Ничего, кроме правды

Антон Долин
21 ноября 2011, 00:00
Абдуллаева Зара. Постдок: неигровое/игровое.

Слова «неигровое/игровое» на обложке и корешке множатся без конца — поначалу кажется, что имеешь дело с редакторской ошибкой. Но нет, никаких ошибок: этого автор и добивался. В исследовании Зары Абдуллаевой «Постдок» невидимая граница, зыбкая черточка между фактом и фантазией, между документом и подделкой заставляет читателя расстаться с привычной системой координат, чтобы нарисовать карту современной культуры заново. Дихотомия «люмьеровского» и «мельесовского» взгляда на жизнь — норма для киноведа, к числу которых до вчерашнего дня можно было отнести Абдуллаеву, постоянного автора «Искусства кино». Однако «Постдок» — отважный шаг за пределы кинематографического гетто: здесь речь идет о восприятии не столько отражений, сколько оригинала. О реальности как таковой, с которой мир столкнулся после событий 11 сентября 2011 года.

Герои Абдуллаевой — замечательные режиссеры, от знаменитостей до убежденных маргиналов: Алан Берлинер, Росс Макэлви, Ульрих Зайдль, Виталий Манский, Бакур Бакурадзе, Хирокадзу Кореэда. Открывает книгу интервью с Анатолием Васильевым, за ним следует очерк о спектаклях Алвиса Херманиса. Беседа со Львом Рубинштейном и подробный разбор его текстов соседствует с разбором инсталляций Ильи Кабакова. Первый герой Абдуллаевой — венгерский постмодернист Петер Эстерхази, последний — Сергей Довлатов. Оказывается, они снимали и писали, думали и говорили об одном и том же: опыте проживания современности, где документальное стало фикцией, а придуманное — явью.

Адорно вопрошал о возможности искусства после Освенцима, Шаламов — после Гулага; искусство существует по-прежнему, а число вопросов множится. Хотя мы привыкли считать многие из них риторическими, книга может дать неожиданные ответы и разгадки.

Абдуллаева Зара. Постдок: неигровое/игровое. — М.: НЛО, 2011. — 480 с. Тираж 1000 экз.