Все мы, даже отъявленные скептики, так привыкли к рейтингам, уверовали в их мощь, что несколько оторвались от реалий. И общественность, и, в общем-то, сами агентства.

Начнем с основы. Общественность призывает покарать рейтинговые агентства за ошибки, за то, что проморгали кризис. Но позвольте, а есть кто-то, кто регулярно предсказывает кризисы? Или другой сюжет: все давно забыли (или стараются не помнить), что рейтинг ничего не говорит о будущем конкретной компании, это даже не вероятность ее дефолта. С уверенностью утверждаю, что в ближайшие годы, даже десятилетия, об этом говорить не приходится, а тот, кто возражает, либо просто не информирован — либо мошенник. Дело в том, что компания и тем более среда, в которой она развивается, — сложнейшая нелинейная система, для ее описания неплохо бы воспользоваться аппаратом неравновесных процессов, динамического хаоса и проч. Но этот аппарат хорош для описания, а для численного моделирования в 99% случаев до сих пор используют введенную в оборот еще Ньютоном линеаризацию. Недаром до сих пор не удается толком предсказать даже погоду на завтра (а ведь там нет непредсказуемого поведения толпы и т. п. — чистая физика). Кстати, с прогнозистов погоды пока еще никто всерьез не предлагал взыскать ущерб, причиненный неожиданным ураганом.

Поэтому нужно просто повнимательнее читать определение: рейтинг — это мнение об уровне риска. В терминах «больше—меньше». И все. Полезно, как правило, верно, но как с погодой: прогноз прогнозом, а, выходя из дома, мы всегда смотрим в окно.

Теперь другой пример, уже из области смещения понятий в рейтинговом бизнесе. Суверенный рейтинг традиционно преподносится как оценка способности и готовности правительства страны выполнять свои финансовые обязательства. Не хочу усомниться в компетентности коллег, но, похоже, на практике в этот рейтинг вкладывается несколько иной смысл. Иначе как понять довольно посредственный рейтинг России при ее огромных запасах и ничтожном долге. В то же время страна, в которой вполне серьезно обсуждают возможный дефолт, имеет (точнее, уже имела) наивысший рейтинг у всех крупнейших агентств. Видимо, все же оценивается не способность вернуть долги, или не только она. Можно лишь догадываться, но, скорее, это оценка общего рискового фона в стране, того, что называют деловым климатом. Что-то похожее на наш рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России. Если это так, то, например, вполне логично, что компании обычно не получают рейтинг выше рейтинга своей страны. Но тогда неплохо бы обновить определение и не вводить себя и общественность в заблуждение.

Наконец, то, о чем предпочитают не говорить вообще. Рейтинг по своей природе имеет национальную принадлежность. Речь не о национальных рейтинговых шкалах, а именно о национальной ориентированности агентств. Это, наверное, сложно аргументировать (рассуждения о том, что наша страна должна бы иметь рейтинг повыше — слабый аргумент обиженного жизнью). Но если на родине агентства формируется бо́льшая часть е

У партнеров

    «Эксперт»
    №38 (771) 26 сентября 2011
    Кризис
    Содержание:
    Мы падаем!

    Вопреки официальной статистике в России уже начался промышленный спад. Внешняя конъюнктура тоже неблагоприятна. Избежать скатывания в затяжную стагнацию можно лишь за счет ставки на внутренний спрос и внутренние источники ликвидности

    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    На улице Правды
    Реклама