдаляет воплощение смелых планов, но и фактически перечеркивает достижения турецкой внешней политики последнего десятилетия.

Пошли в отрыв

До недавнего времени внешнеполитическая линия Турции вызывала лишь восхищение. Проводимая страной политика «ноль проблем с соседями» позволила урегулировать территориальные претензии и противоречия почти со всеми государствами Ближнего Востока. Кроме того, Анкара проводила весьма взвешенную политику по воплощению своих лидерских амбиций (так называемая концепция неооттоманизма). Не ввязываясь в конфликты с региональными лидерами, Турция пошла по «китайскому пути» ползучей экономической экспансии, завоевывая местные рынки. Эта стратегия, в частности, помогла серьезно укрепить туркам свои позиции в Сирии, а также выстроить партнерские отношения с Ираном. Авторитет в Европе тоже приобретался тихо и эффективно — Турция замыкала на себе все альтернативные российским пути доставки энергоресурсов в Старый Свет.

Безусловно, в этой политике были слабые моменты. На алтарь завоевания популярности в арабском мире были принесены отношения с Израилем. Турция не упускала ни одной возможности публичной пикировки с Тель-Авивом, откровенно играя на антиизраильских настроениях арабского населения. Впрочем, в Анкаре всегда чувствовали границы дозволенного, не позволяя пуб­личной риторике перейти в область реального конфликта и полного разрыва отношений.

Однако с началом арабской весны все неожиданно изменилось: внешняя политика Турции стала крайне агрессивной.

Первыми это на себе ощутили израильтяне. Анкара применила весь спектр методов для демонстрации своей решимости: от мелких уколов (вроде усиленного многочасового досмотра и допроса израильских граждан, прилетающих в турецкие аэропорты, — как бы в качестве ответной меры на усиленные меры безопаснос

Новости партнеров

«Эксперт»
№37 (770) 19 сентября 2011
Ликвидность и рост
Содержание:
Не в деньгах несчастье

Несмотря на некоторый дефицит рублевой ликвидности, ситуация в банковской системе далека от кризисной, а темпы роста кредитов более или менее соответствуют спросу на деньги реального сектора экономики. Замедление динамики промышленного производства, вероятнее всего, определяется немонетарными факторами

Международный бизнес
Экономика и финансы
Реклама