Курсовой рычаг останется при нас

Владимир Попов
21 ноября 2011, 00:00
Владимир Попов

Условия вступления России в ВТО довольно приличные — лучше, чем у многих стран среднего уровня развития, которые вступали в эту организацию раньше. Снижение среднего таможенного тарифа с 10 до 8 процентов в течение нескольких переходных лет вообще никто не заметит. Даже самое резкое снижение по отдельным товарам (с 25 до 15 процентов для легковых машин, с 15 до 5 процентов на лекарства) не окажет серьезного воздействия на производителей. Ведь изменение курса рубля происходит в гораздо более широких пределах: скажем, девальвация всего на 10 процентов эквивалентна введению дополнительной 10-процентной пошлины на все торгуемые товары и вдобавок 10-процентной субсидии экспортерам.

Однако и существующие оценки выгод, которые должна получить Россия из-за вступления в ВТО (3 процента ВВП в среднесрочном плане и более 10 процентов в долгосрочном плане), не просто завышены, а, возможно, и совсем не имеют под собой оснований. Дело в том, что эти оценки основаны на моделях общего равновесия (computable general equilibrium models), в которых предполагается, что труд и капитал из неконкурентоспособных отраслей будут перемещены в конкурентоспособные отрасли с высокой производительностью, из-за чего общий объем производства возрастет. Но ведь перемещение ресурсов — труда и капитала — из одной отрасли в другую требует хорошего инвестиционного климата и многих других условий. Не исключено, что неконкурентоспособные предприятия закроются, а эффективные отрасли новых инвестиций так и не получат (скажем, капитал будет вывезен за границу).

Кроме того, даже если представить, что перемещение ресурсов произойдет, рост производительности не гарантирован. Скажем, вырастет ли общая производительность от того, что труд и капитал переместятся из низкопроизводительной промышленности в высокопроизводительную сферу услуг, допустим, из авиастроения в банковское дело? Может быть, и нет, так как в авиастроении экстернальные эффекты (то есть отдача не только для непосредственных инвесторов, но и для всего народного хозяйства) выше, чем в банковском деле. Есть исследования, показывающие, что развитие отраслей высокой технологии как раз такими экстерналиями и обладает.