Урок нонконформизма

Культура
Москва, 03.10.2011
«Эксперт» №39 (772)
Надувные танки, Мик Джаггер на пражском стадионе и неистовый рок-н-ролл — в столичном РАМТе сыграли российскую премьеру пьесы Тома Стоппарда о чешском сопротивлении

Фото предоставлено РАМТ

На карте театральной Москвы Молодежный театр выглядит как оазис просветительства в джунглях повального интертеймента. Когда все академические сцены катятся в сторону бульвара, РАМТ спокойно говорит со зрителями о вещах, не вписывающихся ни в какие «тренды». Ну кому сегодня нужны «Будденброки» Томаса Манна? Кому интересна пьеса о еврейском гетто? А на спектакли Миндаугаса Карбаускиса между тем не достать билетов. Кто в здравом уме сегодня будет ставить трилогию о первых русских революционерах? А на трехчастный «Берег утопии» по эпической саге Тома Стоппарда валом валит молодежь.

Новая пьеса живого классика сэра Стоппарда — еще более серьезное испытание и для театра, и для публики. Это не изящная «Аркадия» и не парадоксальные «Розенкранц и Гильденстерн». «Рок-н-ролл» сконструирован на основе писем и эссе Вацлава Гавела и его идеологических оппонентов и потому даже по сравнению с тяжеловесным «Берегом утопии» выглядит чересчур схематичным. Слишком много отвлеченных диалогов и слишком мало действия, исторические факты подминают частную жизнь героев, любовная линия намечена еле мерцающим курсивом, а сцены мелькают, как нарезка кинохроники: 1968, 1976, 1988... Но рамтовцы во главе с Адольфом Шапиро вполне справились с этой зубодробительной вещью. Актеры — невероятно органичный Илья Исаев, точный и собранный Петр Красилов, лиричная и одновременно взрывная Рамиля Искандер, убедительный Александр Гришин — влили горячую, пульсирующую кровь в эти суховатые документальные построения. И на премьере публика как паинька внимала дискуссиям о природе человеческого сознания, лирике Сапфо и идеологии марксизма. А в финале разразилась настоящей овацией.

Но обо всем по порядку. «Рок-н-ролл» продолжает любимую Стоппардом традицию интеллектуальной драмы, где битвы идей разыгрываются на поле человеческих судеб. Время и место действия — Чехословакия и Англия с 1968-го по 1990-й, от вторжения советских танков в Прагу до бархатной революции. Главные герои и идеологические противники — прекраснодушный профессор Кембриджа Макс, всю жизнь свято веривший в заветы коммунизма, и его аспирант чешский парень Ян, влюбленный в рок-н-ролл и профессорскую дочку. На одной стороне сцены — изысканные интерьеры, семинары по древнегреческой поэзии и долгие споры о социализме. На другой — социализм на практике: вербовки в ГБ, обыски квартир, разгоны подпольных концертов, аресты и сборы подписей.

Художник Александр Шишкин, почувствовав симультанную структуру пьесы, придумал для спектакля отличную декорацию — железную стену из разнокалиберных клетушек, квартирок, где параллельно протекает жизнь. В центре этой конструкции пустой отсек с кучей обуви — напоминание о жертвах режима. А по стене бегут кадры кинохроники и тексты звучащих песен. Музыка Pink Floyd, Doors и Rolling Stones тут полноправная участница спектакля, она не просто аранжирует действие, это такой же символ сопротивления, как знаменитая чешская «Хартия 77». «Это не просто музыка — это кислород», — говорит Ян, и ему веришь, глядя,

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (772) 3 октября 2011
    Предвыборная кампания
    Содержание:
    Поменять ставку

    Возвращаясь в Кремль, Владимир Путин совершает рискованный поступок. Ему придется организовать русское экономическое чудо с опорой на новые слои — предпринимателей и средний класс. Что повлечет за собой и глубокие политические изменения

    Международный бизнес
    Политика
    На улице Правды
    Реклама