Золушка глобальной экономики

Марк Завадский
24 октября 2011, 00:00

Филиппины сделали ставку на экспорт рабочей силы. Пока это приносит стране больше выгод, чем потерь

Фото: G.M.B. Akash/ Panos Puctires/ Agency.Photographer.ru
Массированный экспорт рабочей силы на Филиппинах нравится не всем. Критики называют происходящее «работорговлей», превратившей страну в служанку мировой экономики

«Сэр, есть ли в вашей комнате окно? Можете ли вы подойти к нему, не бросая трубку? Отлично, сэр. Теперь откройте его и прыгайте вниз, — директор по найму персонала манильской компании TeleDevelopment Ричи Сабхарвал рассказывает мне о своем богатом опыте работы в индустрии колл-центров на Филиппинах. — У того сотрудника был нервный срыв, он час не мог решить с клиентом его проблему. Другие же иногда плачут, если на другом конце провода их не понимают».

В соседней комнате TeleDevelopment записывается телевизионное ток-шоу для будущих «телефонных звезд» — колл-центрам постоянно нужны новые сотрудники, их нанимают чуть ли не в каждой крупной компании. В прошлом году Филиппины впервые вышли на первое место по числу занятых в этой отрасли, опередив казавшуюся недосягаемой Индию. Бурный рост индустрии колл-центров и других видов аутсорсинга отлично вписывается в общую стратегию развития национальной экономики. Все последние десятилетия Филиппины во многом живут за счет отправки своих граждан на работу за границу, а теперь для этого уже не нужно физически выезжать из страны.

Достигнутые результаты впечатляют. В 2010 году работающие по контракту за рубежом филиппинцы перечислили своим родственникам на родину 17 млрд долларов. Для сравнения: объем прямых иностранных инвестиций в экономику Филиппин составил лишь 1,7 млрд долларов. Люди уезжают за границу на заработки из многих стран, но только на Филиппинах это считается одним из проявлений патриотизма и активно поддерживается и регулируется государством. «Я не только президент восьмидесяти миллионов филиппинцев, но и генеральный директор глобальной филиппинской корпорации из восьми миллионов филиппинцев за рубежом, которые зарабатывают миллиарды долларов в год для нашей страны», — заявила в 2003 году тогдашний президент Филиппин Глория Арройо.

Сегодня население страны выросло до 100 млн человек, но эта пропорция не изменилась. Каждый десятый филиппинец по-прежнему работает за рубежом. «По нашим данным, экспорт рабочей силы только растет, в этом году Филиппины в день покидало 4200 человек, в прошлом году — чуть менее 4000», — говорит «Эксперту» генеральный секретарь филиппинского союза Migrante International Гэри Мартинес. Впрочем, не все удовлетворены этими результатами, критики называют происходящее работорговлей, превратившей Филиппины в служанку мировой экономики и подорвавшей экономическое развитие страны. Молодое активное население до последнего времени выталкивалось за пределы Филиппин, где им просто не находилось места. Колл-центры и аутсорсинг призваны решить эту проблему. Здесь надеются, что многие уехавшие в последние годы за рубеж все же захотят вернуться. Или, на худой конец, те, кто подумывал уехать, решат остаться.

Люди мира

«Фердинандо Маркос часто говорил, что филиппинцы принадлежат всему миру», — рассказывает мне вдова филиппинского диктатора Имельда Маркос. Именно Имельда пробивала первые зарубежные контракты для филиппинских рабочих. В 1974 году первые 10 тысяч филиппинских строителей отправились в Ирак после переговоров с Саддамом Хусейном. «Хусейн потом благодарил меня и филиппинцев, говорил, что именно мы помогли построить Ирак», — вспоминает она.

На самом деле Маркосы лишь осовременили и забюрократизировали традицию, существовавшую на Филиппинах издавна. При испанцах, правивших здесь 350 лет, вплоть до конца XIX века, филиппинцы тысячами уезжали работать в другие колонии Мадрида. Когда на смену испанцам пришли американцы, местные жители открыли для себя рабочий рынок США. Поскольку филиппинцы в то время считались американскими гражданами, на них не распространялись иммиграционные ограничения, действовавшие для китайцев и граждан других азиатских стран. К началу 1930-х в сфере услуг в США работало уже около 100 тысяч филиппинцев. Филиппинские медицинские сестры стали доминировать в американской международной программе Exchange Vistor, особенно после провозглашения независимости Филиппин, автоматически лишившей ее жителей американских паспортов. Сегодня 6% всех медсестер в США (или почти половина всех иностранцев на этой позиции) окончили филиппинские учебные заведения. «На Филиппинах все смеются над популярными американскими сериалами про скорую помощь, там никогда не бывает филиппинок, значит, это все туфта», — рассказывает мне один из филиппинских врачей.

Современная система организации рабочей миграции была создана в 1974 году специальным декретом Фердинандо Маркоса. Помимо США филиппинцам было предложено искать работу по всему миру при активном содействии государства. Филиппинские власти также следили, чтобы зарубежные рабочие (OFW — overseas filipino workers) не разбазаривали свои заработки, в начале 1980-х Маркос принял закон, обязывающий их переводить деньги на Филиппины родственникам через систему государственных банков — в среднем от 50 до 70% ежемесячной зарплаты. Это обеспечивало Филиппинам постоянный приток иностранной валюты, необходимой для финансирования импорта. Тогда же на Филиппинах создается Управление по делам зарубежного трудоустройства филиппинцев (POEA). «Вообще-то мы думали, что это временная мера, которая поможет справиться с текущими проблемами в экономике. Никто не ожидал, что эта история затянется на десятилетия», — вспоминает в интервью «Эксперту» заместитель директора POEA Ребекка Каталиг.

Герои поневоле

Смена диктатуры на демократию во второй половине 1980-х почти никак не сказалась на ситуации с рабочей эмиграцией. На Филиппинах не появилось ни других источников твердой валюты, ни миллионов новых рабочих мест. Теперь, правда, отъезд за рубеж стал рассматриваться как право свободного филиппинца на свободу передвижений. Трудовая миграция была важна и для снятия социального напряжения, об этом в 1990-е годы открыто заявляли высокопоставленные филиппинские чиновники.

«Организованный отъезд безработных филиппинцев за границу спас Филиппины от революции. Как еще мы могли бы найти для всех работу?» — заявил в конце 1990-х заместитель министра трудовых ресурсов Филиппин. Надо учесть, что все это время население Филиппин увеличивалось примерно на два миллиона человек ежегодно, так что перспектива голодных и бедных бунтов была вполне реальна.

Из-за недовольства мигрантов были отменены обязательные переводы домой, но фактически система осталась прежней, сменились лишь акценты и способы обработки далеких соотечественников. Был написан и введен в действие свод правил, которые регулируют жизнь и работу «хорошего» филиппинца за границей. В нем, к примеру, мигрантов призывают не транжирить свои зарплаты на потребление. Обязательство «содействовать» отправке значительной части зарплаты на Филиппины было включено в большинство контрактов по найму филиппинских рабочих — теперь об этом должны заботиться не только сами мигранты, но и их работодатели. С будущими мигрантами проводятся семинары, в ходе которых инструкторы (среди них есть и священники) внушают им принципы ответственности за положение оставленных на родине родственников.

Филиппинские работники играют роль «заплаток», с помощью которых развитые страны временно затыкают дыры на своем трудовом рынке expert_775_046.jpg Фото: G.M.B. Akash/ Panos Puctires/ Agency.Photographer.ru
Филиппинские работники играют роль «заплаток», с помощью которых развитые страны временно затыкают дыры на своем трудовом рынке
Фото: G.M.B. Akash/ Panos Puctires/ Agency.Photographer.ru

Более того, сами семьи могут обратиться в POEA с жалобой на неблагодарного отпрыска — в таком случае того засыплют письмами с увещеваниями и угрозами исключить из списка кандидатов на рабочие места за границей. «Филиппинские власти достигли совершенства в искусстве доения своих героев» — это цитата из недавнего заявления Союза филиппинских мигрантов в Гонконге.

«Герои» в данном случае не сарказм. На Филиппинах отъезд на работу за границу считается одним из высших проявлений патриотизма. Возвращение мигрантов домой (большинство из них приезжает на рождественские каникулы в декабре, который здесь называют месяцем мигрантов) становится национальным праздником, иногда с участием президента и других высокопоставленных чиновников. Аэропорт украшают праздничными флагами и транспарантами с лозунгами «Страна верит в тебя».

Наконец, в начале сентября на Филиппинах отмечают Неделю филиппинских мигрантов-героев, празднования приурочены к годовщине принятия акта о правах рабочих в 1995 году. Одно из центральных мероприятий — выборы «мигранта — героя года», исправно переводившего деньги домой и не запятнавшего себя ничем предосудительным за границей. «Мы посланцы доброй воли Филиппин за границей, мы рады тесно сотрудничать с государством и бизнесом» — это цитата из выступления одного из лауреатов.

«Мигранты стали настоящими героями современности, ярким светом в самые темные моменты развития нашей экономики», — это уже чиновник из Министерства трудовых ресурсов выступает на одном из мероприятий «героической недели». Надо сказать, что и сами мигранты зачастую видят в своей работе самопожертвование во благо родины, иногда даже с религиозным оттенком. Иначе смириться с тем, что своего мужа или детей ты видишь раз в год, крайне сложно.

«В 1995 году в нашей работе действительно сменились приоритеты. Мы стали больше внимания уделять защите прав филиппинцев, работающих за рубежом», — поясняет «Эксперту» Ребекка Каталиг. Начиная с 1995 года POEA следит, чтобы условия работы филиппинских мигрантов соответствовали законам «принимающей страны» или положениям двустороннего соглашения. POEA также контролирует отправку мигрантов в аэропорту Манилы — перед вылетом каждый из них должен показать подписанный контракт с работодателем, только после этого он может пройти пограничный контроль.

Другая важная роль POEA — исследование ситуации на рынках и маркетинговые мероприятия по продвижению филиппинских работников. Именно таким образом был «завоеван» Ближний Восток. Чиновники POEA договорились о «поставках» филиппинских рабочих с крупными американскими фирмами, получившими там подряды на строительство. В последние годы эти программы приобрели международный характер. Два года назад филиппинцев предлагали «в пакете» с вьетнамцами. Первые хороши для квалифицированной работы, вторые дешевы и непритязательны, вместе они способны удовлетворить потребности любой страны в дополнительной рабочей силе.

При этом филиппинские власти стараются повысить качество своего главного «экспортного товара». По всей стране открываются государственные курсы повышения квалификации по основным зарубежным специальностям, без бумажки от которых получить работу за рубежом практически невозможно. «Все домработницы должны пройти специальный курс подготовки, в ходе которого нам объясняют, как правильно убирать, и даже рассказывают, чем отличаются требования в разных странах мира», — рассказывает мне одна из гонконгских филиппинок.

Новый средний класс

«Возможно, вкус у пива немного другой, если постоянно пьешь его в шесть-семь утра», — Мартин Кризостомо представляет филиппинскую ассоциацию компаний, работающих в сфере аутсорсинга деловых процессов (BPAP). По данным BPAP, в 2010 году на Филиппинах в колл-центрах работало 350 тысяч человек, которые стали особой городской субкультурой. «Восемьдесят процентов клиентов находится в США, поэтому эти люди вынуждены работать по американскому времени», — поясняет Кризостомо. Распространение колл-центров привело к буму круглосуточных баров и ресторанов, на 24-часовой режим работы перешли и многие кофейни Starbucks. «Если хочешь найти колл-центр, ищи Starbucks. “Телефонисты” могут его себе позволить, многие другие манильцы — нет», — утверждает он. Некоторые бары работают специально для «телефонистов» — вечеринки (правильнее было бы назвать их утренниками) проходят тут с шести утра до часу дня за окнами, плотно завешанными черными шторами; ближе к полудню, жмурясь от яркого солнца, из них начинают расползаться по спальным районам упившиеся посетители.

Действительно, сотрудники колл-центров на Филиппинах получают значительно больше средней городской зарплаты. «Эти люди могу позволить себе айпэды, айфоны и даже автомобили», — утверждает Кризостомо. Операционист в банке может рассчитывать на 250–300 долларов в месяц, жалованье в колл-центре начинается с 400–500. Супервайзер (дорасти до этой позиции вполне реально за два-три года) получает уже 2000–2500 долларов. Существуют надбавки за ночную работу — обычно это 10–20% от оклада. «Я думаю делать карьеру именно в этой отрасли», — рассказывает мне сотрудник одного из колл-центров филиппинского города Багио Марсель Кавалло, в свободное время сочиняющий песни в стиле хип-хоп.

«Мы — новый городской класс Филиппин. Мы современны и образованны. Можем делать все что хотим. Наши деньги честно заработаны», — Марсель отбивает ритм по столу костяшками пальцев. Колл-центры на Филиппинах создаются почти в каждом крупном и среднем городе, для снижения издержек компании уходят из мегаполисов Манилы и Себу в более дешевые и менее развитые районы.

Как стать героем

В 2010 году в целом индустрия аутсорсинга заработала 8,9 млрд долларов США, или на 26% больше, чем в 2009-м. При этом число занятых превысило 500 тысяч человек. В 2011 году тут ожидают выйти на 11 млрд долларов при числе занятых более 600 тысяч.

Основным конкурентом Филиппин на рынке аутсорсинга, объемы которого оцениваются в 110 млрд долларов в год, остается Индия. В Маниле считают, что у филиппинцев перед индийцами два главных конкурентных преимущества. Во-первых, филиппинский акцент слабее индийского и более понятен для среднестатистического американского уха. Во-вторых, филиппинцы более сговорчивы и реже вступают в пререкания с клиентами. Это же качество, кстати, POEA активно использует для продвижения «послушных» филиппинских работников за рубежом.

Правда, качество английского языка филиппинцев начало снижаться в конце 1990-х, когда местные власти решили в обучении уделять больше внимания официальному филиппинскому языку — тагалогу. До этого времени все занятия в бесплатных государственных школах шли на английском. Чтобы компенсировать этот провал, с прошлого года в филиппинских школах введено два дополнительных года обучения, нацеленных на улучшение уровня владения английским языком. «У бедных семей часто нет денег на высшее образование, а так школьники могут серьезно улучшить свой английский и претендовать на работу в колл-центре», — утверждает г-н Кризостомо.

Часть программы продвижения колл-центров в филиппинские массы — еженедельное ток-шоу на молодежном телеканале под названием «Карьерный джем с хлебом и маслом». Кризостомо признает, что профессия сотрудника колл-центра не пользуется большой популярностью у выпускников университетов. Около 60 менеджеров аутсорсинговых компаний назвали нехватку сотрудников в числе двух главных проблем развития своего бизнеса.

Мартин Кризостомо также мечтает убедить квалифицированных мигрантов вернуться домой. «Героям современности пора обратно», — говорит он. Пока зарубежные филиппинцы зарабатывают для страны в два раза больше, чем герои аутсорсинга, но время играет на последних. К 2016 году здесь надеются зарабатывать 25 млрд долларов, предоставляя работу 1,3 млн человек и обеспечивая 12,5% ВВП. «Это превысит доходы от OFW, мы станем главными “добытчиками” для Филиппин», — с гордостью говорит он.

Для реализации этой стратегии в индустрии придется создавать по 500 новых рабочих мест каждый день в ближайшие пять лет. «Это не так страшно, учитывая, что в 2010-м мы в среднем создавали в день по 335 новых позиций», — утверждает генеральный директор BPAP Оскар Санез. Ежегодно из филиппинских колледжей и университетов выпускается по 500 тысяч человек, так что проблема лишь в том, чтобы убедить их поверить в будущее аутсорсинга.

В BPAP надеются, что со временем доля «голосового аутсорсинга» будет уменьшаться за счет других видов офшорных работ. Одно из перспективных направлений — медицинский аутсорсинг, на Филиппинах сегодня живет 500 тысяч медсестер, причем 200 тысяч из них сидят без работы, кризис в США снизил спрос на медицинских работников с Филиппин. Теперь работать на американские компании они смогут, не выезжая из страны. Два года назад администрация Барака Обамы приняла закон о «доступном здравоохранении», обязующий страховые компании тратить 85% доходов на улучшение лечения больных, и это вынуждает их резко сокращать административные расходы.

Сегодня на Филиппины приходится около 10% мирового рынка медицинского аутсорсинга (в основном это запись рецептов и отчетов со слов врачей, а также другие формы отчетности), но здесь надеются улучшить свои позиции. «Филиппинские медсестры хорошо известны на Западе, мы будем активно использовать это для продвижения наших услуг», — говорит «Эксперту» представитель одной из филиппинских компаний.

Успех или провал

Роберт Магалит Родригес, автор книги «Мигранты на экспорт», посвященной трудовой миграции на Филиппинах, называет филиппинских работников заплатками, с помощью которых развитые страны временно затыкают дыры на своем трудовом рынке. «Филиппинские мигранты удобны, они не требуют гражданства и в большинстве своем возвращаются обратно после завершения контракта», — утверждает он. Попытки филиппинских временных рабочих претендовать на что-то большее удаются редко. Летом этого года пять филиппинок, живущих в Гонконге более пятнадцати лет, подали в суд на иммиграционные власти анклава, которые отказывают им в получении постоянного вида на жительство. Несмотря на то что суд первой инстанции принял сторону истцов, гонконгские власти уже пообещали использовать все возможные методы сопротивления, включая обращение к центральным властям в Пекине.

Пока одни филиппинки устраивают акции протеста, другие наслаждаются единственным выходным в неделю — буквально в ста метрах от места их проживания проводят конкурс красоты среди филиппинских домработниц. Среди спонсоров — кабельный филиппинский телеканал, агентства по подбору персонала, системы мгновенного перевода денег, компании IP-телефонии — словом, то, что формирует жизнь филиппинского трудового мигранта за границей. Родригес называет это состояние «мигрантское гражданство» — люди десятилетиями живут между двумя странами, не являясь полноправными гражданами ни одной из них. Возможно, скоро эту же концепцию можно будет распространить и на «мигрантов от аутсорсинга», которые все больше и больше живут своей особенной жизнью внутри Филиппин. Уже через пять лет на внутренних и внешних мигрантов может приходиться до четверти ВВП страны, таким необычным образом возвращающейся во внешний мир из забвения последних двух десятилетий.

Манила—Багио—Гонконг