Состояние тяжелое, прогноз — позитивный

Дмитрий Яковенко
28 ноября 2011, 00:00

В ближайшем будущем властям предстоит разобраться с множеством застарелых проблем в налоговой системе. Что нужно сделать, в общем, понятно. Осталось только набраться смелости для принятия необходимых решений

Рисунок: Игорь Шапошников

Cостоявшаяся на прошлой неделе конференция «Налогообложение — современный взгляд», по всей видимости, была попыткой в рамках правительственной дискуссии подвести итоги под изменениями, произошедшими в фискальной политике за последнее время. Эта попытка вызвала двойственное ощущение. С одной стороны, власти за год приняли достаточно непопулярных и болезненных для бизнеса решений и осознают, что в ближайшее время налоговую сферу лучше всего оградить от нововведений и вмешательств. Такова, во всяком случае, официальная позиция Министерства финансов. «У нас есть трехлетний план бюджета, в рамках которого мы уже определили предельные размеры расходов и, соответственно, налоговую политику, — заявил исполняющий обязанности министра финансов Антон Силуанов. — В рамках этого плана не предусматривается увеличение налогового бремени». С другой стороны, конференция показала, что единого мнения о будущем фискальной политики у чиновников по-прежнему нет.

Все против Минфина

Минфин, очевидно, продолжает придерживаться стратегии нейтральности налоговой системы — то есть минимального влияния налоговых изменений на экономическое развитие. Горячий приверженец этого подхода — Алексей Кудрин, бывший глава финансового ведомства. Кроме того, Министерство финансов весьма скромно оценивает и размер налогового бремени, и его увеличение за последние годы. По словам Антона Силуанова, нынешнее значение данного показателя составляет 31–32% ВВП, а за вычетом нефтегазовой составляющей — всего 24% ВВП, что сопоставимо с налоговой нагрузкой развитых стран, в том числе США. «За последние пять-шесть лет общий объем расходов бюджета в России увеличился на 7 процентов ВВП и достиг 39 процентов, — заявил Антон Силуанов. — Увеличивались ли налоги за это время? Нет, так как мы пользовались благоприятной внешне­экономической конъюнктурой».

Такие оценки финансового ведомства, очевидно, предполагают возможность дальнейшего наращивания налогового бремени. С критикой этой позиции выступил помощник президента РФ Аркадий Дворкович. По его словам, реальная фискальная нагрузка в России никак не меньше 40%, а это значит, что речь должна идти о ее снижении. «Я за нейтральную налоговую систему, — заявил Дворкович, — но только при низких налогах. Если бы у нас НДС был на уровне 10 процентов или ниже, как в США и Японии, то не думаю, что он кого-то волновал бы вообще. Если бы налог на прибыль был такой же, как НДФЛ, то мы бы, я думаю, и собрали бы даже больше, чем сейчас, при высоких ставках, и экономика росла бы быстрее».

Не согласен с высказываниями Антона Силуанова и глава Сбербанка Герман Греф. «Очевидно, что мы повышаем налоговое бремя, — заявил он. — В Сбербанке мы на 43 процента стали больше платить социальных платежей, и это при том, что сам налог был повышен на тридцать с небольшим процентов». По мнению Грефа, дополнительного роста налоговой нагрузки следует ожидать и в следующем году, когда вступит в силу решение о новых правилах налогообложения зарплат. «Мы в следующем году будем платить еще больше социального налога», — заверил он.

Противоположную минфиновской стратегию развития налоговой политики выдвинула министр экономического развития Эльвира Набиуллина. Она отметила, что налоговые доходы являются «производной от роста налоговой базы и от роста налоговых ставок». И если потенциал повышения фискальной нагрузки мы уже исчерпали, необходимо обеспечивать рост экономики за счет построения стимулирующей налоговой системы. Особенно остро эта необходимость встает в условиях создания Таможенного союза и формирования глобальной конкуренции на уровне налоговых систем различных стран. «Нет ничего зазорного в том, чтобы у себя в стране создавать определенные налоговые стимулы», — заявила Набиуллина.

Есть что улучшать

Отметим, что проблема дефицита Пенсионного фонда сейчас уже не стоит так остро, как год назад, когда были обнародованы планы увеличения налогового бремени. Отчасти решить ее удалось за счет манипуляций со ставками социальных выплат, отчасти — за счет возросших сырьевых цен. Между тем и чиновники, и эксперты, и представители бизнеса признают, что окончательно убрать старые проблемы с повестки дня не удалось. Более того, к ним прибавились новые.

«Боюсь, что бизнес нам поверит только после того, как мы решим те проблемы, из-за которых возникает вопрос повышать или не повышать налоговую нагрузку, — охарактеризовала текущее состояние дел Эльвира Набиуллина. — В том числе — когда будут выработаны устойчивые параметры пенсионной системы». Не менее резко высказался и Герман Греф, заявив, что у бизнеса нет понимания, как, «не повышая налоги, государство ответит на те вызовы, которые перед ним стоят». По его словам, если поддерживать нынешнюю динамику коэффициента замещения — отношения величины средней пенсии и средней заработной платы, то в дальнейшем это потребует вливания значительных денежных средств в пенсионную систему. «Речь идет о триллионах рублей», — сказал глава Сбербанка.

Высказывания Германа Грефа можно воспринимать как индикатор недоверия бизнеса к любым налоговым решениям власти. Более того, с ним согласились представители деловых организаций, выступавшие на конференции. Так, президент «Деловой России» Александр Галушка отметил наличие явных перекосов в российской фискальной политике. Свидетельством тому триллионные прибыли «Газпрома», в то время как «целый ряд отраслей малого бизнеса попал в убыточную зону». Скептически высказался и Сергей Борисов, президент «Опоры России». «У нас есть твердое ощущение, что число малых компаний сокращается или они сдают нулевую отчетность, — сказал он. — Думаю, налоговая служба и Пенсионный фонд могут это подтвердить».

Для бизнеса ясно, что одной только стабилизации налоговой нагрузки на сегодняшнем уровне недостаточно для исправления ущерба, нанесенного предпринимательству повышением ставок страховых выплат. Масла в огонь подливает то, что, увеличив налоговую нагрузку, государство пока не смогло эффективно воспользоваться полученными средствами. Показательно, что до сих пор не исчезла из повестки обсуждения проблема злополучного триллиона рублей, бесследно исчезнувшего в процессе выполнения госзаказа. А по оценке администрации президента, которую представил Аркадий Дворкович, величина этих средств равна двум процентным пунктам ВВП и способна полностью «покрыть практически все потребности с пенсиями». Так что резервы в сфере управления государственными расходами поистине огромны. И главные надежды здесь связываются с попытками выстроить эффективную систему госзаказа на основе закона о Федеральной контрактной системе, разработанного в Минэкономразвития.

Самостоятельность регионов

Отдельной темой на конференции прозвучала проблема децентрализации финансовых потоков. По мнению Аркадия Дворковича, передача налоговых полномочий на региональные и местные уровни может стать реальной возможностью для перемен в фискальной политике. О том, что нужно изменить в сегодняшней практике межбюджетных отношений, чиновники и эксперты вроде бы договорились. Это, во-первых, принципы перераспределения доходов федерального бюджета в пользу отстающих регионов, другими словами, радикальное сокращение дотации. «У нас очень большая дифференциация в развитии регионов, и перераспределением налогов вы эту дифференциацию замораживаете», — заявил Герман Греф. Напомним, что одобренный на прошлой неделе Госдумой Закон о Федеральном бюджете на 2012–2015 годы явным образом фиксирует отказ от дотаций в пользу других механизмов поддержки региональных финансов, таких как субвенции и кредиты.

Во-вторых, будет пересмотрена практика предоставления федеральных льгот по региональным и местным налогам, в том числе по земельному и на имущество естественных монополий. По словам Антона Силуанова, федеральные льготы по ним должны быть ликвидированы в течение ближайших двух-трех лет.

Таким образом, федеральное правительство намеревается приучать субъекты федерации к финансовой самостоятельности, а региональные бюджеты к самодостаточности. Однако очевидно, что для этого фактически нужна новая налоговая система. А вот какой она должна быть, пока непонятно. Нет конкретных предложений по налоговым изменениям и у рабочих групп, созданных по распоряжению президента Дмитрия Медведева.

На самом деле рецепт есть, и его уже не первый год пытается продвинуть в правительство Аркадий Дворкович: отменить федеральный НДС и ввести региональный налог с продаж. Однако в Минфине пока эти инициативы отклика не находят: налог на добавленную стоимость сегодня обеспечивает четверть всех поступлений в федеральный бюджет, и отказываться от него не спешат ни в финансовом ведомстве, ни в налоговой службе. Справедливости ради необходимо отметить, что фискальные ведомства возражают и против идеи введения налога в дополнение к НДС, как это было до 2001 года. Все понимают, что это приведет не только к реальному увеличению налогового бремени, но и к всплеску инфляции. Поэтому позиция Минфина сегодня проста: от идеи налога с продаж надо отказаться вовсе. «Можно наполнять региональные бюджеты за счет отмены льгот по региональным и местным налогам, — предлагает свою альтернативу Антон Силуанов. — Это было бы более правильным решением». Однако понятно, что это опять же означает увеличение налогового бремени. Поэтому можно с уверенностью прогнозировать, что Минэкономразвития, руководствуясь стремлением выстроить в России стимулирующую налоговую систему, будет жестко противодействовать реализации этой идеи.

Налоговые победы

При всех проблемах, сохраняющихся в российской фискальной системе, и чиновники, и эксперты единодушно указывают на ряд положительных сдвигов. В первую очередь речь идет о радикальном улучшении работы налоговой службы. По оценкам главы ФНС Михаила Мишустина, поступления в консолидированный бюджет РФ, администрируемые Федеральной налоговой службой, за десять месяцев текущего года выросли на 27,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это при том, напомним, что рост ВВП составил лишь четыре с небольшим процента. Разницу в показателях специалисты полностью объясняют повышением эффективности работы мытарей. Примечательно, что при этом количество судебных разбирательств налоговиков с налогоплательщиками заметно сократилось — на 16%. Уменьшилось до 0,9% и число российских компаний, которые ежегодно подвергаются выездным налоговым проверкам. Улучшилось и взаимодействие фискальных органов с налогоплательщиками, в первую очередь благодаря внедрению электронных онлайн-сервисов, которыми сегодня пользуется уже две трети налогоплательщиков — юридических лиц. Все цифры показывают реальные успехи системы налогового администрирования.

Примечательно, что положительный взгляд на российскую налоговую систему разделяют и представители международных компаний. «Мы не считаем, что налоговая система в России такая же жесткая, как в Европе», — заявил Витторио Торрембини, президент Ассоциации итальянских бизнесменов, работающих в России. Ричард Кольер-Кейвуд, вице-президент и руководитель международной практики по предоставлению услуг в области налогообложения PwC, отметил, что существующие в России фискальные проблемы не оказывают существенного влияния на инвестиционный климат в стране. «Едва ли режим налогообложения является ключевым фактором для инвесторов», — заявил он.

Теперь налоговики видят основной резерв повышения собираемости налогов в борьбе с серыми схемами, в первую очередь зарплатными. Тут, однако, возникает «небольшое» противоречие: зарплаты в конвертах и фирмы-однодневки во многом являются следствием высокой фискальной нагрузки. Так что есть риск, что усиление репрессивной компоненты скорее ухудшит ситуацию, нежели улучшит ее.