ЦИК на псарне

Максим Соколов
12 декабря 2011, 00:00

При анализе того, что в конечном счете довело до нынешнего послевыборного пароксизма, должно констатировать, что много есть чудес на свете, ЦИК РФ их всех чудесней. Публика достаточно терпима, чтобы сносить как привычное зло 99,5% за ЕР в Чечне, 91,9% в Дагестане и 91,6% в Мордовии (против средних 30% с чем-то в русских областях). В реальности это крайне опасно для единства России, но, повторяем, пока что публика сносит.

Однако не довольствуясь этим, избирательная комиссия решила произвести электоральные успехи также и в Москве — 46,6%, что превышает цифры даже некоторых бабайств, а уж среднюю цифру по русским областям превышает на 10 с лишним процентов. Поскольку именно в Москве была выше всего наблюдательная активность, равно как общественная активность вообще, поскольку именно в ней массово расцвели фрондирующие общественные слои, то намерение произвести волшебства в столице можно сравнить с желанием справить большую нужду не где-то в подворотне, а прямо посередь Красной площади. Что и произвел опытный электоральный работник, творец всех лужковских избирательных волшебств (включая скандальнейшие выборы в Мосгордуму в октябре 2009 г.) и бессменный глава МГИК В. П. Горбунов. Собственно, с переназначением Горбунова в июне 2011 г. было понятно, чего ожидать. После этого случилось неизбежное: ЦИК ночью, думая попасть в овчарню, попал на псарню. Саму идею, что сегодняшняя Москва — это овчарня, можно списать лишь на умственные способности В. Е. Чурова и В. П. Горбунова. Из пословицы «Умей работать, умей и концы хоронить» они запомнили только первую часть.

На возражение: «Что привязались к избиркомовским, мало ли прочих творцов пароксизма и вообще недобросовестных чиновников?» можно ответить, что немало и даже имя им легион, однако, во-первых, и в легионе непросто найти людей, наделенных столь зловредной глупостью, а во-вторых, не следует забывать, какой функцией наделены избиркомовские. Это может прозвучать совершенно сардонически, но ex officio Чуровы и Горбуновы призваны производить легитимность власти и выдавать полноценные властные мандаты. В том числе главе российского государства. Других способов признаваемого подданными помазания на царство у нас сегодня нету. Если ввести салический закон о престолонаследии или — еще проще — внедрить традицию солдатских императоров, тогда, действительно, в ЦИК может сидеть не то что В. Е. Чуров, но даже и кобель рябый — это ни на что не повлияет и хуже заведомо не будет.

Если же есть желание оставаться в рамках не всем любезного, но все же действующего обычая выдачи мандатов, тогда репутационные вопросы не могут считаться неважными. Дело, повторимся, не в Чурове, дело в институте верховной власти. От того, что Чуров — именно ее креатура, делается еще противнее, но это не повод для того, чтобы далее жить без легитимной власти вообще. Добром такие дела не кончаются — это прямая оферта самозванцам.

Что Бог ни делает, все к лучшему, и, возможно, нынешний пароксизм как раз дает шансы на какое-то восстановление легитимности, без каковой жить довольно скучно (хотя иным, напротив, и весело). Принятие кадровых и организационных решений по системе ЦИК РФ, причем самым разумным было бы вовсе упразднение министерства выборов с передачей функций по проведению выборов в МВД или Минюст. Тщательная проверка сигналов о наиболее возмутительных и дерзких злоупотреблениях с перспективой кассации выборов по отдельным участкам и округам — если не вовсе назначение повторных. В нынешней системе Дума является таким пятым колесом в телеге, что приостановка вопроса о новом ее составе никакому течению дел особо не повредит. Легитимность дороже, и если ее восстановление потребует повторных выборов в нижнюю палату, то первейшим благополучателем окажется верховная власть. Выборы президента состоятся не на фоне сегодняшних волшебств, а на фоне наказанных злоупотреблений и оргвыводов по исправлению. Всегда полезнее иметь подлинный паспорт, нежели удостоверение, выписанное сомнительной конторой.

Отдельный вопрос — как обустраивать самое верховную власть. Пристойный мандат есть необходимое условие ее функционирования, но не всегда достаточное. Ничему формально не противоречащие опыты с тандемом внесли большой вклад даже не в делегитимацию, но просто во всевозрастающее непонимание. Продолжение этих тонких придворных игр еще и в следующей каденции может окончательно добить ситуацию даже и без помощи В. Е. Чурова. Еще есть — хотя и небольшое — время определиться. Либо нынешний первый министр идет в президенты, но уже без всяких изящных конструкций, вносящих полную сумятицу, либо реализуются слова про «нового Путина», означающие повторение 2000 г. Как тогда, безусловно, исполняя договоренности с прежним президентом и не допуская расправ, новый президент тем не менее стал править сам, так, возможно, и следует сделать в году 2012-м.

Чего делать совсем невозможно — это вовсе не видеть накопившихся напряжений и вести себя подобно русским князьям, которые решили, что погром в битве при Калке есть лишь досадное недоразумение, и провели пятнадцать лет, остававшихся до Батыя, в прежних занятиях.

При этом всякий разумный человек понимает, что отступление есть самый сложный вид боевых действий, несущий немалые риски, ибо необходимое и назревшее спрямление линии фронта (примирительная политика тож) легко может превратиться в хаотическое бегство. См. опыт М. С. Горбачева. Спрямление линии никак не предполагает раскритикованной В. В. Путиным расквашенности, наоборот — предполагает закрепление на новых позициях, для чего необходимы и воля, и выдержка, и твердость. Но на новых, действительно защищаемых позициях. Тогда как, не отступая ни на шаг, защищать нынешнюю бесподобную конструкцию — только впустую бойцов класть. Бабы новых не нарожают.