Не бойтесь фотографировать в одиночку

Культура
Москва, 12.12.2011
«Эксперт» №49 (782)
В Центре фотографии имени братьев Люмьер открылась выставка Рут Оркин — одной из самых знаменитых американских фотографов послевоенного времени, снимавших Новый и Старый Свет

Некоторые из работ Рут Оркин настолько знамениты, что они уже как будто принадлежат не ей, а виртуальному собранию документов эпохи. Эпоха эта главным образом 1940-е и 1950-е годы. Поэтому поначалу кажется, что обаяние снимков заключено в приметах эпохи: автомобили, платья, шляпки, рисованая реклама и толстые сигары в зубах ньюйоркцев. И все же нет: секрет в ее взгляде, который, что бы она ни снимала, всегда ироничен.

Нью-Йорк, Нью-Йорк

Оркин приехала в Нью-Йорк в 1943 году. Начало ее карьеры — съемки в ночном клубе и детские портреты. Но скоро главным героем становится сам Нью-Йорк. Сначала она снимает в Вест-Вилледж. Затем — из окна дома на 88-й улице, куда Рут вскоре переехала. Нью-Йорк, уютный и неприбранный, праздничный и повседневный, заснеженный и залитый дождем, Нью-Йорк, по которому ветер гоняет клочья тумана, — едва ли не лучшее на выставке. Она же подметила и запечатлела одно удивительное качество обитателей этого города. Это качество — особая монументальность, скульптурное начало, склонность к выразительным позам.

Отец семейства на воскресной прогулке по набережной Гудзона поставил одну ногу на каменный бордюр, облокотился на колено подобно античным борцам и выставил сигару параллельно линии горизонта. Две дамы в одинаковых купальниках (так лучше видно, что их фигуры — это разнокалиберные варианты одной модели) развернули спины к солнцу, прочно, как умеют только памятники, утвердив крепкие ноги на деревянном настиле набережной. Полицейский, наблюдающий за толпой, замер, грациозно положив руку на кобуру. Одним словом, что ни человек, то готовая статуя. А вот и прямое доказательство этого родства: в центре одного из нью-йоркских снимков — городская скульптура, статуя обнаженной женщины. Положив руку на бедро, она гордо демонстрирует прохожим рубенсовские формы. На статую, поправляя туфлю, опирается дама. Эту даму мы видим лишь со спины, но очертания ее тела не дают усомниться в том, что перед нами — родная сестра статуи, только облаченная в цветастое, по моде 1950-х, платье. Невольно приходит в голову, что такая «повышенная скульптурность» населения — неотвратимое следствие присутствия в городе очень большой главной статуи, которая подает всем пример, словно говоря: «Сограждане! Не стойте абы как, примите какую-нибудь позу».

Дети и знаменитости

Начав с детских портретов, Оркин не оставила их и тогда, когда ее карьера пошла в гору, а ее моделями стали такие знаменитости, как Эйнштейн и Бернстайн. Тут можно сказать только одно: ее детские портреты абсолютно уникальны. В детском портрете вообще господствуют два главных настроения: глупое умиление, если перед нами пример счастливого детства, и жалостливость, если детство несчастливое. Дети, чью прелесть принято видеть в естественности и непосредственности, на портретах чаще всего выглядят жеманно и предельно неестественно. Но только не у Рут Оркин. У нее что грудные младенцы, что пятилетние, что без пяти минут подростки одинаково интересны. Серия «Маленькие картежники», где трое малышей дет

У партнеров

    «Эксперт»
    №49 (782) 12 декабря 2011
    Выборы
    Содержание:
    Тяжелый шестой созыв

    Граждане России хотят участвовать в политике — таков первый урок думских выборов. Политическая система не приспособлена для участия — урок второй. В следующие пять лет нам предстоит разрешить это противоречие

    Разное
    Экономика и финансы
    Частные инвестиции
    На улице Правды
    Реклама