Деловая конъюнктура

12 декабря 2011, 00:00

Россия ускоряется; Инфляция покажет абсолютный минимум; Половину оттока капитала «сделали» банки

Индекс менеджеров по продажам (PMI), благодаря широте охвата остающийся наиболее популярным индикатором деловых настроений и ожиданий в мире, зафиксировал в ноябре ускорение подъема глобальной экономики, хотя и весьма скромное и достигнутое целиком за счет сферы услуг. Промышленный сектор остается в зоне сокращения деловой активности — объемы производства потихоньку падают четвертый месяц подряд.

На общем тусклом фоне мировой экономики сверкали два ярких пятна. Это США, где вместе с промышленным производством ускорил рост и сектор услуг, так что производство в целом увеличивалась самым быстрым темпом с марта, — и Россия, где совокупный рост услуг и торговли показал четырехмесячный максимум.

Из других стран скромное ускорение роста наблюдалось в Индии и Бразилии, а продолжалось прежним темпом в Ирландии и Великобритании. В еврозоне сокращение производства зарегистрировано в каждой из стран «большой четверки». Для Германии индекс, характеризующий выпуск промышленной продукции, был минимальным за последние 28 месяцев, а для Испании — даже за 32, хотя в целом по региону евро темы спада были чуть слабее, чем в октябре. В Японии и Китае индексы производства опустились ниже показателя 50, свидетельствуя о снижении деловой активности.

В России, если исходить из сложившегося статистического соотношения между индексом PMI и темпом прироста ВВП, замедление экономического роста, зафиксированное PMI в третьем квартале, в ноябре прекратилось. По оценке представляющего результаты обследования банка HSBC, рост ВВП, по-видимому, вернулся к своему среднему темпу за последние 12 месяцев — около 0,35% в месяц.

Тем не менее сохранение столь оживленных темпов в 2012 году все еще представляется маловероятным. Особенно если принять во внимание раскручивающуюся рецессию в еврозоне и крайне невысокие в целом показатели экономического роста в других странах мира. Значительные риски для России по-прежнему связаны с высокой зависимостью роста от расширения экспортного спроса и сохранения высоких цен на сырье. Умеренный уровень деловых ожиданий говорит о том, что бизнес разделяет этот пессимистичный взгляд.

Прогнозы роста ВВП России от МЭР и МВФ практически совпадают. Обе организации оценивают прирост ВВП в 2011 году в 4,1%. Относительно 2012 года Минэкономразвития более оптимистично — оно прогнозирует рост на 3,7%, тогда как МВФ — только на 3,5%.

Промышленное производство по итогам октября 2011 года превысило докризисный максимум июля 2008-го на 3,1%, тогда как инвестиции в основной капитал не дотягивали 7% до предкризисного максимума апреля 2008 года. Реальный розничный товарооборот превысил докризисный пик сентября 2008 года на 8,4%, тогда как превышение пиков показателями реальной заработной платы и реальных денежных доходов населения оказалось скромнее — соответственно 5,8 и 6,7%.

Суммарный внешний долг российских резидентов, включая обязательства правительства, денежных властей, банков и компаний, по итогам третьего квартала составил 519,4 млрд долларов, снизившись за квартал на 19,2 млрд.

Потребительская инфляция за 2011 год (в оценке «декабрь к декабрю прошлого года»), по-видимому, станет самой низкой в нашей новейшей (рыночной) истории — 6,2–6,3%. Хотя если брать не годовой, а просто 12-месячный отрезок, то самым низкоинфляционным по-прежнему остается период с августа 2009-го по июль 2010 года — 5,5%, а до кризиса таковым был период с апреля 2006-го по март 2007-го — 7,4%. В обоих случаях замедление инфляции отразило эффект падения цен на нефть и его влияние на себестоимость продовольствия в соответствующем сельскохозяйственном году.

Низкая инфляция нынешнего года — в основном результат засухи прошлого года, создавшей высокую базу для отсчета движения продовольственных цен (ее вклад в снижение инфляции нынешнего года — примерно 1,5 пункта). Так что в следующем году нынешний рекорд низкой инфляции, скорее всего, побит не будет. Это также результат околорецессионного состояния мировой экономики во второй половине нынешнего года, вызвавшего вторую волну торможения и даже снижения цен на продовольствие в мире. К ноябрю-декабрю она добралась и до России. В условиях весьма вялого роста глобального спроса, наложившегося на благоприятный сельскохозяйственный год, сильному росту потребительских цен взяться неоткуда.

Возможно, ниже 5–6% нам ставить целей по инфляции и не надо. Ведь в отличие от США, где свыше трети инфляции определяют ипотека и аренда жилья, у нас гораздо выше вес товаров. А цены на них сильно скачут во всем в мире (вспомним бензин, еду). При цели по инфляции порядка 2% для нас высок риск попасть в ловушку ликвидности.