Злосчастные однодневки

Максим Рубченко
31 октября 2011, 00:00

Между правительством и парламентом разгорается позиционная борьба вокруг закона о фирмах-однодневках. Исполнительная власть стремится продавить скорейшее принятие юридически спорного законопроекта, а депутаты стараются затянуть с этим до конца полномочий нынешнего состава Госдумы

Рисунок: Игорь Шапошников

Трудно не проникнуться сочувствием к российским чиновникам, наблюдая за их попытками выявить и ликвидировать главную причину коррупции и расхищения бюджетных средств. И ведь уже не раз казалось, что решение найдено, но полного успеха все равно добиться не удается. Вот лет восемь назад во время встречи с главой государства один из предпринимателей пожаловался на тотальное взяточничество, и получил ответ: «Вы же сами взятки даете!» И сразу стало ясно, что главная причина коррупции — предприниматели, так что наказания за дачу взятки в Уголовном кодексе существенно ужесточились. Коррупцию, правда, заметно снизить не удалось. Наверное, потому, что предприниматели как явление существовать не перестали. Но, с другой стороны, в СССР предпринимателей не было, а взятки очень даже были. Так что, может быть, дело не в предпринимателях, а в чем-то другом? В чем же?

В начале нынешнего года ответ на этот вопрос был наконец найден. Оказывается, во всем виноваты фирмы-однодневки. И теперь любое обсуждение чиновниками проблем коррупции или фактов расхищения бюджетных средств сводится к вопросу: когда же у нас наконец будет принят закон о борьбе с этим злом? Последний пример такого рода — проведенное президентом Дмитрием Медведевым 11 октября совещание по борьбе с воровством средств населения и бюджетных денег в жилищно-коммунальном хозяйстве. На этом мероприятии министр внутренних дел Рашид Нургалиев заявил, что недобросовестными управляющими, генерирующими и энергосбытовыми компаниями в сфере ЖКХ «широко практикуется вывод средств», и предложил наделить государственную жилинспекцию полномочиями по проверке финансовой дисциплины управляющих компаний. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, в свою очередь, сообщил, что вылавливать скрывшихся расхитителей средств ЖКХ трудно из-за законодательного запрета вести их розыск и розыск их имущества за рубежом до возбуждения уголовного дела, и предложил ввести понятие судимости юрлиц и реальную конфискацию имущества преступников. Генеральный прокурор Юрий Чайка предложил для борьбы с расхитителями усилить персональную ответственность руководителей органов местного самоуправления. Кемеровский губернатор Аман Тулеев пожаловался, что «отдельные главы городов и районов считают сферу ЖКХ своим семейным бизнесом: одни по дешевке распродавали объекты родственникам, другие даром сдавали в аренду». Таким образом, нетривиальных высказываний на совещании было много, но единственным его результатом (во всяком случае, из известных широкой публике) стало требование президента ускорить принятие закона о борьбе с фирмами-однодневками.

Напомним, что речь идет о внесении в Уголовный кодекс статьи 173-прим «Образование коммерческой организации в целях совершения преступлений», согласно которой создание коммерческой структуры «в целях ее использования для совершения преступлений, связанных с финансовыми операциями», наказывается штрафом в размере от 500 тыс. до 1 млн рублей или лишением свободы до пяти лет. Кроме того, законопроект предусматривает уголовную ответственность за приобретение документа, удостоверяющего личность, для образования коммерческой организации в целях совершения одного или нескольких преступлений, а также за «склонение к предоставлению такого документа» — от штрафа в 300 тыс. рублей до лишения свободы на срок до трех лет. Лицам, которые предоставили свои документы для создания подставной фирмы, может грозить штраф от 100 тыс. до 300 тыс. рублей либо исправительные работы сроком до двух лет.

Этот законопроект правительство направило в Госдуму еще в конце января, однако депутаты отнеслись к его принятию без энтузиазма. Их можно понять, поскольку с юридической точки зрения документ вызывает немало вопросов. Во-первых, он означает разворот в уголовно-правовой политике — ведь совсем недавно по требованию президента в рамках либерализации уголовного законодательства была отменена статья 173 УК «Лжепредпринимательство», как раз направленная против однодневок. Теперь же фактически речь идет о восстановлении этой статьи в более жесткой формулировке.

Во-вторых, формулировки новой статьи настолько общие, что под нее при желании можно подвести любой неудачный проект или стартап. В-третьих, активные возражения юристов вызвало постоянное упоминание в законопроекте «образования коммерческой организации в целях ее использования для совершения преступлений», потому что, когда организация создается, нельзя определить, что она создана для преступной деятельности. А когда преступление совершено, то нужно наказывать именно за него, а не за использование конкретного инструмента. Если Вася зарезал Петю кухонным ножом, нужно ли возводить покупку кухонного ножа в ранг уголовного преступления?

Неудивительно, что Госдума всячески оттягивала обсуждение столь сомнительного законопроекта и только после окрика президента одобрила документ в первом чтении 18 октября. После этого началась «борьба в партере». Правительство, судя по всему, поставило себе целью продавить принятие законопроекта еще в ходе текущей парламентской сессии, думцы же все откровеннее заявляют, что быстро принять такой сырой документ никак не получится, а осталось всего шесть пленарных заседаний, и, в общем, «никак не возможно, Ваше величество».

Сейчас между законодательной и исполнительной властью идет лихорадочный поиск компромисса. В качестве такового Минюст предлагает облегченную версию законопроекта, из которого исключен самый спорный состав преступления — создание коммерческой структуры в целях ее использования для совершения преступлений. Остается только наказание за приобретение, склонение к предоставлению и предоставление документов для создания фирм-однодневок. По слухам, свой вариант «лайт» готовит и Минэкономразвития — в нем предлагается ограничиться введением дополнительных составов преступления в статьи УК, касающиеся уклонения от уплаты налогов и таможенных сборов. Проблема в том, что новые варианты законопроекта Дума до конца нынешней сессии может принять только без обсуждения — на нормальную процедуру просто не хватит времени. А захотят ли депутаты накануне выборов просто «взять под козырек» — пока непонятно.

Правительству тоже предстоит непростой выбор. С одной стороны, вариант МЭР — ужесточение статей за налоговые преступления — выглядит оптимальным с точки зрения предпринимательского сообщества и при этом снимает политическую коллизию с введением новой статьи УК взамен отмененной. С другой — Кремль настаивает именно на отдельной статье УК, посвященной ответственности за создание однодневок, и тут вариант МЭР не подходит. Так что более перспективным выглядит вариант Минюста — при условии, что Кремль согласится с сокращением числа составов преступления.

Что же касается собственно борьбы с коррупцией и расхищением бюджетных средств, то здесь все варианты законопроектов по борьбе с фирмами-однодневками будут одинаково эффективными. Просто потому, что дело совсем не в однодневках.