Те, кого не хотят замечать

5 декабря 2011, 00:00

Редакционная статья

Фото: AP

Избирательная кампания — лучший повод обсудить важнейшие вопросы общественного развития, именно те вопросы, которые действительно волнуют граждан страны. Те политические силы, которые попадают в резонанс с интуитивными представлениями избирателей (интуитивными, поскольку простой избиратель не обязан глубоко анализировать политическую действительность, у него своих забот хватает) о том, что сегодня важнее прочего и как примерно эти важнейшие проблемы решать, выигрывают. Силы, оказавшиеся неактуальными, теряют позиции. Представления о том, что с помощью телевидения можно вдолбить в головы избирателей любую повестку, любого политика и любую партию, совершенно не соответствуют реальности.

Прошедшая кампания таких важнейших вопросов не поставила. Тема модернизации не пошла — эффектных результатов еще нет, а инновации и Сколково пока от массового избирателя далеки. Тема коррупции готовилась заранее, но предъявить здесь почти нечего, а переходить к показательным посадкам только ради выборов в Госдуму элита, конечно, не хочет.

«Единая Россия» предпочла остаться в старом, проверенном прошлыми выборами смысловом поле: власть добилась роста уровня жизни, особенно бюджетников, сократила бедность, повысила безопасность и т. п. Нынешнее положение дел сопоставлялось с ранними двухтысячными и девяностыми. Сравнение было, конечно, не в пользу прошлых времен. Что правда. Только такое сравнение было стержнем прошлой избирательной кампании ЕР, тогда оно было актуальным — недавние по-настоящему тяжелые времена были рядом, и избиратели откликнулись на позитивные изменения 64 процентами голосов, поданных за партию власти. Не слишком блистали и конкуренты ЕР. Коммунисты привычно бубнили про национализацию, «Справедливая Россия» жаждала справедливости (впрочем, мало кто понял, как же ее достичь). И только ЛДПР, отрезав половину своего лозунга четырехлетней давности, была актуальна, хотя и предельно лаконична: «Мы за русских».

Русский вопрос, возможно, сейчас главный. И вовсе не потому, что время от времени в разных частях страны происходят межнациональные инциденты, которые пытаются гасить банальными призывами к толерантности, а также 282-й статьей УК. Необходимо вернуть русский народ, россиянами его не подменить. Русский народ как субъект истории, как строителя огромного государства, как народ, ответственный за восьмую часть суши, ответственный за все, что здесь происходит.

Другой вопрос — роль капитала, новой российской буржуазии. Олигархии давно нет, и слава богу, но нет и предпринимательского слоя, со своими сформулированными ценностями и представлениями о развитии страны. Конечно, за последние годы российский бизнес стал более заметен в общественном пространстве, его представителей иногда слушает власть, но он по-прежнему не является общественным и тем более политическим игроком. Этот фактор объективно мешает развитию страны.

Третий вопрос (проблема) — быстрая социальная, поведенческая динамика среднего класса или, как иногда стали говорить, нового городского класса. Доходы этого слоя очень быстро росли в прошлое десятилетие, что привело к естественному увлечению потребительской стороной жизни. Экономический кризис отрезвил средний класс, потребительский ажиотаж закончился. Более или менее обеспеченные горожане стали осматриваться по сторонам и обнаружили, что кругом мало что изменилось: среда обитания их городов часто просто ужасна, а кое-где заметно ухудшилась, образование продолжает деградировать, медицина становится платной и неквалифицированной, в городских газетах нечего читать, кроме чиновничьей хроники. А где же те институты, в том числе парламенты, федеральный и региональные, политические партии, к которым следует обращаться, чтобы улучшить жизнь? Чем они заняты? Возможно, чем-то важным, но не тем, что нужно «продвинутым» горожанам.

Все три указанных здесь вопроса составляют проблему самоидентификации: кто мы, каковы наши ценности, чего мы хотим, как мы видим нашу страну? Это вопросы не только начальству, на них должны искать ответы и сами граждане. «Политика — это общение», — писал Аристотель. Пора организовывать это общение.