Теперь рискует Сити

Александр Кокшаров
26 сентября 2011, 00:00

Новое, более жесткое регулирование работы британских банков должно защитить клиентов и налогоплательщиков от следующего финансового кризиса. Теперь риски лягут на самих банкиров и акционеров банков

Фото: EPA
31-летний Квеку Адоболи обошелся UBS в 2,3 млрд долларов

В середине сентября лондонский Сити сотряс скандал. Выяснилось, что швейцарский банк UBS понес потери в размере 2,3 млрд долларов от действий одного-единственного трейдера. 31-летний Квеку Адоболи, занимавшийся в UBS торговлей деривативами, в течение многих месяцев обходил систему внутреннего контроля банка. Хотя ранее в Сити полагали, что предыдущие прецеденты с несанкционированными спекулятивными сделками — с участием Жерома Кервьеля в 2008 году в Societe Generale или Ника Лисона в Barings Bank в 1995-м — научили банки жестко регулировать действия своих трейдеров, снижая риски потерь.

По иронии судьбы арест Адоболи произошел спустя несколько дней после того, как независимая банковская комиссия Британии опубликовала свои окончательные рекомендации по реформе банковского сектора. Комиссия во главе с авторитетным экономистом из Оксфордского университета Джоном Викерсом предлагает провести четкое разделение между розничными и инвестиционными подразделениями банков, а также повысить требования к собственному капиталу банков. Министр финансов Британии Джордж Осборн положительно оценил предложения «отчета Викерса» и пообещал, что уже нынешний состав парламента придаст этим рекомендациям силу закона.

Британские банки, которые ознакомились с предварительными оценками комиссии Викерса еще в апреле, активно критиковали эти предложения. Банки тратили деньги на лоббистов и утверждали, что более жесткое регулирование банков ударит по экономике Британии и роли Лондона как ведущего финансового центра. «Наши предложения не несут значительных рисков восстановлению экономики. Более того, уроки последнего кризиса и проблемы банковского сектора демонстрируют, насколько важно реформировать банковскую систему», — заявил на пресс-конференции Викерс. Спустя всего два дня инцидент в UBS стал ярким подтверждением его словам.

Заигравшийся трейдер

Первоначальный ущерб UBS от действий трейдера оценивался в 2 млрд долларов, но затем вырос до 2,3 миллиарда. Как заявили представители банка, несанкционированная деятельность была обнаружена в результате внутренней проверки. Когда же трейдер признался в нарушении правил, он был арестован лондонской полицией.

По информации, предоставленной банком UBS суду, Адоболи обвиняется в мошенничестве по сделкам в период с января по сентябрь текущего года. При этом банк полагает, что он подделывал бухгалтерскую отчетность еще и с октября 2008 года по декабрь 2009-го, но финансовые потери от действий трейдера банк понес лишь в последние три месяца.

Квеку Адоболи родился в Гане в семье отставного сотрудника ООН, окончил школу и университет в Британии. В UBS он работал в отделе торговли деривативами, покупая и продавая ETF (торгуемые индексные фонды), которые отслеживают различные типы акций или сырьевых товаров, включая драгоценные металлы. До того как стать трейдером банка, Адоболи, имеющий университетский диплом по информационным технологиям, работал в бэк-офисе UBS, что дало ему достаточные знания о системе внутреннего контроля банка.

По версии банка, трейдер осуществлял законные транзакции с деривативами, что привело к повышению рисков для банка относительно целого ряда фондовых индексов. Однако затем он стал проводить «фиктивные» сделки, которые должны были обмануть автоматическую систему управления рисками банка. Таким образом, он смог значительно повысить рисковые пределы, установленные для трейдеров банка. Все это происходило на фоне резкого снижения фондовых рынков по всему миру (в Европе они за последние два месяца упали на 10–20%).

Пока UBS проводит внутреннее расследование по делу Адоболи, но ситуацией в банке заинтересовались и регуляторы — британская FSA и швейцарская FINMA. Их интересует, почему внутренние системы контроля банка не смогли определить несанкционированные транзакции раньше, учитывая, что данный инцидент стал далеко не первым в истории. В 2008 году трейдер Societe Generale Жером Кервьель своими рискованными операциями нанес банку убытки на 6,7 млрд долларов. В январе 2008 года Кервьель был арестован, а в октябре 2010-го суд признал его виновным — бывшего трейдера приговорили к пяти годам заключения условно, к возмещению убытков банка и к запрету на работу в финансовой сфере. «После инцидента с Кервьелем все ведущие банки пересмотрели принципы системы внутреннего контроля рисков. Ведь, как оказалось, действия одного-единственного сотрудника могут нанести банку непропорциональный ущерб, если его ставки окажутся столь фундаментально неверными. Поэтому многие в Сити поражены, что всего через три года ситуация повторилась», — сказал «Эксперту» экономист консалтинговой компании Capital Economics Сэмьюэл Тумс.

Три ведущих рейтинговых агентства (Moody’s, Standard & Poor’s и Fitch) занялись пересмотром кредитного рейтинга UBS — по мнению большинства наблюдателей, в ближайшее время он будет понижен. Это второй серьезный удар по банку, потерявшему во время последнего кризиса 46 млрд долларов. И хотя сейчас UBS, имеющий 42,5 млрд долларов собственного капитала первого уровня, находится в менее уязвимом положении, чем во время кризиса, результаты 2011 года могут разочаровать акционеров.

Восемь лет на размышление

Происходящее в UBS — наглядная иллюстрация для «отчета Викерса». «Если и были какие-то сомнения по поводу необходимости радикальной реформы, то трейдер UBS их развеял. Мы не можем позволить, чтобы налогоплательщики отвечали за “взрывы финансового оружия массового поражения”», — прокомментировал новости Винс Кейбл, британский министр по делам бизнеса.

«Лондонский Сити ожидает самая серьезная встряска со времени так называемого большого взрыва, реформ по дерегулированию финансового сектора, проведенных кабинетом Маргарет Тэтчер. Когда предложения комиссии Викерса станут обязательными к исполнению, банкам придется иметь больше собственного капитала, чтобы повысить устойчивость и разделить высоко- и низкорисковую деятельность. Банки недовольны, но в результате реализации этих предложений банковский сектор станет более устойчивым перед лицом новых финансовых кризисов, которые, очевидно, будут происходить время от времени», — сказал «Эксперту» Хьюго Брейди, экономист Центра европейских реформ в Лондоне.

В отчете комиссии Викерса отмечается, что накануне финансового кризиса 2007–2009 годов и кредиторы, и заемщики взяли на себя «чрезмерные риски, которые они плохо осознавали». То, что банки полагались на поддержку правительства в случае кризиса (в итоге ее получили два из четырех крупнейших банков страны), лишь способствовало «чрезмерной ставке на риск».

Чтобы снизить риски во время новых кризисов, комиссия рекомендовала «отгородить стенами» розничные подразделения банков (сделать их отдельными подразделениями в рамках банковских групп) от высокорискового инвестиционного банкинга. Комиссия также предлагает повысить требования к собственному капиталу банков до 8–10% (в зависимости от размера банка), притом что требования новых правил банковского регулирования Евросоюза — 7%. Кроме того, крупнейшие банки должны увеличить «подушку безопасности» из высококачественных активов до 17–20% всех своих активов. Новые требования обойдутся банкам примерно в 12 млрд долларов неполученных доходов. Впрочем, новые правила войдут в силу лишь в 2019 году, так что у банков будет достаточно времени, чтобы приспособиться к новым условиям.

Подобные нововведения будут означать дополнительные расходы для банков, что в свою очередь сделает более дорогим банковский капитал. «Стоимость капитала будет расти. Однако для инвестбанков она окажется выше, чем для розничных банков», — заявил Джон Викерс. Ведь теперь инвестбанковские подразделения будут расцениваться кредиторами как более рисковые, следовательно, повысится и стоимость капитала для них. Как надеются авторы отчета, в результате инвестбанковские подразделения будут более осторожны с рисковыми операциями, зная, что они могут стать банкротами.

Впрочем, некоторых сторонников радикальной банковской реформы комиссия разочаровала, поскольку, по ее мнению, «полное разделение розничной и инвестиционной деятельности банков не является необходимым». В случае нового финансового кризиса нерозничные подразделения банков (например, инвестбанковские) «смогут прекращать свою деятельность». «Это означает, что банки не будут получать помощи налогоплательщиков для спасения всего своего бизнеса. Важной для экономики признана лишь банковская розница, а инвестбанковские виды деятельности в будущем может постигнуть судьба Lehman Brothers, которому американские власти дали погибнуть. Концепция “слишком большой, чтобы рухнуть”, на которую рассчитывали гигантские универсальные банки, уходит в историю», — разъяснил «Эксперту» Сэмьюэл Тумс из Capital Economics.

Остаться в центре

Новые правила для британских банков (а также других банков, включая европейские и американские, имеющие инвестбанковские подразделения в Сити) могут поставить вопрос о роли Лондона как ведущего финансового центра. «Можно разработать правила, которые позволят полностью исключить любой кризис в банковской системе. Но тогда в ней останется не так много бизнеса. Поскольку банковская система создает 10–12 процентов всей экономики, она важна для страны», — прокомментировал отчет Питер Ливин, председатель совета директоров Lloyd’s of London и бывший лорд-мэр лондонского Сити. По его мнению, международная конкуренция в финансовом секторе растет, и другие города и страны с более мягким финансовым регулированием могут попытаться заманить к себе британские банки. Так, в последний год Barclays упоминал о возможности перевода своего инвестбанковского подразделения Barclays Capital в Нью-Йорк. В Лондоне активно циркулируют и слухи о переводе штаб-квартиры банка HSBC в Гонконг.

«Изменят ли реформы положение Лондона как финансового сектора, неясно. Сегодня мы не знаем, будут ли столь глубокие структурные реформы банковского сектора ограничены Британией или же их проведут и другие ключевые страны, где находятся ведущие финансовые центры, — говорит “Эксперту” Майкл Симондс, банковский аналитик Daiwa Capital Markets. — Если ужесточение правил коснется лишь Британии, то это отрицательно скажется на конкурентоспособности Сити, банковского сектора и британской экономики в целом».

Лондон