Ужасный конец близок

Сергей Сумленный
19 сентября 2011, 00:00

Банкротство Греции перестало быть запретной для обсуждения темой. Немецкие политики все чаще говорят об этом как о неизбежном и даже желательном исходе событий

Фото: AP

"Греция — это алкоголик, которого просят перестать пить, но одновременно ставят перед ним ящик водки" — слова Юргена Кёппелина, одного из лидеров правящей немецкой либеральной партии (СвДП) еще несколько недель назад были бы восприняты в Германии как провокация и подкоп под хрупкий европейский валютный консенсус. Сегодня, однако, они уже не кажутся чем-то из ряда вон выходящим. Все больше немецких политиков высшего эшелона открыто выражают свое негодование затянувшейся программой спасения Греции — и прямо говорят о необходимости банкротства страны.

Банкротство Греции — недавнее жесточайшее табу на немецком политическом олимпе — вдруг стало одной из самых популярных тем политической дискуссии. Причина столь резкой смены настроений проста: в последние недели стало очевидно, что все попытки стабилизировать греческий долговой кризис провалились.

Проваленное спасение

Льготные кредиты от стран еврозоны и МВФ не помогли Греции выйти из кризиса. Ее положение не только не улучшилось, но серьезно ухудшилось. За первые восемь месяцев 2011 года дефицит бюджета страны вырос до 18 млрд евро, в то время как за аналогичный период прошлого года он достиг 14,8 млрд евро. Разрыв доходов и расходов греческого государства вырос на 3,2 млрд евро. На данный момент греческое правительство уже получило более 160 млрд евро экстренных льготных кредитов от стран еврозоны, однако все эти деньги ушли на текущие платежи по обслуживанию государственного долга и на обеспечение социальных платежей. Сегодня денег на афинских счетах достаточно лишь для функционирования страны в течение десяти дней. А потом Греции необходимо будет снова экстренно занимать миллиарды евро, однако сделать это на рынке просто невозможно.

В начале прошлой недели доходность по греческим годовым облигациям превысила 111%, что делает любое рефинансирование бессмысленным. Дефицит бюджета страны может покрываться только за счет денег, предоставляемых другими странами еврозоны в рамках стабилизационных кредитов. Но соседи по еврозоне не готовы предоставлять такие кредиты, пока греки не докажут свою способность сократить расходы бюджета. Положение не могут спасти даже самые отчаянные меры. Например, в начале прошлой недели власти Греции пообещали уволить более 20 тыс. чиновников — это первая за последние сто лет и совершенно беспрецедентная акция увольнения госслужащих, но в стране, чья экономика держалась в первую очередь за счет потребительского рынка, стимулируемого расходами госслужащих, такая экономия лишь глубже загоняет страну в кризис.

Неудивительно, что банкротство греческой экономики уже представляется главным кредиторам Греции значительно более дешевым и простым выходом из кризиса, чем постоянное субсидирование страны, все глубже скатывающейся в долговую яму. По данным, распространенным в начале прошлой недели немецким еженедельником Der Spiegel, в министерстве финансов ФРГ полным ходом идет отработка стратегий банкротства Греции. Чиновники министерства разыгрывают все возможные сценарии реакции рынков и отрабатывают ответные действия немецкого минфина. Банкротство также рассматривается как вполне возможный вариант и в министерстве экономики Германии. Более того, обсуждение этого исхода греческого кризиса министр экономики и вице-канцлер ФРГ Филипп Рёслер назвал действием, необходимым для разрешения кризиса: «Чтобы стабилизировать евро, нам надо перестать запрещать обсуждение определенных тем».

Наконец, глава парламентской фракции СвДП и бывший министр экономики Германии Райнер Брюдерле в понедельник прямо заявил, что Германия может и отказаться от дальнейшей поддержки Греции: «Если обещания [греков сократить госрасходы] снова не будут выполнены, то должен наступить конец [платежам]».

Сегодня практически единственный влиятельный политик Германии, еще не оставивший идею продолжать кредитовать Грецию, — канцлер ФРГ Ангела Меркель. Но и она заявила, что Греция не должна получать дополнительных денег до того, как начнет выполнять обещания по оздоровлению бюджета.

Немцы готовы на все

Тем временем ведущие немецкие экономисты уже советуют признать очевидное и заявить о банкротстве Греции. «Греция уже банкрот, с апреля 2010 года. Греция не может получить деньги на рынке. Сто процентов дефицита финансирования покрывается из денег, которые дают ей страны еврозоны», — сказал выступавший перед членами Союза иностранной прессы (VAP) глава уважаемого немецкого экономического института Ifo профессор Ханс-Вернер Зинн, отвечая на вопрос корреспондента «Эксперта», как технически может выглядеть банкротство Греции. «Надо перестать воспринимать банкротство как трагедию. Банкротство — это не конец света, это сбрасывание оков», — добавил он.

Впрочем, даже банкротство не может стать залогом выхода Греции из экономического кризиса. Реальные доходы греков остаются завышенными, что, собственно, и привело к дефициту внешнеторгового баланса, вызвавшего неконтролируемый рост госдолга. По подсчетам Ifo, для оздоровления экономики необходимо обесценить доходы греков как минимум на 30%. Это можно сделать двумя способами: либо Греция добровольно выходит из еврозоны и затем девальвирует новую драхму, либо сохраняет единую европейскую валюту, однако зарплаты, пенсии и другие доходы сокращаются на треть. Второй вариант куда более болезненный, считает профессор Зинн. «Такая ситуация уже была в Германии в 1920-е годы и поставила страну на грань гражданской войны. Если Греция останется в еврозоне при тридцатипроцентной девальвации доходов, то в стране запылают банки. Лучше пусть банки обанкротятся, а не будут подожжены», — сказал он.

Правда, по мнению главы Ifo, не стоит бояться, что в случае возможного банкротства Греции кризис перекинется на соседние страны. «И в Италии, и в Испании госдолг не достигает таких объемов по сравнению с ВВП, как в Греции. Более того, северные регионы Италии — одни из самых экономически мощных регионов Европы по ВВП на душу населения. Англосаксонские СМИ постоянно муссируют тему возможного эффекта домино, якобы банкротство Греции утянет за собой другие страны. Я вижу опасность эффекта домино совсем в другом. В том, что стабилизационные программы втянут в себя новые страны. Немецкая кредитоспособность уже пострадала. Страховые премии по немецким десятилетним облигациям впервые превысили премии по британским и находятся на отметке значительно выше одного процента. Это значит, что, по оценке рынка, вероятность банкротства Германии в течение одного года составляет около одного процента и почти десять процентов — в течение десяти лет. Еще недавно это было невероятно», — сказал профессор Зинн.

По его мнению, было бы гораздо дешевле позволить грекам обанкротиться. Всегда дешевле спасать отдельные банки (выдавшие Греции кредиты), чем на постоянной основе покрывать дефицит бюджета других стран. Это бочка без дна.

Берлин