Регион, как точка опоры

Вадим Пономарев
26 сентября 2011, 00:00

Уникальное географическое положение Ненецкого автономного округа делает его опорным регионом России по освоению минерально-сырьевых богатств Арктики. А дальнейшее развитие транспортной инфраструктуры округа придаст мощное ускорение развитию всего российского Севера

Фото: ИТАР-ТАСС
Игорь Федоров руководит единственным российским регионом, почти полностью расположенным за Полярным кругом

Ненецкий автономный округ часто называют форпостом России в Арктике. Это верно даже географически. НАО — единственный российский регион, почти полностью находящийся за Полярным кругом. Поэтому развитие его транспортной инфраструктуры в интересах освоения всей российской части Арктики губернатор НАО Игорь Федоров считает первостепенной задачей окружных властей.

Открыть дорогу

В последнее время много говорится о том, что России надо возвращаться к освоению Арктики и приарктической зоны. Есть ли реальные движения государства в этом направлении и как они сказываются на округе?

— Как раз именно в последнее время мы не только стали ощущать внимание государства к этим вопросам, но и увидели конкретные шаги. Хотя я бы назвал это двусторонним движением. В последние годы Ненецкий округ активно заявляет о необходимости освоения Арктики на региональном и федеральном уровнях. Только в этом году в Нарьян-Маре прошло три крупных мероприятия общегосударственного масштаба. Весной на международной конференции «ЕвроАрктика-2011» обсуждались вопросы и проблемы дальнейшего освоения углеводородных арктических месторождений. Летом вопросы развития транспортной инфраструктуры поднимались на заседании Морской коллегии, а также на Совете безопасности России.

Это дает результаты. Практически решен вопрос о передаче  Нарьян-Марского авиаотряда в окружную собственность, что позволило не только сохранить предприятие, но и обеспечить дальнейшее развитие. Авиаотряд способен осуществлять грузоперевозки практически любой сложности и сейчас активно подключается к доставке грузов для недавно установленной в НАО морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная». Мы сумели сохранить уникальный для этих широт аэропорт в Амдерме, который может принимать самолеты любых типов. Он достался нам в наследство от сил ПВО. Мы провели огромную работу и добились финансирования этого аэропорта из федерального бюджета, а с 2012 года аэропортовский комплекс переводится из ведения Минобороны в статус казенного предприятия, что позволит избежать его банкротства и превратить умирающий поселок Амдерма в опорную точку освоения Северного морского пути.

Сейчас соответствующие мероприятия проводятся в отношении морского торгового порта Нарьян-Мара. Порт, принадлежащий Российской Федерации, находится от администрации округа практически через дорогу, но мы не имеем адекватной информации о его работе. Затягивание решения вопроса принадлежности порта уже привело к тому, что системообразующее предприятие стоит на грани банкротства. В этой связи я предложил в целях оздоровления предприятия рассмотреть вопрос о передаче 100 процентов акций ОАО «Нарьян-Марский морской торговый порт» в собственность или в управление администрации Ненецкого автономного округа.

Основной российский транспортный арктический проект — возрождение сквозного движения по Северному морскому пути (СМП). И каждый из приарктических регионов претендует на то, чтобы быть главным на этой морской трассе. Какие преимущества и перспективы у НАО?

— То, что все приполярные регионы, скажем так, разыгрывают арктическую карту, я считаю вполне нормальным. Другое дело, я бы не стал утверждать, что Ненецкий округ тянет одеяло на себя и претендует на роль главного в освоении Севморпути. Мы видим те направления и те ниши, которые округ способен и должен занять в этом проекте. Невозможно наладить стабильное круглогодичное движение по СМП без четко налаженной системы метеонаблюдений. Вдоль побережья нужны спасательные центры, способные мобильно оказывать при необходимости помощь на море, причем и морякам, и нефтяникам. И наша Амдерма, расположенная на стыке Баренцева и Карского морей, должна занять здесь ключевое положение.

Мурманск — круглогодично работающий глубоководный морской порт, база «Атомфлота», судоремонтная база. Архангельск обладает уникальной транспортной инфраструктурой: авиация, кратчайшее на сегодня железнодорожное сообщение с центром страны, научно-исследовательский морской флот, а также судоремонтный комплекс. Задачи по проводке судов достанутся и нашим восточным соседям. Словом, работы хватит на всех.

В прессе упоминаются гигантские цифры затрат на развитие транспортной арктической инфраструктуры, в том числе и на территории вашего округа. Какую отдачу будут иметь эти вложения?

— Этот вопрос нужно рассматривать в комплексе с будущим освоением месторождений углеводородов на арктическом шельфе. Помимо Севморпути необходимо реализовать стратегию Минтранса и РЖД по развитию железнодорожной инфраструктуры. Это важно не только для нашего округа, но и в целом для экономики страны. В Индиге в связи с разработкой крупных газоконденсатных месторождений планируется строительство глубоководного многофункционального морского порта. Его грузооборот может быть дополнительно увеличен в связи с перспективами развития судоходства по трассам Северного морского пути и вхождения Индиги в число его опорных пунктов. Создание транспортного узла превращает сотни месторождений полезных ископаемых Ненецкого автономного округа, ранее запертых в огромных пространствах тундры и тайги, в рентабельные и экономически более привлекательные для инвесторов, как отечественных, так и иностранных.

Строительство железной дороги Сосногорск — Индига уже включено в транспортную стратегию Российской Федерации на период до 2030 года. Однако в федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России на 2010–2015 годы» оно не вошло и не обеспечено финансированием. Необходимость же строительства этой железной дороги в комплексе с созданием нового морского порта в бухте Индига не вызывает сомнений — потенциальная грузообразующая база этого района может составить от 15 миллионов тонн в 2016 году до 120 миллионов тонн в 2030-м.

Еще один проект — продление железнодорожной трассы от Воркуты до Усть-Кары и Амдермы. В этом расположенном на берегу Карского моря в восточной части Югорского полуострова поселке есть аэродром и морской порт. Здесь развита инфраструктура, есть структурное подразделение гидрометеорологической службы, в перспективе планируется разместить силы МЧС России. Находящаяся в 15 километрах от Амдермы бухта Морозова — естественное укрытие для судов, совершающих проход по Севморпути. Все это позволяет использовать уникальный транспортно-логистический потенциал поселка и превратить его в опорную точку при освоении шельфовых месторождений, а также для обеспечения функционирования Северного морского пути.

В числе проектов транспортной инфраструктуры, обладающих высоким потенциалом развития, можно отметить завершение строительства автомобильной дороги круглогодичного действия Нарьян-Мар — Усинск. Работы там уже ведутся, но необходима финансовая поддержка федерального центра.

Естественно, все это потребует огромных инвестиций, как частных, так и государственных. Но, поверьте, без этого просто нет будущего не только у Ненецкого автономного округа, но и у всей страны.

Нам здесь жить

Округ 90 процентов доходов получает от добычи нефти и газа. С дальнейшим развитием нефтегазодобычи на шельфе эта пропорция, видимо, не изменится. Насколько возможно при современном уровне технологий минимизировать ущерб, наносимый процессом добычи нефти и газа экосистеме Крайнего Севера?

— Технологии, как известно, не стоят на месте, и сегодня, действительно, при должном внимании к этому вопросу, соблюдении всех норм безопасности возможно не только минимизировать, но и свести к нулю ущерб экосистемам Севера. В России были случаи нанесения нефтедобывающими компаниями огромного ущерба природе. Так, в 1994 году на нефтепроводах компании «КомиТЭК» на севере Республики Коми произошла крупная авария, на ликвидацию последствий потребовалось более десяти лет. Мелкие утечки нефти случаются и сегодня. Именно поэтому власти округа постоянно ведут работу с недропользователями.

Недавно в Нарьян-Маре прошли общественные слушания, посвященные соответствию экологическим требованиям проекта компании «Башнефть» по обустройству месторождений имени Романа Требса и Анатолия Титова на востоке НАО. В августе я побывал на МЛСП «Приразломная», которая стояла тогда в Мурманске, и лично ознакомился со всеми техническими аспектами, связанными с экологической и производственной безопасностью. Этот проект по многим параметрам уникален. Мы будем первыми в мире добывать нефть на шельфе Ледовитого океана в сложнейших климатических условиях. Поэтому крайне важно максимально предусмотреть все возможные варианты развития событий.

Платформа стоит на шельфе примерно в 55 километрах от побережья. В ясную погоду ее видно с берега. Поэтому необходимо создать в поселке Варандей аварийно-спасательную службу. В случае чрезвычайной ситуации счет пойдет на минуты. К сожалению, в мировой практике нет опыта ликвидации аварий на нефтепромыслах в условиях арктических морей с полутораметровыми льдами. Все существующие морские платформы находятся в более благоприятных условиях. Поэтому аварийно-спасательная база тут просто необходима.

А какие отношения коренных народов с нефтяниками?

— Вся территория округа распределена между оленеводческими хозяйствами. У нас их порядка тридцати. Стадо оленей — почти 180 тысяч голов, третье по численности в стране после Ямала и Якутии. Все месторождения располагаются на территории того или иного сельскохозяйственного кооператива. А любое месторождение — это комплекс дорог, промышленных объектов и трубопроводов. От этого никуда не деться. Нефтяники всячески помогают представителям коренных народов и техникой, и транспортом, и финансово, не говоря уже об отчислениях в бюджет в интересах малочисленных народов.

Насколько возможно за счет нефтяных денег развивать на территории округа традиционное сельскохозяйственное производство и другие отрасли, связанные со спецификой Крайнего Севера?

— Все это не только возможно и перспективно, но и крайне необходимо. Причем далеко не только за счет нефтяных денег. Программа социально-экономического развития округа как раз и предусматривает и развитие промышленности, транспорта и связи, и традиционных видов деятельности. Мы разработали ряд проектов в этой сфере и сейчас продвигаем их на региональном и федеральном уровнях. Проекты рыбоперерабатывающего и рыборазводного заводов, например, внесены в стратегию развития Северо-Западного федерального округа до 2020 года.

В советские времена рыбная промышленность была одной из наиболее развитых на Севере и Дальнем Востоке. Сегодня в наших северных морях можно встретить траулеры каких угодно стран, а наши суда выловленную рыбу сдают в ту же Норвегию, откуда она в готовом виде поступает в наши магазины. Абсурд, но это так. Реализация проектов позволит вдохнуть новую жизнь в рыбную отрасль округа, создаст новые рабочие места.

Кроме этого мы намерены провести глубокую модернизацию Нарьян-Марского мясокомбината, уникального в своем роде. Он перерабатывает не только говядину и свинину, но и оленину. Такого нигде нет. Новое современное оборудование позволит расширить ассортимент продукции, повысить качество, выйти на новые рынки сбыта. В сентябре мы намерены провести переговоры с китайскими производителями оборудования по переработке оленины.

Вам может показаться странным, но мы успешно ведем сельское хозяйство в условиях Крайнего Севера. Ненецкая агропромышленная компания поставляет на внутренний рынок округа весь спектр кисломолочной продукции.

Вполне жизнеспособным представляется и проект развития этнотуризма.

Я уверен, что будущее округа — это диверсифицированная экономика. От высоких технологий в нефтедобывающем секторе и современных средств связи до глубокой переработки сельскохозяйственной продукции. Нефть когда-нибудь может и закончиться, а жизнь будет продолжаться.