Московское паломничество

На улице Правды
Москва, 05.12.2011
«Эксперт» №48 (781)

Одним из доказательств бытия Божьего является запредельная реакция на имя Его и на свидетельство о Нем. Философическому агностику, в котором качестве обыкновенно рекомендуются те, кто отверг сказки о Христе, вроде бы естественно было реагировать с безразличием, в крайнем случае с благодушной иронией. Мало ли бывает всякого баснословия. На практике, однако, наблюдается совершенно иная картина, а именно скрежет зубовный. Хотя если Бога нет, то что же скрежетать и корчиться? При этом корчи такие, что заставляют вспомнить слова про ту категорию существ, которые веруют и трепещут. Кому недостаточно нынешнего скрежета по поводу паломничества к Поясу Богородицы, может почитать В. И. Ленина и подивиться тому, как при любом упоминании имени Божьего Владимира Ильича, говоря нынешним языком, колбасило не по-детски.

При описании столетия столь передового, что ему пришлось оказаться еще и последним, автор повести об этом столетии описал, что происходит с передовыми людьми и отчего их корчит: «Вдруг Он придет ко мне... сейчас, сюда... Что я скажу Ему? Ведь я должен буду склониться перед Ним, как последний глупый христианин, как русский мужик какой-нибудь бессмысленно бормотать: “Господи, Сусе Христе, помилуй мя, грешного”, — или как польская баба растянуться кжижем? Я, светлый гений, сверхчеловек. Нет, никогда!» После чего в сердце растет яростная, захватывающая дух ненависть. Уравняться в смирении с глупым русским мужиком и глупой польской бабой — нет, невозможно. Возненавидеть Его значительно проще. Все это никак не ново — история с ангелом Денницей случилась в самые пещерные времена, и вся последующая история полна опытами подражания данному ангелу. Естественно, в служении новейшему просвещению.

Некоторый дополнительный нюанс полемике вокруг московского паломничества придавал сильный вкус русофобии. Сверхчеловек из последнего столетия был столь величав, что не делал различия между православным русским мужиком и католической польской бабой. Нынешние делают: при обличении средневековой дикости паломничества к реликвии никто не вспомянул аналогичное по сути рвение католиков во время пастырских поездок папы Иоанна Павла II. Хотя если возможно поклониться Богородице в сердце своем, не производя очереди на набережной и не смущая безбожников, тем более можно было сходным образом почтить римского первосвященника, не проходя многокилометровыми крестными ходами ради того, чтобы завидеть папамобиль. Почему рвение католиков похвально или, по крайней мере, не предосудительно, а рвение православных предосудительно до чрезвычайности — это даже и не по части бытия Божьего, а по части прямого культурного расизма. Разве что в следующий раз передовые люди скажут: «Погоди, дай срок — и с католиками разберемся». Это было бы логично.

При этом будем честны. Массовый и простосердечный порыв благочестия в своих проявлениях многообразен, и некоторые из них могут быть соблазнительны. Известный московский католик, когда в конце 80-х границы СССР открылись, первым делом поехал в Рим, г

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (781) 5 декабря 2011
    Выборы Госдумы
    Содержание:
    Выбрали место для дискуссий

    Думская избирательная кампания оказалась содержательной. И сделали ее такой не партии, а избиратели, проголосовавшие за конкурентный парламент

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Реклама